МИЛЛИАРДЫ – В НЕБО?

Нижний Новгород активно участвует во всероссийском конкурсе “Великие имена России”. Его итоги подведут 30 ноября и 47 аэропортов, включая нижегородский, будут переименованы в честь выдающихся соотечественников. Благая идея. Но вот как она воплощается и сколько будет стоить?

Проект, что называется, лежал на поверхности. Увековечивание имени великого земляка на таком знаковом объекте действительно привлечет внимание не только туристов, но даже и сограждан, заставляя лучше и глубже интересоваться своей историей. Обсуждение имени, споры – это уже повод лишний раз открыть Энциклопедию. Да и учредители конкурса – организации, которые пользуются заслуженным уважением. Как следует из Положения общенационального конкурса “Великие имена России”, он “инициирован Обществом русской словесности, Русским географическим обществом, Российским историческим обществом, Российским военно-историческим обществом. Оператором Конкурса выступает Общественная палата Российской Федерации, которая формирует Организационный комитет, разрабатывает правила и порядок, определяет сроки и результаты проведения Конкурса… Обеспечение деятельности Конкурса осуществляет одна из крупнейших волонтерских организаций Российской Федерации Общероссийское общественное движение “Волонтеры Победы”. В общем, ясно, что проектом занимаются люди, для которых любовь к истории и патриотизм – не пустой звук.

Кроме того, сам формат народного голосования – формат привлекательный, делающий власть ближе к народу, простите за пафос. Но мы действительно с азартом следили и за выбором нового дизайна банкнот, и за выбором нового названия нижегородского футбольного клуба.

Социальная реклама конкурса. Фото “Нижний сейчас”.

Кстати, собственно, сбор мнений нижегородцев организован тоже добросовестно. Все видели наводнившие Нижний плакаты, агитирующие голосовать за топ-10 наших знаменитых земляков? Автор материала не поленился набрать номер 411-88-54, указанный в этой социальной рекламе. Поначалу номер был занят, но через несколько минут трубку снял архи-вежливый и внимательный молодой человек, представившийся Денисом Геннадьевичем. Молодой человек сообщил, что данный номер телефона принадлежит Общественной палате Нижегородской области. Мой вариант имени для аэропорта записал, а также попросил оставить мой контактный номер телефона. “Просто к вам могут обратиться наши волонтеры и телевизионная съемочная группа – для того, чтобы вы аргументировали свой выбор”, – сообщил Денис Геннадьевич. Он также уделил несколько минут, чтобы поговорить о самом проекте, сообщил, что ожидает ответа от Общественной палаты РФ по электронной версии голосования, которая будет показывать, сколько процентов набирает то или иное имя. В общем, послевкусие от общения осталось самое приятное.

С горчинкой оказались последующие попытки выяснить бюджетирование данного конкурса.

ЧУДО-ОПЕРАТИВНОСТЬ

Есть поговорка, что если хотите есть колбасу, вам не надо знать, как она делается. Именно её автор этих строк вспомнил в ходе исследования темы. На первый взгляд – всё понятно, прозрачно и открыто. Сайт конкурса  в свободном доступе, общественность участвует в обсуждении. Что не так?

Да почти всё. Такое ощущение, что некоторые, весьма важные аспекты конкурса являются государственной тайной, за разглашение которой следует быстрая, неотвратимая и жестокая кара. Так, в течение суток никто не ответил по нижегородским телефонам двух из пяти организаторов конкурса: Российского исторического общества и Русского географического общества. Пресс-служба УК «Аэропорты регионов», в которую входит Международный аэропорт «Стригино», отвечает только на электронные письма в течение двух недель (нигде на сайте компании нет этих ограничений, и про это удалось узнать, только переговорив с диспетчером (!) на телефоне компании). На момент написания статьи прошло больше недели – ни ответа, ни привета. Даже подтверждения, что письмо получено и находится в работе – нет. В Департаменте стратегических коммуникаций аэропорта «Стригино» комментариев не дают, но из телефонного разговора стало понятно, что в компании сами не знают, во сколько им обойдётся переименование и, в общем-то, мало заинтересованы в итогах конкурса.

