Владимир Тарасов к 70-летию Победы: «Дед фактически научил меня жить»

«Нижний Сейчас» продолжает публиковать материалы спецпроекта «Победа в истории моей семьи», где значимые для города люди делятся своими семейными историями, связанными с Великой Отечественной войной.

2Владимир Тарасов,  депутат городской Думы, управляющий отделением Пенсионного Фонда РФ по Нижегородской области:
…Мой дед по маме, Сергей Васильевич Большаков, воевал с 1942-го по 1944 год – на Украине, в Белоруссии. 17 февраля 1944 года их рота нарвалась на засаду отступавших немцев, попала под перекрестный пулеметный огонь. Погибли почти все. Дед выжил, но ему раздробило ноги, после операций одна была короче другой, он ходил на костылях. Раз в два года ездил в госпиталь – осколки в ногах оставались, выходили мучительно, раны кровоточили.
Когда дед уходил на войну, у него остались дома четверо детей (он 1908 года рождения), а после войны родился еще один ребенок. Так что, внуков было много. И все мы – несмотря на то, что он не отец, а дед, звали его тятей. Все каникулы (мы жили в Горьком, дед с бабушкой – в Пучеже Ивановской области) проводили у них.
Дед фактически научил меня жить. Глядя на него, я учился работать на совесть, быть честным и справедливым, отвечать за свои поступки. Пенсия – хотя он был инвалид, участник войны — ему полагалась небольшая (у меня есть его пенсионное дело), и тятя, который еще и плохо видел, трудился в обществе слепых, вязал сумки-авоськи. Зимой подрабатывал тем, что прочищал колодцы. В Пучеже их было много, промерзали, и он на руках (ноги-то слушались плохо, костыли!) спускался в колодец, пробивал лед пешней.
Никогда просто так денег никому из внуков не давал. Хочешь заработать – принеси воды из речки или помогай вязать авоськи. Одна авоська – 15 копеек. Мы вязали: соорудил две – 30 копеек, для мальчишек 60-х годов это был целый капитал. И я потом своих детей (у меня их пятеро) так же воспитывал – например, платил им по копейке за каждого собранного в огороде колорадского жука.
Тятя многое умел и учил этому нас. Каждый год в конце лета — начале осени вместе с внуками отправлялся в лес. Называлось это почему-то «поехать в лагерь «Светлана» (никто не знает, отчего он так называл эти поездки). Вставали на неделю у речки, делали большой шалаш, собирали грибы. Дед их отваривал, потом приезжал на машине мой дядя, его старший сын, забирал их, мы собирали дальше – всю родню на зиму обеспечивали солеными грибами! Сами заготавливали дрова, учились ориентироваться, жгли костры… Я до сих пор в лесу могу безбоязненно ночевать – все знаю, всему тятя научил.
Были у него, конечно, боевые награды, которые он надевал, когда на 9 Мая их с бабушкой приглашали в школы, и они пели военные песни (у обоих были очень хорошие голоса). До сих пор помню, как он пел: «Один паренек был калужский, другой паренек костромской…» Я нашел слова этой песни, она, оказывается, еще довоенная, но редкая, ее мало, кто исполнял.
А рассказывать о войне не любил. Мы пытались расспрашивать, но он сразу же замыкался – не хотел вспоминать. Может быть, потому, что слишком много его товарищей погибло в той засаде в 1944-м…
Дед умер в 1976 году, ему было всего 68 лет. И я очень благодарен ему, что он помог мне обрести некий стержень, который должен быть в каждом человеке.
… Моя младшая дочка родилась в День Победы. Поэтому этот праздник для нас двойной. И каждый год 9 Мая я вспоминаю тятю. В этом году прошел в «Бессмертном полку» с его портретом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.