Урок не выучен

Ровно сто лет назад, 2 ноября 1917 года в Нижнем Новгороде было официально объявлено об установлении советской власти как единственной легитимной. Произошло это бескровно – жертвы были позже. Почему большевикам удалось не просто захватить, но и удержать власть? Какие уроки революционных событий 1917 года могут быть полезны сегодня, в том числе и в нашей области? Об этом довольно бурно дискутировали участники Нижегородского эксперт-клуба на заседании с провокационным названием: «Октябрь 17-го в Нижнем Новгороде: уроки истории».

Организаторы не стали уточнять, какой век имеется в виду, но о нынешних политических событиях в регионе эксперты почти не вспоминали – по крайней мере, поначалу. Зато подробно разобрали 1917 год, роль закономерностей и случайностей в революционных событиях вековой давности. Тем не менее, если вдруг читатель почувствует в нашем конспекте какие-то аналогии с  нынешними событиями – региональными или российскими – возможно, чувства его не обманывают!

Как минимум в одном все эксперты сошлись точно: нельзя рассматривать события октября 17-го без учета февральской буржуазной революции того же года – по сути, это звенья одной цепи, одна Великая русская революция (этот термин в последнее время звучит всё чаще).

Федор Селезнев, профессор ННГУ им. Лобачевского:

– Старая элита одряхлела, хотя в окружении Николая II были и яркие фигуры, да и самому Николаю II я бы не стал давать однозначно негативных оценок, – но нужно признать, что события февраля 17-го года были закономерны. Произошла смена элит, старая элита свергнута новой – контрэлитой, куда входили не только большевики.

Но именно большевикам удалось к концу 1917 года стать главной политической силой в стране. В Нижнем Новгороде к тому времени серьезно ухудшилась жизнь, город был на грани голода. Кроме того, население Нижнего увеличилось почти наполовину (до 150 тысяч) за счет эвакуированных из западных районов Империи – именно эти «понаехавшие» во многом стали опорой радикально настроенных большевиков, отмечает профессор Селезнев. Но не все участники обсуждения согласны с тем, что революция была неизбежна.

Станислав Смирнов, журналист:

– Но я бы не согласился с фатальной неизбежностью революции. В том, что она произошла, соединилось множество факторов – как случайных, так и неслучайных. Важнейшим фактором, конечно, была тяжелейшая война, которая ослабила страну. Но не трудности были определяющими, а именно весь набор этих факторов. Он и послужил причиной того, что российская государственность не выдержала такого напора, а правящая элита оказалась не готова к такому вызову.

Александр Иудин, профессор ННГУ им. Лобачевского:

– В начале 17-го года большевики были очень немногочисленны. Но в этой партии были лидеры! Они вооружили людей наиболее мощным, последовательным и понятным мифом. Как только миф превращается в лозунг – это становится брендом, говоря современным языком. Идея завладеть широкими массами не может, в отличие от лозунга.

По словам политического обозревателя, профессора философии Сергея Кочерова, в течение всего 1917 года история развития событий демонстрировала несколько потенциальных «развилок», каждая из которых могла бы вывести страну на совершенно другой путь. Но итог известен.

Сергей Кочеров, профессор философии ВШЭ:

– Причины победы большевиков – это триумф воли. В том числе воли на разумом. Большевики брали власть в надежде, что им удастся построить социализм и даже коммунизм. Окрыленные успехом, они верили, что смогут сделать это в короткие сроки. И в отличие от современных носителей билетов компартии, это были люди, которые не говорили, а действовали. Это были люди идеи, которые были готовы пойти на смерть ради этой идеи. И этого не хватало их противникам.

Сергей Борисов, директор экспертного центра «Мера»:

– Одно дело – почему большевики взяли власть, а другое – почему ее удержали. Взяли – да, потому что была воля к действию. Всегда так бывает: приходит человек, стучит кулаком и заявляет – «я буду [главным]!» И слушали ведь, даже противники! И все шли за этой мощной пассионарной волной. А вот удержали власть – не потому, что осуществили большевистскую программу, а потому что продемонстрировали поразительное чувство реальности. И Ленин в этом смысле, конечно, гений.

Эту идею развивает сопредседатель Либерального клуба, политолог Виктор Лысов. Он напоминает, что большевики как представители партии пролетариата непосредственно о рабочих вспомнили не в первую очередь. Политическая конъюнктура требовала других приоритетов.

Виктор Лысов, сопредседатель Либерального клуба:

– В самом начале был лозунг «Мир – народам!» – первый декрет, который прозвучал, был как раз декретом о мире. Второе: «Землю – крестьянам!» «Фабрики – рабочим!» – этот лозунг был уже позже реализован. Понятно, что социальная база поддержки была у большевиков широкой!

Как бы ни относились участники дискуссии к марксистской идеологии, практически все отметили политическое чутье авторов октябрьской революции, их убежденность в своей правоте – вплоть до готовности жертвовать собой и частью населения страны (в работах Владимира Ленина вероятность гражданской войны прогнозировалась задолго до 1917 года). Их политические оппоненты, напротив, были слабы – прежде всего в идеологическом плане.  При этом одну из немногих параллелей с нынешним временем провел профессор Кочеров.

Сергей Кочеров, профессор ВШЭ:

– Обращаясь к современной России, мы видим, что правящая элита – она же никаких выводов не извлекла! По-прежнему вопиющее противоречие между богатством и бедностью. Сколько там – триллион или полтора триллиона долларов вывезено из России в оффшоры? Далее – та же самая Православная церковь. Извините, а чем она в нынешнем виде отличается от Православной церкви в 1917 году? – ничем! Православие [сто лет назад] вовсе не выступало в роли духовного защитника, наставника народа. Иерархи церкви больше думали о том, как получить мзду от сильных мира сего.

И практически никто из экспертов не провел аналогии с нынешним «бурным октябрем» 2017 года в Нижегородской области. Возможно, сегодняшняя борьба за власть в регионе действительно мало напоминает революционные события вековой давности – но только лишь потому, что нынешние события инициированы напрямую из федерального центра. Однако если на минуту представить, что по какой-то причине «твердая рука столицы» сегодня вдруг ослабнет (как это было век назад), в регионе легко могут начаться такие «выкрутасы», по сравнению с которыми парад суверенитетов 90-х годов покажется семечками! Поэтому в финале дискуссии совершенно не случайным стал бесхитростный, но очень точный вывод Сергея Васильева, представляющего российских «силовиков». А по сути – и тех, кого «силовики» защищают.

Сергей Васильев,  руководитель общественной приемной комитета Госдумы по обороне:

– Главный урок, который мы должны извлечь из октября 1917 года и предшествующих событий – надо работать с контрэлитами! И не допустить развала государственности.

Фото ms-hall.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.