Навстречу 100-летию российского Союза журналистов: неприкрытая открытость

“Журналист” – написали себе в анкетах Владимир Ленин и Лев Троцкий 13 ноября 1918 года на первом съезде советских журналистов. На съезде произошло важное для страны событие:  была создана профессиональная независимая общественная организация работников средств массовой информации – “Российский союз советских журналистов”. Среди первых членов Союза так же числились Николай Бухарин, Надежда Крупская, Анатолий Луначарский, Сергей Есенин. Об этом сообщается на сайте Союза журналистов России, который собирается торжественно отмечать свое 100-летие.

А у нас есть повод не только выпить за славную 100-летнюю историю организации, но и посмотреть на то, во что трансформировалась коммуникация власти и общества через СМИ в новых реалиях нижегородской политики. 

Для начала небольшой калейдоскоп.

  1. На минувшей неделе администрация Нижнего Новгорода объявила тендер на модернизацию своего официального сайта на 1,8 млн рублей.
  2. Глава Нижнего Новгорода Владимир Панов объявил, что завершит “порайонный” цикл встреч с нижегородцами встречей с жителями главного района – Нижегородского (разговор ожидается интересный).
  3. Губернатор Нижегородской областиГлеб Никитинподписал распоряжение о создании рабочей группы по вопросу освоения территории волжской поймы в Сормовском районе, куда включены общественные организации.
  4. А ГУ МВД области высказало желание видеть больше стараний СМИ в плане укрепления положительного имиджа полицейских.

Кажется, что все эти факты – показатели действий власти по усилению открытости для граждан, её стремления к прозрачности. Однако граждане получают картину через СМИ и социальные сети. И на деле суперсовременный официальный сайт существует параллельно с  регламентированием и формализованностью получения прессой информации от органов госвласти и муниципалитетов.

Конечно, никто не ждал, что новый глава города с плеча разрубит ту, уже ставшую монолитной и нерушимой, систему взаимодействия СМИ и администрации. Тем более не станут ее рушить в доме правительства. Это же касается и органов законодательной власти.

Много лет шёл этот постперестроечный путь налаживания коммуникации. Ведь, когда появились частные коммерческие СМИ, их редактора уже не были “своими” номенклатурными работниками и членами партбюро и не собирались делать первые полосы агитационно-пропагандистскими бюллетенями. В мир СМИ пришла свобода. Казалось, что навсегда.

Ты помнишь, как все начиналось?..

Борис Немцов и пресса. Фото: runews24.ru

Нижегородская область вообще завоевала славу “края непуганых журналистов” с легкой руки создателя атмосферы открытости и доверия – губернатора Бориса Немцова.

Сегодня трудно представить, что журналисты спокойно могли прийти всего лишь по редакционному удостоверению к нужному лицу в правительстве и, дождавшись в приемной, добиться комментария. Для кого-то из чиновников было трудно перестроиться на “западный” (как тогда казалось) стиль общения с прессой, кто-то легко вошел в зону комфорта, иногда пытаясь конвертировать комплиментарные отношения в “соломку” от критики. Но последнее было скорее простодушной верой в советское “свои люди”, чем выработанным принципом системы. Как институциональная вещь система элитарно-подавляющего административного управления тогда еще не проклюнулась из яйца. Хотя, возможно, это было яйцо динозавра, сохранившее принципы советских методов.

Расслабившиеся журналисты и не заметили, как с уходом Немцова из Нижегородской области мало-помалу везде и во всем на пути прямого контакта с органами власти встали паутины жестко регламентированных аккредитаций, “подходов”, официальных ответов письмами (даже бумажными!). Менялась страна, менялось общество, наступили другие времена. Новые жесткие регламенты и ограничения чиновники предпочитали называть “системностью в работе”.

С одной стороны, в официальном ответе нет ничего плохого: выверенная, точная информация. Но, как говорится, мы-то с вами понимаем, что это не только точность, но и уловка, чтобы уйти от прямых и жестких вопросов. А еще – удаление от непосредственного потребителя информации – населения, для которого и работают СМИ.

Что касается аккредитации, то она корёжит саму суть свободы получения информации, прописанную в Конституции РФ. Но все мы: и СМИ, и граждане  – с этим все как-то постепенно смирились.

