Валентина Бузмакова: «Политики – они как обезьяны»

Не так давно в эфире ТК «Волга» после 10-летнего перерыва вновь начала выходить программа «Политическая кухня». Ее бессменный автор и ведущая Валентина Бузмакова, давным-давно получившая прозвище «старушка Бу» (она знает и не обижается) все так же энергична, иронична, называет больших начальников «мальчиками», не чурается молодежного сленга и может «припечатать» словечком – мало не покажется.
Я постаралась, по возможности, сохранить стилистику нашего разговора. Первую часть беседы – «Политика раньше делалась в моем саду» – читайте здесь.

– О чем сейчас не можете спросить, о чем бы непременно спросили раньше?
– Для меня нет запретных тем. И потом, у меня всегда полная импровизация. Если я заранее задумаю хоть два вопроса, я их никогда не задам. Я не разговариваю со своими гостями перед программой, упаси боже: потом он уже никогда так красиво не скажет. И если я уже знаю его точку зрения, зачем тогда мне спрашивать, что он – попугай, повторять одно и то же?

– А что считаете самым интересным?
– Мне всегда интересны перемены, которые происходят в человеке. Вот бывший глава Канавинского района Дмитрий Шуров. Я помню этого мальчика, который был самым молодым мэром российского города – в Ворсме. Я наблюдала, как он рос, как совсем недавно был министром внутренней политики.
Его явно увлекает политика (попеременно с ЖКХ). Но не прижился (а надо сказать, что на Канавинский район у нас всегда «своих» ставят, и значит, для Кондрашова он не был чужим). А теперь Шуров взял и обвинил систему! Значит, что-то вынудило его пойти на такой шаг. Мне было бы очень интересно задать ему эти вопросы. Но пока не знаю, разрешат ли мне его пригласить (интервью записывалось 27 апреля – Авт.)
Иногда неожиданные вещи происходят. Вот, например, разочаровал меня Владимир Буланов, с которым я недавно делала программу. Буланов – человек, который всегда довольно остро высказывается на тему власти. И вдруг я, по сути дела, не получила ответ ни на один вопрос! Это не впервые с коммунистами происходит: они сначала потрясают кулаками, а начинаешь конкретно говорить – и все, сдулись. А мне нужна конкретика – как говорится, «адреса, пароли, явки».
Это, конечно, и мой промах, потому что я должна знать, как к человеку подойти, как с ним поговорить – я же задаю те вопросы, которые волнуют меня и, как я считаю, телезрителей.
Мне был интересен Дзержинский проект, когда отстаивали всенародные выборы мэра. И отстояли, сменили власть… Правда, сейчас все возвращается на круги своя.
Мне интересна политическая игра.

– С кем бы не отказались поработать?
– Я очень хочу, чтобы в Гордуму Нижнего Новгорода пришли такие люди как, например, Александр Иванов из ГИСИ. Прекрасный специалист, урбанист, очень порядочный человек, профессионал. Такие нужны в Думе. Это же ужасно, если все те же лица опять будут!
Когда главой администрации начал работать Олег Кондрашов, я чувствовала, что могу оказать какую-то помощь, у нас были доверительные отношения. Я пробовала с ним работать. К сожалению, «ученик» оказался «прогульщиком» – он загорался, но очень быстро гас. В результате было всего несколько встреч.

– Мне недавно в разговоре сказали: «Бузмакова искренне влюбляется в того, с кем работает»…
– Да, есть у меня такой грех. Я многих воспринимаю лучше, чем они есть. Но мне кажется, это правильнее, чем подозревать всех и вся. Хотя разочарования бывают жестокими.

– В политических деятелях тоже разочаровываетесь?
– Ой, ты что! Они же как обезьяны. Их с дерева снимешь, научишь ходить, говорить… Пройдет какое-то время после того, как с ними расстанешься, смотришь – опять на ветку забрались. Это кошмар какой-то!

– К фразе о том, что интересны перемены, происходящие в человеке. В Интернете наткнулась на вашу фразу 2011 года, сказанную о Шанцеве: «Он умеет летать и увлекает нас за собой». Уж простите, попахивает даже некоторым преклонением… Сейчас, спустя четыре года, что скажете?
– Не было никакого преклонения, журналист не должен преклоняться. Но Шанцев умел зажигать, да так, что мог убедить в собственной правоте даже такую прохиндейку как Бузмакова. Ему хотелось верить. Он просто народный артист СССР – высшая категория!
У меня с ним сложились какие-то свои отношения – мы ровесники, я могу сказать ему то, что не скажешь, допустим, ты.

