Эксперт-мониторинг событий 9-13 апреля 2018 года от АНО “Минин-центр”

Эксперты “Минин-центра” анализируют события и процессы уходящей недели, оказывавшие влияние на социально-политическую ситуацию в Нижегородской области, и имеющие долговременные тенденции.

 Федеральные события – влияние на Нижегородскую повестку

Одна из обсуждаемых в СМИ тем – санкции минфина США и их влияние на нижегородскую ситуацию.

 Казалось бы, далекие санкции американского минфина показали вовлеченность Нижегородского региона в глобальные политико-экономические процессы. В санкционном списке из 15 компаний оказалась одна нижегородская – группа “ГАЗ” (основной акционер – машиностроительный холдинг “Русские машины”, входит в “Базовый элемент”), владельцем которой является российский миллиардер Олег Дерибаска. Сегодня группа “ГАЗ” активно сотрудничает с такими европейским партнерами Volkswagen. Каковы возможные последствия американских санкций для нижегородского региона?

Эксперт “Минин-центра”, д.и.н., профессор, ННГУ им. Н.И.Лобачевского Олег Колобов: “Санкции являются серьезным инструментом влияния на другие государства. Поэтому их, во-первых, надо серьезно оценивать, воспринимать и, во-вторых, пытаться наоборот использовать для решения экономических проблем. Такой шанс у нас есть – представители крупных корпораций и власти не только на федеральном, но и на региональном уровне должны объединиться, чтобы рассмотреть санкции как проблему, а затем предпринять практические шаги, создавая “дорожную карту” по решению конкретных проблем. При этом необходимы знания международного права, экономической конъюнктуры и широкого спектра партнеров. Что касается влияния американских санкций на нашу нижегородскую ситуацию, то они связаны с представителями крупного бизнеса, и не только таких как группа “ГАЗ”, но и ВПК, а косвенно могут затронуть и другие отрасли нижегородской экономики”.

“Что должно быть? Первое. Вовлеченность Нижегородской области в глобальные экономические процессы дает возможность стать активным субъектом в поиске новых вариантов международного взаимодействия. Необходимость новых экономических связей и новых рынков сбыта не только по линии “Россия-Запад”, но и по линии “Россия-Восток” и по линии таких организаций как Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) и БРИКС. Надо работать на уровне промышленной дипломатии – экономическая игра через третьи лица, то есть нахождение возможностей действовать через партнеров в интересах России. Надо обыгрывать экономических противников завуалированными действиями, и такая практика есть”, – продолжил эксперт.

“Второе. Поддержка федерального правительства – здесь у новой областной власти есть хорошие возможности, которыми надо активно пользоваться. Третье. Необходимо серьезно заниматься программой стратегического проектирования в рамках инновационного пространства. Стратегия социально-экономического развития Нижегородской области до 2035 года, которая сегодня разрабатывается врио губернатора Никитиным, должна предусматривать варианты защиты от экономических форс-мажоров, она должна быть стратегией упреждающего развития нашего региона. При этом мы должны понимать миссию нашего региона – она уникально во всех отношениях. Это регион ВПК и высочайших технологий. Санкции заставляют работать людей в креативном режиме! И в этом их позитив”, – подытожил он.

Регионально-муниципальные события Нижегородской области

На уходящей неделе активно обсуждалась тема формирования новой структуры администрации Нижнего Новгорода. Событие касается многих муниципалитетов области в связи с законодательно обозначенным процессом перехода с двуглавой на одноглавую систему управления МСУ.

Как отмечает эксперт “Минин-центра” Игорь Соловьев, на сегодняшний момент нет официально утвержденной структуры власти областного центра – создана рабочая группа, идет обсуждение, появляется некоторая информация, которая вызывает резонанс.

“Несмотря на отсутствие официальных данных можно отметить, что на структуру администрации Нижнего Новгорода будут влиять несколько факторов. Во-первых, это переход на одноглавую систему управления, когда административная часть в лице мэра Владимира Панова будет решать задачи, ранее относимые к главе города. Поэтому объективно функционал увеличится, в нем расширятся функции публичной коммуникации и стратегического проектирования. Это может отразиться и на расширении новой структуры. Не случайно, что одна из утечек касалось вероятности увеличения количества замов мэра до семи. Много это или мало? Все понимается в сравнении. Сейчас количество замов у главы администрации пять. К примеру, в Дзержинске, население которого в три раза меньше, точно такое количество, но при этом существует еще достаточно многочисленный аппарат главы города”, – подчеркнул он.

 “Второй фактор влияния на структуру нижегородской мэрии – фактический кадровый дефицит. Вызван он отсутствием системы профессиональных лифтов в прежнее время на уровне области, востребованностью профессионалов в областном правительстве, формирование которого совпало с аналогичным процессом на уровне города, а также желание мэра Панова получить новых профессионалов с опытом работы, а не выращивать их в течение времени, которого собственно и нет. Следствие этого – функционал в новой структуре будет выстраиваться под конкретных людей, под их особенности, что в свою очередь будет приводить к смешению некоторых функций”, – считает Соловьев.

“Но во всем этом нет ничего страшного, так как структура администрации – это только инструмент. Ответственность сегодня полностью лежит на мэре Панове, и ему нужен эффективный инструмент для решения конкретных задач. Эффективность администрации лежит не в структуре, а в целеполагании, главный критерий, который сегодня – ресурсное обеспечение деятельности, а именно финансы и участие в региональных и федеральных проектах. Сейчас это может проявляться фрагментарно, но именно на это и необходимо обращать внимание при анализе формируемой структуры нижегородской мэрии”, – подытожил он.

Источник: НИА “Нижний Новгород”

Фото: НИА “Нижний Новгород”