Пресс-подход нижегородского губернатора Валерия Шанцева. Фото: НИА-Нижний Новгород

 

Ну, а так называемые “подходы к прессе” – это попросту завуалированное унижение, смысл которого “мы делаем великие дела, у нас нет времени, и нам плевать, что у вас конкуренция, и вас не устраивают ответы всем сразу”.  Собственно, тот же месседж о сакральности государственных дел, избранности и таинстве коридоров и кабинетов пронизывает всю нынешнюю систему коммуникационных отношений власти и СМИ.

Итог достигнут: за 20 лет стороны поменялись местами. Если раньше чиновники боялись журналистов, то теперь стало наоборот. Но с одним моментом: этот пиетет перед властью у СМИ не стал и не мог стать настоящим: под ним либо материальная заинтересованность, либо вражда. Причем это не та вражда, которая должна быть в основе журналисткой профессии – критика и оппозиция – это скрытая злость за все эти запреты и препоны.

Но главный плохой итог: чиновники в пылу борьбы за свое право диктовать, как писать и что писать, стали забывать, что борются они не с “противными журналюгами”, а с теми, на чье благо должны честно и открыто работать, с гражданами. Отвечая на запрос о коррупционной составляющей такого-то процесса “водой”, да еще через энное количество времени, ведомство попросту шлет на три буквы именно граждан, говоря тем самым: “не ваше дело”.

С транспарантами о транспарентности

И новый глава администрации Нижнего Новгорода Владимир Панов, и новый губернатор Глеб Никитин с приходом к власти заявляли о транспарентности, «о готовности соблюдать принцип открытости в своей работе» .

Владимир Панов. Фото: Время-Н.

Надо заметить, что эта установка: слышать людей, в том числе СМИ и соцсети – была реперной точкой и знаменем в кампании каждого за свои кресла. Этот реально появившийся, невиданный с 2005 года, со времени Валерия Шанцева, тренд на “интерес к мнению общества”, конечно, попал под скепсис части активного общества, в том числе журналистов. Но даже от бессменных оппозиционных лидеров, как, например, правозащитник Станислав Дмитриевский, прозвучал призыв “давайте ковать железо, пока горячо, давайте использовать момент”. Под таким лозунгом одержаны были несколько побед градозащитников, в первую очередь в части сохранения деревянной застройки. С успехом и почти блестяще прошел фестиваль по сохранению исторической среды и деревянных домов в ней “Том Сойер Фест”. На фоне того, как варварски обошлись с результатом большого и бережного труда волонтеров по реставрации старинных домов в Калуге, в Нижнем Новгороде муниципалитет показал другое, гуманное отношение.

Вторым показательным случаем стала тема благоустройства сквера 1905 года. Глава города, как известно, пошел навстречу жителям и приостановил спорную реконструкцию.

И вот тут неожиданно оказалось, что выстроенные прежними аппаратами области и города по общефедеральным калькам  командные системы коммуникации с обществом, вступают в противоречие с этой демократической установкой на “слушать”. Ясно, что и командная форма, и установка на “слушать” идут сверху, и федеральному центру, администрации президента, приходится выбирать меньшее из зол: либо рост протестного настроения, либо игра в “слушать”. И с этой повесткой новому губернатору Глебу Никитину и поставлена была задача “выиграть выборы”.

“Мы будем открыты” – прозвучал месседж от новой власти, но все наследие в виде регламентов, аккредитаций, “подходов” к прессе, позорных техзаданий для СМИ, и, конечно, госзаказов на освещение своей деятельности (разумеется, в положительном ключе) остаются.

Вы скажете, кто платит, тот и заказывает музыку? Но “музыку заказывают” не обитатели кремля, а налогоплательщики. Средства на информационное обеспечение граждан (финансирование государственных и муниципальных СМИ, оплата госзаказов через тендеры и пр. информационные услуги) собираются из налогов. Это не личные сбережения губернатора, правительства, мэрии или депутатов. Граждане имеют право на информацию, как позитивную, так и критическую, они – конечные бенефициары своих отчислений. Поэтому никакого обязательства петь дифирамбы, получая по конкурсу через посредников  в лице органов власти финансирование из бюджета, у СМИ нет, это не деньги чиновников.

Разумеется, эта простая логика и справедливость разбиваются о суровые экономические реалии нашего настоящего. Потому что в случае критики СМИ не получит средств под предлогом, что нужно-де на ремонт школ. И в условиях нищенских бюджетов никто не захочет “отнимать у детей”. Поменять это въевшееся представление, что бюджет – некая имманентная сущность белого или серого дома, вряд ли кто сможет в ближайшее время.

