Султан Юсифов: «Ребята! Систему меняйте полностью в КУГИ!»

Султан Юсифов родом из Азербайджана, приехал в Нижний Новгород в 1990-м из Тулы после работы в органах. С начала 90-х занимается бизнесом и благотворительностью, давно считает себя и свою семью нижегородцами. Его бизнес – то, что принято называть «вещевой торговлей». Дело это изначально хлопотное, нервное и внешне неприглядное, но у Султана получается обеспечить работой десятки людей и платить в бюджет миллионы рублей.

За 25 лет он узнал об отношениях чиновников и предпринимателей всё, что хотел, и даже больше. Несмотря на то, что 90-е годы принято считать «бандитскими», Султан Юсифов убежден – тяжелее, чем сегодня, предпринимателям не было никогда! Его отношения с комитетом по управлению госимуществом Нижнего Новгорода особенно обострились с приходом к руководству КУГИ Валентины Никулиной. Обострились настолько, что Султан решил обнародовать многие факты, о которых не принято говорить вслух.

Наш разговор начался со своего рода извинений.

– Я понимаю, они женщины – мы мужчины. Я пытался по-хорошему, но это уже года два длится – ну не получается! Я и правоохранительные органы просил, чтобы с ней разговаривали, и в прокуратуру мы ходили – бесполезно. Она всем говорит, что якобы за мной ФСБ следит! Некоторые теперь даже и телефон не берут, говорят – тебя прослушивают.

– «Она» – вы имеете в виду Никулину?

– Никулину. Я туда, в ФСБ, тоже ходил, мне там говорят: ну что ты думаешь, ФСБ и КУГИ будут чего-то там совместно делать?

Дальше будет практически монолог. История бесконечных хождений по коридорам власти,  хронология «закошмаривания» бизнеса, в которой все события, названия и фамилии – настоящие. Действующие лица:

Валентина Никулина, председатель КУГИ Нижнего Новгорода

Дмитрий Шуров, экс-глава Канавинского района, сейчас – фигурант уголовного дела

Сергей Егоров, начальник управления нежилого фонда КУГИ

Владимир Привалов, в прошлом замглавы администрации Нижнего Новгорода, сейчас находится под домашним арестом по “делу ТЭК-НН»

Михаил Широков, экс-заместитель председателя КУГИ

и немного “массовки”.

– Я был с Никулиной в хороших отношениях. Познакомились – она еще работала на набережной, это был 94 – 95 год. Она была начальником нежилого фонда КУГИ, тогда [начальником комитета] еще работала Конобеева. С 93 года с я работаю с КУГИ – тогда мы арендовали первое помещение. Мое ООО «Ярус-НН» создано в 93 году и до сих пор существует. Я не какой-то там аферист, чтобы что-то менять – как есть у меня это ООО, так и работает.

Ул. Литвинова, д.25 - первое здание, арендованное Султаном Юсифовым еще в 90-е

Ул. Литвинова, д.25 – первое здание, арендованное Султаном Юсифовым еще в 90-е

Потом мы арендовали здания на Литвинова, 12, где-то с 95-го по 2008 год.

– Все платежи от вас поступали исправно?

– Всё как положено, можно все документы поднять. То, что я вам сейчас скажу – это всё по факту.

В 2008 году нам расторгли договор, поскольку вот этот квартал, где трамвай круг делает, говорили, что отдали Сорокину. Якобы Сорокин будет строить гостиницу. На пять лет ему отдали, но он там ничего не сделал, договор был расторгнут. То есть никому не стали ничего продлевать.

– А как же вы существовали на этих площадях все эти пять лет?

– Мы не существовали там, мы уходили! Потом я открыл благотворительный фонд «Приволжье», в КУГИ в тот момент работала Бочканова. А Егоров уже работал начальником управления нежилого фонда.

В 2012 году назначили Никулину. Я ходил к ней, когда узнал, что с Сорокиным договор расторгнут, спрашивал, как можно арендовать эти бесхозные помещения. И к Привалову я ходил, он тогда работал. Вот всё, что сейчас говорят о Привалове – я вам честно скажу, неправильно… Я ходил к нему, говорил: Владимир Витальевич, так и так. Он говорил – я не против, если и КУГИ не против. Я долго ходил уговаривать Никулину, и потом постепенно мы начали заключать договора. Месяца три-четыре на это ушло. Договора заключили, начали платить аренду. Это были договора с фондом, без конкурса, но не по льготным, а по коммерческим тарифам. Никаких льгот у меня нет!

Справка:
Благотворительный фонд “Приволжье” возглавляет брат Султана Юсифова. С 2014 года ежемесячно фонд помогает детскому дому №5, приобретает необходимые вещи для воспитанников  и билеты на культурно-массовые мероприятия. Кроме того, фонд спонсирует районные праздники и акции.

Фонд также имеет право заниматься коммерческой деятельностью.

– Когда же в итоге у вас нашла коса на камень?

– Там оставалось еще одно помещение. Я опять ходил к Никулиной, к Привалову. Говорю им: там работают какие-то непонятные люди, ни копейки не платят, ничего! Можно взять? – Ну, бери! Я взял еще 170 или 180 квадратов.

