Светлана Макарычева: “Я пойду до конца!”

На днях мы уже писали о громком деле о борьбе предпринимателя Макарычевой с руководством Канавинского района. Бизнес-леди пришла на заседание комиссии Гордумы по экономике, промышленности и предпринимательству 22 января и обратилась  с жалобой на действия заместителя главы администрации Канавинского района города Михаила Шарова (и вообще на действия районной администрации). Светлана рассказала, что ее бизнес «кошмарят»  в качестве мести за то, что замглавы района Михаил Шаров и его друзья несколько раз покушали «за просто так» в летнем кафе ее субарендатора, а Светлана обратилась с жалобой на это к главе района. Чиновники (а также некоторые журналисты), наоборот, утверждают, что это всё клевета и бизнес-леди сама нечиста на руку. Мы встретились со Светланой и выяснили всё из первых рук.

Документы и факты

макарычева

Светлана Макарычева демонстрирует первую порцию документов.

Светлана Макарычева начала встречу с того, что выложила все карты на стол. Вернее, не то чтобы карты (хотя и они там были), а огромную кипу документов. “Понимаете, я опытный в этом смысле человек, – объяснила она. – Может показаться, что я горячо и много говорю, но на самом деле каждое мое слово подтверждает документ. Я очень давно работаю в своей сфере, даже консультирую по вопросам землепользования, кадастра и тому подобного менее опытных коллег, и вся эта бюрократия для меня – открытая книга”. Так мы дальше и беседовали – рассказ о произошедшем сопровождался демонстрацией относящихся к делу документов. Приводить их здесь все я не собираюсь, потому что иначе материал превратился бы в “простыню” отсканированных листов; только самые интересные и показательные.

 Про “еду на халяву”

Светлана Макарычева (СМ): Прежде всего, давайте расставим все точки на “i”. Чтобы закрыть тему слухов, ходящих уже в интернете, что я на самом деле не предприниматель, а подставное лицо – вот договора аренды на земельные участки, зарегистрированные в ФРС, вот официальные уведомления об их продлении (демонстрирует документы). Кто не верит, может сделать запрос в Мингосимущества, а по размещению летних кафе – в Департамент экономики. Вам подтвердят, что других арендаторов на этой земле, кроме меня – нет. А уже у меня есть субарендатор “ИП Ковригина”, и летнее кафе “Сапсан”, в котором и кушали чиновники – их заведение.

“Нижний Сейчас” (НС): Вот какой вопрос нас с самого начала интересовал: почему, если кафе напрямую вам не принадлежит, за неоплаченные счета пошли ругаться именно вы? Почему не директор “Сапсана” – ведь это они пострадали?

СМ: Да потому что меня попросила сама Елена Геннадьевна Ковригина. “Все документы у тебя, работаю я с тобой, вот и сходи, спроси у Шурова, сколько они будут бесплатно питаться?” Все проблемы должна я ей была решать… Сама она напрямую воевать за свои права боится, а я не боюсь никого и ничего. Ну а дальше я уже рассказывала на комиссии.

НС:Вот и опять-таки по слухам. Люди сомневаются, что чиновники уровня глав районов могут питаться в летних кафе.

СМ: Ну, фотосъемки, как они едят, у меня нет, да и откуда ей взяться. Да и своими глазами я этого не видела по понятным причинам. Тут уж остается одно – посадить нас с ними, подключить детектор лжи и спросить: была у вас Макарычева в кабинете? Отправляли вы водителя к Ковригиной с деньгами, чтобы всё оплатили быстро? Обещали после этого Макарычеву “кошмарить”? Смешно, конечно, но если что, я готова. Мое дело правое, и в результатах я уверена.

Про “бедного инвалида” со связями в ОБЭП

НС: А откуда взялись слухи про вас и эту Ковригину – мол, вы доите из нее, бедного инвалида первой группы, какие-то немыслимые деньги?