Поддавки и декорации

Далее. Планы администрации Нижнего модернизировать официальный сайт за 1,8 млн рублей – не единственный, вызывающий вопросы, факт.

28 июня администрация Нижнего Новгорода разослала всем СМИ пресс-релиз о том, что жители могут высказывать свои предложения по формированию маршрутной сети города. Были указаны электронные адреса, куда отсылать предложения. Как стало известно редакции “Нижний Сейчас”, жительница Автозаводского района Елена Воробьева отправила свои предложения по маршрутам (скрин имеется в редакции). Из администрации района ей пришел ответ:  извините, мы этим не занимаемся.


Зачем же был объявлен этот “сбор народных мнений”? Очевидно, во исполнение той же установки на “слушать народ”, но, похоже, лишь для “галочки”. Получается имитация бурной деятельности, да еще и с расчетом – авось, никто не напишет. Это лишь один пример фальшивого коммуницирования. Мы, безусловно, желаем мэрии справиться с поставленной задачей и в итоге изменить эти окостеневшие слои чиновно-бюрократического равнодушия. Однако и к нему у ведущих журналистов все же есть претензии. К примеру, заместитель главного редактора по информационным полосам газеты “Коммерсантъ” Роман Кряжев, отвечая на вопрос об открытости пресс-служб органов власти разного уровня и обеих ветвей, ответил, что

Владимир Панов, по его мнению, “более других закрыт, несмотря на его риторику о транспарентности”.

Ну, а губернатор позавчера прямо-таки послал “горячий привет” от Шанцева. Глеб Никитин подписал распоряжение о создании рабочей группы по вопросу освоения территории волжской поймы в Сормовском районе. Мы указали в подзаголовке, что он включил общественные организации. Да, включил. Но вот что по этому поводу сказала одному из новостных электронных ресурсов член Комитета защиты Волжской поймы градозащитница Мария Попова:  «Эта группа не по сохранению, а по освоению поймы. Строительный блок, в силу человеко-голосов, победит экологов. Из 17 человек только четверо представляют экологическое направление! […] Теперь вопрос: а для кого (для чего) Никитин формировал группу по освоению поймы в таком составе? Формально, чтобы показать демократичность? Типа общественников услышали, в состав рабочей группы включили, а уж что нарешает эта группа, так это будет вопрос не к первому лицу, а к членам рабочей группы».

Осадочек, как говорится, может остаться.

А еще мы процитировали в начале текста сетование полицейского главка о том, что надо бы журналистам позитивнее писать о полицейских. Вот тут большинство СМИ скажут, что рады бы доносить до общества «положительный облик» нижегородских правоохранительных органов, но никто так этому не мешает и облик этот не портит, как сами органы. И если появляются факты о коррупции в правоохранительных органах, транспарентность означает готовность перед обществом признать их и рассказать, что сделано и кто понес ответственность, а не замазывать белилами в виде историй о хороших и добрых полицейских. Мы не сомневаемся, что они существуют, и в силовых и судебных органах гораздо больше порядочных людей, чем не порядочных. Но СМИ должны говорить и рассказывать людям не только о позитивных примерах – иначе с негативными будет и не справиться.

Кстати, в аппарате Городской думы спят и видят, как бы ужесточить для прессы правила работы. А коллектив газеты “Нижегородский рабочий” (газеты с 85-летней историей, которую закрыли недавно), так и не смог официальным путем записаться к главе области на прием. Вот такие “звоночки”.

Валентина Бузмакова (фото из личного архива)

– Я уже говорила, что губернатор Никитин – наемный менеджер, область – это его проект, – напоминает политический обозреватель Валентина Бузмакова. – И открытость, о которой заявлено, пока напоминает имитацию. Новый мэр – он что-то пробует. Но они – люди системы. Они либо принимают ее условия, либо не принимают – и тогда она их отторгнет. Но мы в этой ситуации можем извлекать пользу, мы можем их использовать, в свою очередь, чтобы проблемы города и области решались… У региональных журналистов сейчас нет запроса на поиск, на достоверность, на обучение. Все, кто работают в политических проектах – они уже в системе, она их уже приняла.

 

Резюме

На сегодня практически все административные органы правительства региона  и Нижнего Новгорода предоставляют комментарии только по запросам. Такого, чтобы секретарь соединила вас с руководителем – никто давно уже не помнит. По-прежнему (видимо, это въелось в коридорах) ответственные за связи с общественностью у губернатора могут попросить не спрашивать чего-то неприятного.