Отреагировала оперативно только пресс-служба Русского военно–исторического общества, правда, прислав стандартный пресс-релиз, а не ответы на поставленные вопросы.

Сложилось убеждение, что за громкими фразами и парадным фасадом царят неразбериха и дезорганизация.

КТО И СКОЛЬКО ЗАПЛАТИТ?

Есть поговорка:  «Когда не понимаешь, в чём дело – дело в деньгах». Мы решили выяснить, сколько будет стоить переименование в Нижнем Новгороде и в масштабе страны. С учётом того, что «Аэропорты регионов» отмолчались, мы посчитали приблизительные затраты сами.

Применили при этом метод аналогии – он весьма распространён при оценке бизнесов.

Игорь Гаврилов. Фото из личного архива.

Во-первых, переименование потребует смены двух крышных конструкций (выходящую на лётное поле и на приаэропортную площадь) и замены навигации внутри аэропорта. Последнюю операцию Игорь Гаврилов, директор рекламно-производственной компании «Лига-Люкс» оценил в 0,5 млн рублей. С крышной конструкцией сложнее – непонятно, какое название победит в итоге, какой высоты будут буквы. Однако Гаврилов сообщил, что изготовление и монтаж крышной конструкции для российского ритейлера обошёлся в 1,5 млн рублей. Буквы были высотой 700 мм, при увеличении размера стоимость возрастает в квадрате, говорит Гаврилов. Дальше – больше. Есть ещё масса неочевидных затрат, в общем, минимальная сумма – 10 млн рублей на 1 аэропорт. Умножаем на 47 участников – 0,47 млрд рублей, по самым скромным оценкам. На смену вывесок по всей стране.

Госбюджет деньги не выделяет, значит, компании, обслуживающие аэропорты, должны будут “вынуть” деньги из оборота. Наверняка расходы будут компенсированы удорожанием аренды внутри аэропортов и стоимости обслуживания авиакомпаний, что в итоге вынет из карманов пассажиров дополнительные деньги.

Есть ещё один аспект – технологическая сложность работ по смене крышной конструкции. “Конструкция крышной установки отличается большим весом, высокой технической сложностью, устойчивостью к большим ветровым нагрузкам и наличием специальных систем энергопитания. Крышная конструкция чаще всего представляет собой объемные световые буквы, баннерное полотно или световой короб на металлическом каркасе, которые должны надёжно крепиться к поверхности крыши. Высота крышной конструкции обычно составляет 1–5 метров (большая высота чревата парусностью). Длина зависит от содержания рекламы и возможностей заказчика”, – говорит Александр Назайкин,  доктор филологических наук, доцент факультета журналистики МГУ им. Ломоносова. Назайкин учился рекламе в Болгарии, Венгрии, Польше и США. Прошёл путь от рекламного агента до директора по рекламе крупнейшего в стране медиа-холдинга и генерального директора рекламного агентства. Неоднократный победитель европейских рекламных конкурсов.

Гаврилов замечает, что крыша рассчитана на определённую нагрузку, превысив которую, можно получить дефекты и, например, протекание крыши… Дорого. Муторно.

Во-вторых, нужна рекламная кампания по продвижению новых названий – в первую очередь, для зарубежной аудитории. Хоть стенд-то какой-то про великого земляка должен появиться на территории аэропорта, не так ли? В указателях, в правилах, развешанных по залам и коридорам воздушных наших ворот?

В-третьих, и это самый загадочный момент в данной истории, новое название должно как-то закрепиться, что называется, “на письме”. Татьяна Павленко, руководитель аппарата Общественной палаты Нижегородской области, говорит, что никакого переименования аэропорта в многочисленной документации многочисленных ведомств Конкурс не предусматривает:

“Конечно, это был первый вопрос, который возник и у меня, как только стало известно о данной инициативе, – рассказывает Татьяна Павловна. – Однако коллеги из федеральной Общественной палаты заверили, что затрат на новое название потребует только смена главной вывески в аэропорту”.