– А пример?
– Как ты думаешь, что я ему после прошлогодних выборов могла сказать?

– Не знаю.
– Выдала по первое число – про то, что случилось в 18 часов, когда цифры вдруг стали совершенно другими. «Как ты будешь жить с этим?» (На самом деле жестче). Я имею моральное право.
Когда программа начала выходить, я решила пригласить в эфир Шанцева, но та сторона (не сам лично, на этапе пресс-службы) не выказала своего интереса. Ну и не надо. Я считаю, что интерес должен быть взаимным. И человек должен быть заинтересован в диалоге, а не в постоянном обожании себя любимого.
Кроме того, гибель Бори Немцова как-то всех расставила по своим местам. И то, что губернатор Шанцев не отправил даже телеграмму соболезнования матери, и то, что у нас не было официальной делегации на похоронах первого нижегородского губернатора нового времени, это хамство! И все молчали, «пришипились» и рассчитывали – можно вылезти или нет? А человека так подло в спину убили…

– Ваша версия: кто виноват в убийстве?
– Думаю, что чеченцы решили выслужиться перед Путиным. Хотя ему это убийство было и невыгодно.

– Есть ощущение того, что основной массе нижегородцев политические варианты безразличны, а выборы превратились в игрища для избранных?
– Раньше была надежда: власть сменится, станет лучше. Но власть меняется – и ничего не происходит. Люди устали. И это не только в Нижнем Новгороде. Мне всегда казалось, что Дзержинск – более продвинутый по сравнению с Нижним, город молодой, характер и энергия другие, казалось, что и народ более подвижный. Нет, тоже все свернулось.
Все-таки в городе должны быть личности, которые дают ему импульсы.
Я в свое время упрекала Сергея Кириенко: ты сжег всю поляну (в смысле, что подчинил все себе). Сейчас смотрю: ба, да Кириенко был либералом! Сергей, дорогой мой, беру свои слова назад! По сравнению с Шанцевым ты ничего не сжигал, ты травку сажал. Ты мечтал о Нижнем как о столице, а вот когда реальная столица пришла, тогда мы и узнали, что такое вертикаль власти.
Всегда очень важна метка «свой-чужой». Шанцев никогда не будет своим для Нижнего Новгорода. Он это прекрасно понимает, да и не хочет им быть. Он просто играет – и у него великолепно получается. Он умеет работать и с электоратом, и со своей командой. Но это, скорее, относится к прошлогоднему Шанцеву, потому что с осени он очень изменился, как-то по-пофигистски стал ко всему относится. И даже внешне – не в лучшую сторону.
Журналисты и политологи часто вспоминают выражение заместителя губернатора Сергея Потапова: «В Нижнем элиты нет». Москвичи действительно так считали и считают. Конечно, пришлось взять в команду и нижегородцев, ибо кому-то работать надо (а москвичи либо напакостили и смылись, либо интерес потеряли).

– Ходят слухи, что одного из москвичей – заместителя губернатора Дмитрия Сватковского – могут «посадить» на Нижний Новгород…
– Кстати, я об этом первая написала (ну, надо же мне по-журналистски похвастаться!). С точки зрения Шанцева это политически верный шаг: на одного уголовное дело завели, другой вечно под дамокловым мечом, а город на кого? Должен быть свой человек. Конечно, это пока только неофициальная информация, но можно сказать, что Сватковский – на скамейке запасных.

– С дальним прицелом на пост губернатора?
– А вот это от Шанцева абсолютно не зависит! Я думаю, что царем до скончания века будет оставаться господин Путин, и вопрос о губернаторе будет решаться в Москве. Я не думаю, что что-то будет зависеть от решения Шанцева. Уж как сопротивлялся Ткачев, как не хотел переезжать в Москву, а сдернули и поставили своего человека на Краснодарский край. Побарствовал – другим нужно дать.

– Вот и устает народ от этого беспредела у властной кормушки…
– Это просто такой период и очень важно не скурвиться. Между прочим, людям не так безразлично, как кажется. Вот я прихожу на рынок, а ко мне подходят: «Вы говорите так, как мы говорим». Значит, хоть крупицу правды видят. И не надо декларировать, не надо врать – народ все замечает. Мне 67 лет, а я с каждым годом вижу, что должна отдавать, отдавать, отдавать все, что могу. Главное – жить в согласии с самим собой, а все остальное – полная ерунда!