«Строительство в Волжской пойме невозможно и, более того, опасно для людей», — главный архитектор города Горького Вадим Воронков

Воронков Вадим Васильевич«В конце 1970-х годов руководство города Горького и Горьковской области отказалось от идеи застройки Волжской поймы в Сормовском районе и в целом расширения города в северо-западном направлении, поскольку эта территория непригодна для какого-либо строительства. Район улицы Хальзовской, земля, прилежащая к Копосовской дубраве, — это закарстованная территория, то есть грунт с большим количеством подземных пустот».

Об этом в телефонном разговоре участнику Комитета защиты Волжской поймы Галине Мубаракшиной в пятницу, 25 декабря 2015 года, сообщил Почетный член Российской Академии Архитектуры и строительных наук Вадим Васильевич Воронков, который в 1961 – 1986 годах занимал должность главного архитектора города Горького, начальника Главного Архитектурно-планировочного Управления Горьковского горисполкома.

«Хальзовская – это уже подтопление. Это уже карстовые провалы. От Хальзовской на север и северо-запад – это всё территории, которые, строго говоря, непригодны для жилищного строительства».

Мы публикуем расшифровку телефонного разговора. Вот что рассказал Вадим Васильевич Воронков.

«В соответствии с разработанным и утвержденным правительством генеральным планом города, мастерская №1 Гипрогора разрабатывала проекты детальных планировок жилых районов во всех частях города, в частности, Сормовской поймы. Поскольку сормовская пойма требовала намыва (песка на берег), к ней обратились в более позднее время, когда уже начали осваивать район Мещерского озера.

Это был конец 1970-х годов. Тогда, чтобы утвердить генплан, надо было не только представить его в горисполкоме, но и утвердить в правительстве. Когда разрабатывался проект планировки территории Волжской поймы в Сормове, я был начальником главного архитектурно-планировочного управления горисполкома – главным архитектором города. У меня власть была колоссальная.

Мы знали, что вся пойма – 72-я, 73-я отметка — будет затоплена паводком на три-четыре метра. Поэтому прежде, чем делать проект, надо было решить, как защитить (эту территорию): создать дамбу, которая бы защищала от паводка на Волге, и строиться на существующих отметках или сделать намыв, чтобы, какая бы Волга высокая ни была, она (территорию застройки) не достала бы. Оба варианта были разработаны, но, в конце концов, остановились на том, чтобы делать сплошной намыв и избежать опасности прорыва (дамбы) с последующим подтоплением.

Всегда прежде, чем проектировать территорию, я осматривал её и с воздуха, и по земле ходил, и просил геологию «пощупать» внизу. Поэтому я сначала поехал в аэроотряд. Мне там самолёт давали бесплатно: они понимали важность (моей работы), я не себе делал. Я посадил в самолет и своих работников, и бригаду Гипрогора – и мы полетели. 400 метров, опустились до 50 метров: каждую деталь и в целом, и по частям рассматривали. И я сразу обратил внимание на (одну вещь). В пойме круглые озера. Это карстовые провалы. Будучи в Дзержинске, я был очень хорошо знаком с таким явлением, как карсты. Поэтому я сразу понял, что вижу карст.

После того, как мы все это проговорили, я поручил Средне-волжской геологоразведочной экспедиции (ныне — Волгагеология) провести бурение в нескольких характерных местах. Они всё это очень добросовестно сделали и говорят: «Весь район абсолютно закарстован. Бур проходит грунт на три-четыре метра вниз – а потом пустота на три, а то и шесть метров. А потом снова грунт». По всем градостроительным категориям эта земля непригодна к жилищному строительству и вообще строительству.

Когда мы всё это доложили руководству города и области, они с нами согласились. Тогда «Борская пойма» и все эти дела никак не звучали (потом уже они стали самостоятельными темами защиты природной среды). Тогда сказали: «Ну, оставьте её, пусть это будет зелёная зона». Всё. И мы до конца проект не довели. На этом (разговор) был окончен. Мы от развития города в северо-западном направлении отказались, потому что здесь сплошные карсты и ещё к тому же никак не менее 4-м намыв.

Кроме того, штаб Гражданской обороны дал нам данные, что при прорыве дамбы Горьковского водохранилища паводок в районе Горького будет на 79-ой отметке. А сейчас она 63-я. Представляете: вал 16 метров обрушится на город? А (в Сормове) он будет ещё выше, потому что там ещё ближе к водохранилищу. Поэтому там бы пришлось защищаться с отметкой «80». Отметку «80 м» мы приняли при застройке «Мещерского озера». Оно надёжно защищено. Но там (в Сормове) на это не пошли.

Сведения, которыми я располагаю по геологическим, гидрогеологическим условиям и по водохранилищу, — строительство однозначно невозможно. Поэтому мы начали застраивать город в северо-восточном направлении: 3-й, 4-й, 9-й микрорайоны, ЗКПД-4 – в ту сторону стали развивать район. Это была работа Гипрогора и нашего управления, Главного архитектурно-планировочного управления города, руководства города и области (все были участниками этого решения). Для того, чтобы северо-восточный район застраивать, мы там построили канал на речку Чёрную, чтобы изменить уровень грунтовых вод. Потому что он в районе заводе №4 и микрорайонов 5, 6 (был высокий).

У меня, к сожалению, нет перед глазами карты, но Хальзовская – это уже подтопление. Это уже карстовые провалы. От Хальзовской на север и северо-запад – это всё территории, которые, строго говоря, непригодны для жилищного строительства. Другое дело – на эту территорию полезть могут. Но потом это могут быть очень большие последствия, когда проваливаются целые дома. Вы не видели, а я это видел. На провале я был не раз. Мы спасали людей. Это очень страшно. Так было в Дзержинске.

В районе Копосовской дубравы – это уже карст, это пойменная территория. Не надо её поднимать, защищать. Надо дать ей жить по-прежнему, в своём естественном состоянии».

СПРАВКА. Воронков Вадим Васильевич. Родился 31 октября 1925 года. Профессор Нижегородского государственного архитектурно-строительного университета, заслуженный архитектор РСФСР. С 1961 по 1986 г. – начальник Главного Архитектурно-планировочного Управления Горьковского горисполкома, главный архитектор города. Лауреат премии Совета Министров СССР, премии города Нижнего Новгорода. Почетный член Российской Академии Архитектуры и строительных наук. Избирался депутатом городского Совета народных депутатов нескольких созывов. Награжден орденом «Знак Почета», медалями. Звание «Почетный гражданин города Нижнего Новгорода» присвоено постановлением Городской Думы города Нижнего Новгорода от 19 июня 2001 года № 31.

Фото с сайта zercalo.org, nr-gazeta.ru.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.