Однако – явно лукавит государственная машина. Снова мы видим не всю дорожную карту проекта. Ведь инициаторы Конкурса из федерального центра не могут не отдавать себе отчет в том, что со временем новоприобретенный бренд потребует: а) обновления программного обеспечения, например, билетных сервисов; б) смены сувенирной символики; в) перевыпуска туристических путеводителей, презентационных материалов региона; г) ваш вариант – уверен, он даже не один.

Туристические путеводители тоже потребуют изменений. Фото с сайта tourismnn.ru

Иначе – какой смысл во всем происходящем? Что это за игрища с сознанием граждан – без конечной визуализированной цели?

И тогда получается пусть не в ближайшей, пусть в чуть отодвинутой перспективе ИТОГО данного проекта выливается в околомиллиардную сумму.

И больше всего в финансовом вопросе повезло тем городам, которые уже носят имена великих земляков. Их перечисляют на официальной странице конкурса: “В качестве имен – претендентов для названия аэропортов не могут рассматриваться имена, которые уже носят аэропорты в субъектах Российской Федерации: Ростов-на-Дону (Матвей Платов), Саратов (Юрий Гагарин), Кемерово (Алексей Леонов), Магас (С.С. Осканов), Махачкала (Амет-Хана Султан), Барнаул (Герман Титов), Ульяновск (Н.М. Карамзин)”.

В общем, благая идея оказалась крайне непроработанной и непродуманной, без «дорожной карты» и понимания всех аспектов воплощения. С другой стороны, если такая неразбериха царит на федеральном проекте, стоит ли удивляться, что в Нижнем Новгороде в течение нескольких лет так и не определились с названием площади Лядова или с наличием в городе улицы Евстигнеева.

(Главное фото – с сайта нижегородского аэропорта “Стригино”).

ЕСТЬ МНЕНИЕ

Не все согласны с самой идеей конкурса. В социальных сетях кипит обсуждение этой концепции. В качестве аргументов приводят и зарубежный опыт. В США аэропорты, которые ныне носят имена известных людей, раньше назывались в честь других известных людей. А аэропорты целого рядка городов, например Далласа – тёзки пунктов назначения. Полное наименование парижского аэропорта имени Шарля де Голля – «Руаси-Шарль де Голль», где первое слово является географической привязкой к деревушке, в которой расположен объект. Второй аэропорт, Орли, вообще назван по месту нахождения, без имени великого человека. Аэропорты Франкфурта-на-Майне, Амстердама не имеют второго имени. И так далее.

Тем не менее, например, политтехнолог, трабл-шутер Максим Сучков поддерживает новшество:

Максим Сучков. Фото из личного архива.

“Насколько мне известно, переименование аэропортов в мире – дело довольно обычное. Не понимаю, почему такая истерика? Делается это всегда по одной причине – для лучшей узнаваемости, чтобы новое имя создавало новый траффик, привлекало новых пассажиров, инвестиции, открывало новые возможности. Выгоду Нижнему переименование принести может.  Важный вопрос – в кого переименовывать? Лично для меня ответ очевиден, но есть ли порох у нижегородского истеблишмента ТАКОЕ сделать? Фаворитов несколько. Горький – безусловно, красиво! Минин – отлично и патриотично! Чкалов – неплохо. Но самый крутой с коммерческой, политической и прочих точек зрения вариант звучит так – “Аэропорт имени Бориса Немцова”. Сам я Немцова видел ровно четыре раза в жизни, на излёте его карьеры и, честно скажу, не был от него в восторге. Но у этого варианта есть несколько сильных козырей. Вот, например, политический: “вы там, на чужбине, улицы его именем называете, а мы – целый аэропорт”. Ну, а если вспомнить об экономических целях переименований, то с именем Немцова у нижегородского аэропорта намного больше шансов стать узнаваемым в мире, стать по-настоящему международным”.

Добавить комментарий