Юрий Лебедев: «Если бы что-то всплыло, меня бы, конечно, прижали»

Это продолжение беседы с экс-мэром Нижнего Новгорода Юрием Лебедевым. Напомню: интервью строится по принципу блоков программы новостей: политика, экономика, погода в доме. И, как водится, рекламные паузы.
Первый блок – политический – читайте здесь.

лебедев2Справка «НС»:

Юрий Лебедев работал главой администрации Шахунского района (1990-1994), вице-губернатором Нижегородской области (1994-1997), представителем президента России по Нижегородской области (1997-1998), и  мэром Нижнего Новгорода (1998-2002).

После поражения на выборах 2002 года ушел в гостиничный бизнес.

– Юрий Исакович, что так «зацепило» в гостиничном бизнесе, что решили в нем остаться?
– От добра добра не ищут. Я почувствовал, что у меня получается, что я кое-что понимаю в этом деле – зачем мне лезть в новый бизнес и все начинать заново?

– Давайте хотя бы схематично вспомним историю с гостиницей «Нижегородская». Когда пять лет назад ее делили, процесс был очень скандальным, вплоть до уголовных дел…
– У меня и моей семьи было больше 80% голосующих акций. Рейдерская компания, увидев это, решила захватить гостиницу. В то время такие процессы были не редкостью и не только в гостиничном бизнесе. Ко мне приехали ребята:
– Давайте мы вас купим за смешную сумму, в противном случае – проблемы и уголовные дела.
Я ответил примерно так, как иногда отвечал Боря Немцов:
– Может быть, я с виду идиот, но так-то я парень ничего, соображаю.
– Ну, тогда будут проблемы.
И они действительно создали проблемы, было заведено пять уголовных дел, и два года все это длилось. В результате все дела были закрыты по представлениям, которые писала мой адвокат Татьяна Павловна Козырева.
Позже ко мне обратились представители компании «Магма», мы с ними вели переговоры месяцев пять и в конечном итоге вышли на сумму, которая устроила и меня, и их. И я продал «Нижегородскую».

– Вы еще и с бывшей супругой эту гостиницу делили…
– Вера Викторовна получила все, что у нас было записано в договоре по разделу имущества. И я внакладе не остался.

– Почему решили взяться за строительство новой гостиницы, а не попытались, например, взять для реконструкции «Волжский откос» – стоит под зеленой сеткой и вид с реки на город портит, тоска смотреть…
– Для того, чтобы получить эту гостиницу в собственность или в долгосрочную аренду, я думаю, надо быть достаточно близким к власти.

– То есть, вы вообще на нее не заморачивались?
– Нет. Я себя очень хорошо чувствую, потому что ни от кого не зависим в ведении бизнеса. У меня нет компаньонов, я один. Какую гостиницу придумал, какой ее вижу – такую и строю. Приезжали из одной московской фирмы, которая занимается окологостиничным бизнесом, директор посмотрел (а мы с ним давно знакомы, лет 15) и сделал мне комплимент, сказав, что использование площадей задумано крайне эффективно.

– Этажность какая?
– Три этажа, три звезды. Мы все нормы соблюдаем, все делаем, как положено по закону. Дом, который здесь стоял, снесли, реконструировать его было уже нельзя, но он – не памятник, так что, мы ничего не нарушили. Я, кстати, за этим домом довольно долго охотился…

– Расскажите про охоту. С кем бодались?
– Ни с кем не бодался, но получил не сразу. Дом был в частной собственности. Когда я его увидел, пришел и говорю: хочу купить. Мне наемный директор сказал – пожалуйста, начали договариваться по цене. И вдруг его хозяин: Лебедеву не продам! Я первый раз столкнулся с тем, что предпочтения или антипатии могут таким кардинальным образом влиять на сделку. Спросил у Сулимы:
– Помнишь такую фамилию?
– Нет.
– Может, мы ему отказали в чем-то?
– Нет, не было такого.
Так что не знаю, в связи с чем. Пришлось подсуетиться: они продали дом другому человеку, тот – третьему, а третий продал мне.

– То есть вы с «другим» и «третьим» заранее договорились?
– Ну, конечно. Года полтора мы делали проект, сейчас строим. У меня есть еще и загородный отель – «Река чаек» на Ветлуге. Я в тех местах родился, поэтому его и выбрал. Развитие идет очень удачно.

– Для бизнесмена, как известно, главное – прибыль. Оправдываются ли ваши ожидания в гостиничном бизнесе?
– Оправдываются. Этот бизнес не входит в число тех, где прибыль бешеная. Но, как в бюджете: капает каждый день. Может капнуть (я условные цифры называю) миллион, а может – пять тысяч. Доходы большими не назовешь, но они достаточны для жизни. Я, правда, в основном, все вкладываю в развитие.

– Вы считаете себя богатым человеком?
– Да, потому что у меня замечательная семья. По деньгам – нет, я обеспечен, но не богат.

– Вы пришли в бизнес из власти. Но чтобы купить гостиницу, нужны немалые средства. «Откуда дровишки»? Вы капиталом во власти обзавелись?
– Когда я покупал гостиницу «Нижегородская», брал кредит. Был у нас один полпред (Сергей Кириенко – «НС»), так после того, как я перестал быть мэром, они все перетрясли, и если бы что-то всплыло, меня бы, конечно, прижали. Но это были кредитные деньги, которые со временем я отдал, поскольку не надо было ждать, когда «Нижегородская» начнет давать прибыль, она сразу ее приносила.
Кстати, когда я покупал загородный отель, тоже брал кредит – заложил свою квартиру, в которой был единственным собственником. Со временем кредит отдал – продал «Нижегородскую», и из этих денег погасил кредит.
К тому, что ее продал, отнесся спокойно – это неодушевленный предмет, но обидно одно – все номера отремонтированы, оставалось сделать фасад, холл и новый ресторан. Ничего после ее продажи не сделано! Но это уже не мое дело.

– И, к сожалению, сменилось название. Она на таком месте стоит, что как раз бы ей прежнее имя оставить…
– Мне некоторые знакомые советуют новую гостиницу назвать «Нижегородская». На самом деле мне название очень нравится, и строится она в историческом центре. Но этого не будет, потому что – пройденный этап.

Рекламная пауза
… Так что, названия у новой гостиницы пока нет. Но я знаю, что в ней обязательно будет представлена история Нижнего, особенно исторической части, где расположена. Есть идея (не знаю, согласятся ли со мной дизайнеры) – представить там наиболее достойных губернаторов до революции, руководителей советского времени, постперестроечных губернаторов… Показать связь истории с современностью.

– С Верой Викторовной уж такая была любовь-морковь! И вы об этом говорили, и она говорила, и по Покровке любящая пара на глазах у всех прогуливалась… И вдруг начали биться не на жизнь, а на смерть. Что произошло? Супругам лучше не вести совместный бизнес? Или были другие причины?
– Супругам можно вести совместный бизнес. Но супруга или супругу надо подбирать внимательнее. А любовь и на самом деле была. Только время показало, что это мой не самый удачный выбор.

– Нынешний выбор удачный?
– Суперский! Мы скоро семь лет как вместе – уже можно судить.

– Не расскажете?
– Она учитель по специальности. У нее взрослая дочь. Об остальном промолчу. Подфартило мне, бог послал.

– Хватает времени на домашних?
– Мы с женой каждую пятницу уезжаем в «Реку чаек». У нас там свой дом. Но отдыхать получается плохо – то труба лопнула, то с гостями какие-то проблемы… И тем не менее, стараюсь уделять внимание и родным, и близким.