Нынешнее медийное поле требует от СМИ терпения и гибкости.

«О том, что им не нравится, они затягивают с ответами, либо даже не отвечают, – говорит главный редактор сайта NN.ru Роман Фильцов. – Но я их (пресс-службы – прим. «Нижний Сейчас») не демонизирую. Они ведь и помогают часто. Проблема бывает, когда негатив касается первого лица. В целом, через пресс-службы удобнее: отправил запрос в область, а не ищешь это в минэкологии, например. Если нужно получить какую-то схему или документ. А вот если необходим именно комментарий, узнать позицию, тут сложно, тут лучше без пресс-службы попытаться»

Таким образом, и сама система коммуникации власти с обществом чрезвычайно закондовела и забронзовела, и попытка новых нижегородских руководителей ее разрушить пока заставляет сомневаться, что это не сублимация.

Что же хуже: прежнее командно дозированное информирование народа, или нынешнее, мягко дозированное (по поговорке «мягко стелет, жёстко спать»), – еще неизвестно.

Приподоткрыты

В 2015 году (более поздних исследований не проводилось или не публиковалось) агентство WORLD JUSTICE PROJECT опубликовало  индекс открытости правительства в странах мира. Россия оказалась, согласно исследованию, на 67-м месте из 102 стран. После Гондураса (ну, куда мы без него) и перед Таиландом. На последнем месте Зимбабве, на первом Швеция. Рейтинг оценивался по следующим критериям: уровень информированности общества о деятельности государственных органов; уровень доступа граждан и организаций к информации о деятельности государственных органов; уровень гражданского участия в процессах принятия общественно значимых решений; возможности практической реализации гражданами своих прав, включая механизмы рассмотрения обращений и жалоб и реакцию на такие обращения.

На днях официальный сайт Федерального казначейства России оценил информационную открытость государственных и муниципальных учреждений. Из 87 регионов Нижегородская область попала на “приличное” 26-е место.

Речь, правда, идет об учреждениях, но сюда не входят непосредственно администрация города и области и законодательные органы. Результат может считаться неплохим, однако для крупного региона с областным центром, миллионником, показатели могли быть и лучше.

Но между тем…
Путь к открытому, честному и равному сотрудничеству власти и СМИ не может быть однобоко перекошенным только в защиту журналистских прав.

Вчера, 25 октября, в преддверии 100-летия Союза журналистов в Санкт-Петербурге  состоялся дискуссионный клуб на тему “Защита прав журналистов и профессиональная журналистская этика”.  Во встрече приняли участие президент международной Организации новостных омбудсменов и редакторов стандартов Бьярне Шиллинг (Дания) и председатель Союза журналистов РФ Владимир Соловьёв (не путать с телеведущим Владимиром Соловьёвым).

Дискуссионный клуб СЖР. Фото: www.ruj.ru

Бьярне Шиллинг рассказал о том, что является “новостным омбудсменом” в крупнейшей утренней газете Дании “Politiken”. Его задачей является исправлений ошибок журналистов на основе жалоб читателей: как мелких, так и серьёзных, когда какой-то организации  незаслуженно (и это расследуется и доказывается) нанесен серьезный имиджевый урон.

В мире существует Ассоциации новостных омбудсменов. В ней сейчас 50 человек из 25-ти стран, но Россия пока не представлена.

В свою очередь, председатель Союза журналистов РФ Владимир Соловьёв рассказал, что в России подобной деятельностью занимается комиссия по жалобам на прессу, которая “работает как настоящий этический суд”.

В ближайшее время, по его словам, Союз Журналистов России намерен на ближайшей сессии ассамблеи ООН выйти с предложением по созданию обширного документа –  декларации о правах журналистов.

А еще есть предложение пересмотреть и доработать кодекс журналистской этики в России. Этому документу 20 лет и нынешние информационные каналы, к примеру, Телеграм-канал, Ютуб-канал, уже требуют, по его мнению, новых подходов.

Надо только заметить, что эти инициативы затрагивают уже куда более широкую сферу общества и должны обсуждаться не только в линейке отношений “СМИ – власть”.  Попытки систематизировать и регламентировать мессенджеры и Ютуб имеют все шансы стать провальными. И всегда будут отставать на шаг. Что не исключает попыток задавать тренд на честный и объективный контент.

Главное фото – сайт www.ruj.ru

Добавить комментарий