СМ: Так ведь Ковригина – мой субарендатор! Она арендовала у меня землю под свои нужды, вот договор (демонстрирует документы). И не заплатила ни копейки. Да, она инвалид – ну так и что теперь, ей разрешается по этому поводу игнорировать закон? Если бы вы жили на съемной квартире, а платить за это отказывались – думаете, хозяйке квартиры понравилось бы это, будь вы трижды инвалид? Я-то за арендуемую землю исправно плачу, отчисляю налоги государству. А она мне – нет, и мне от этой субаренды получался прямой убыток в размере около девяноста тысяч рублей в месяц. А меня еще клеймят – вот, обидела бедного инвалида!

И я ведь не тиран какой-нибудь и не скряга. Один-единственный раз я сказала ей – “вы платить-то   вообще собираетесь?” Так она, судя по всему, записала мои слова на диктофон и обратилась в ОБЭП. Мне рассказывали, у нее там связи какие-то. И меня вызывают в ОБЭП, чуть ли не “дело шьют” с ходу! А я им документы, вот эти договора предоставляю, письма официальные за подписью Шарова. Следователь даже предположил – “Может, Шаров ошибся?” Нормально, да? Это мы с вами можем ошибиться, мы частные лица. А Шаров при исполнении.

В общем, договор у нее давно истек, так что занимает она площадь абсолютно самовольно. Она не может предоставить ни одного документа о платежах по своей субаренде, но всё равно стоит там! Я  пыталась как-то бороться с ней, жалобы писала, инициировала проверки… Но это всё упирается в районную администрацию, с которой у меня, как вы уже знаете, “горячая любовь”. Полиция, департамент экономики провели проверку и постановили – объект находится на территории незаконно, подлежит сносу! Шаров отвечает – нет, всё в порядке, там договор субаренды с Макарычевой С.Б. Ох, чтобы я еще кому-то когда-то отдавала землю в эту субаренду…

Официальное письмо в адрес районной администрации из полиции.

Официальное письмо в адрес районной администрации из полиции. Проигнорировано.

img-28181622_copy_5

Ответ на обращение Макарычевой С.Б. от Михаила Шарова сводится к “у Ковригиной же с вами договор субаренды!”

Про партизанскую войну с администрацией

НС: А в чем конкретно заключалось “кошмарение” вашего бизнеса?

СМ: Ох, да много в чем. Поставила я павильон, чтобы электричество на территории было – вырвали там всё с корнями и увезли. Стоянку хотят отобрать, забор едва не демонтировали – просто так, без предупреждения, написали мелким шрифтом в газете и всё. Хорошо, я выписываю официальную прессу, среагировала… Мне названивают какие-то люди, приходят даже – предоставьте такие-то документы, сякие-то, то будем убирать, здесь всё не так… Я спрашиваю потом у Шарова –  кто это вообще? Сотрудники ваши? “Нет, волонтеры”. Нет, вы представляете – у Шурова с Шаровым теперь еще какая-то армия волонтеров, что ли? В общем, были посланы эти “волонтеры администрации” далеко.

Им ведь всем правда со мной неудобно. Потому что я много и многих знаю, хорошо знакома с бюрократическими порядками, знаю законы и не собираюсь ни под кого прогибаться. Так что неудивительно, что начинаются “вбросы” и такая вот партизанская война.

Администрация Канавинского района пытается снять забор на участке Макарычевой.

Администрация Канавинского района пытается снять забор на участке Макарычевой. Договор на участок с этим кадастровым номером был администрации  предоставлен, но…

НС: Что планируете делать дальше со всем этим?

СМ: Суды, другого выхода нет. Первый в феврале. Я готова идти до конца, документов у меня предостаточно. Уверена, что выиграю.

  1. И зачем она пошла на заседание комиссии Гордумы по экономике, промышленности и предпринимательству, там же друг Шарова – Гельжинис. А кто такой Гельжинис и какие у него отношения с Шаровым наверное уже знают все в городе. Лучше бы она сразу пошла в прокуратуру или ФСБ. Скорее всего у Шарова и Гельжиниса в Канавинской полиции “все схвачено” и поэтому они ничего и никого не боятся. Пусть лучше обратится с письмом к Путину В.В., будет больше толку.