И вот когда у меня на руках уже постановление об аренде, я с районным КУГИ приезжаю туда и говорю этим торговцам: ребята, освободите! Там эти непонятные сидят, они администрации платят и Егорову платят.

– Вы имеете в виду, неофициально?

– Конечно! Как я только сказал «освободите» – тут и началось! А главой Канавинского района тогда уже Шуров был. Приглашает меня Шуров. А я вообще с 91 года в Канавино работаю, со всем главами. Столько помощи району уже оказал, но я же не буду ему показывать, что я уже делал!

И вот я у Шурова в кабинете. А мне сказали, что он звонил в КУГИ, с Широковым разговаривал – хочет отменить это постановление об аренде. Шум поднимает: зачем вы ему дали! И вот говорит мне: я тебе это постановление отменю. Я: за что? Он говорит: у нас там уже есть благотворительный фонд, он уже заявку подал.

– То есть еще один благотворительный фонд?

– Да, его название – «Патриот». Вот [Шуров] и говорит: будешь с этим фондом работать – тогда да! Не будешь – мы тебе постановление отменим. Я ему говорю: Дмитрий Юрьевич, я уже столько лет в Канавино работаю, еще ни один глава на меня не обижался. Всё, что район просил, я всегда делал. Иначе меня давно выжили бы. Давайте так не будем, говорю! Всё, что ваши ребята, ваши сотрудники администрации здесь делают, я в курсе – так нельзя делать! Когда Сатаев работал, он никогда ни на кого не наезжал.

В общем, мы всё же попробовали с «Патриотом» заключить соглашение, что будем работать как бы в сотрудничестве, чтобы у меня не было проблем. Саша, директор фонда – мой сосед, сюда приходил, уговаривал. Вроде бы, договорились. Но потом, когда он через месяц сказал: плати мне 50 тысяч, я его, конечно, послал.

В итоге Шуров постановление отменил. Ну, отменила Никулина, конечно, – она могла и не отменять. Все от меня отвернулись. Ну, отвернулись – и ладно! Целый год мы судились – суды я выиграл. Потому что у меня есть официальное решение о предоставлении аренды.

sultan-2– А как городские чиновники мотивировали отмену постановления?

– Говорят, это помещение вдруг понадобилось для муниципальных нужд. Я ходил к Белову, который в КУГИ работал. Я говорю: слушай, с 2008 года помещения – пустые! Ни копейки в бюджет не поступило! Что, тогда эти помещения не нужны были для муниципальных нужд? Что вы только сейчас очнулись?

Ну, когда после года судов мы выиграли, естественно, тут уже все против меня в КУГИ были настроены. Но тихо-мирно мы работали. И через год Егоров пересылает мне претензии – на арендную плату за весь тот год, пока мы судились по этой площади. Но они же по факту помещение у меня отобрали, заселили туда шуровских людей! Я ему говорю: дорогой, иди к Шурову, пускай Шуров платит! Тот, кто там работал – пускай и платит! И у нас началось по-новой!

– Все эти проблемы только с одним помещением были?

– Нет, конечно. Например, наша первая площадь – на Литвинова, 25. Мы инвестиционный контракт с трудом за четыре года закрыли, в 2015 году подали на выкуп здания. Полтора года не можем здание выкупить. Я же деньги хочу заплатить в бюджет! Хожу к Егорову, спрашиваю: слушай, зачем вы так делаете? А он говорит: твои копейки в бюджет не нужны! Говорит, не ты его создавал – не тебе и переживать!

Потом мы вдруг получаем штраф на миллион восемьсот.

– За что?

– За то, что используем помещения фонда под торговлю. Но фонд по уставу имеет право заниматься торговлей! Он должен как-то поддерживать эти здания в нормальном виде. Это здания 1917 года, там никаких коммуникаций нет, всё рушится.

На это полуразрушенное здание фонд "Приволжье" хотел оформить инвестконтракт - не позволяют!

На это полуразрушенное здание фонд “Приволжье” хотел оформить инвестконтракт – не позволяют!

На поддержание этих столетних муниципальных помещений в живом состоянии фонд выделил уже более миллиона рублей

На поддержание этих столетних муниципальных помещений в живом состоянии фонд выделил уже более миллиона рублей

А я к тому времени на всех обиделся, давно никуда не ходил. А тут пошел к Привалову, говорю: скажите, что плохого я вам сделал? Чего так наезжаете? Он говорит: что случилось? Давай, документы оставь и завтра приходи! Я пришел. Он при мне набирает Широкова – и прямо матом! «Вы чем там занимаетесь?! Давайте, прекращайте это посредничество!» В общем, всё высказал! Я не ожидал, что он за меня заступится!

А там еще через стенку от меня оставались тридцать бесхозных квадратов… Я спрашиваю, могу ли я их взять?

– Наверное, не стоило…

– Наверное. Но тогда он спрашивал: а она чья, эта площадь? Я: ничья с 2008 года. Но там фонд «Патриот» сидит. Он говорит: давай я тебе подпишу! Но я попросил через КУГИ, официально. 15 апреля 2015 года мы подали заявку на эту площадь – и ждем.

Апрель, май – ходим, спрашиваем, как там наша заявка. А там, на этих 30-ти квадратах «Патриот» работает – сдали кому-то за 60 тысяч. У меня официально 500 рублей квадрат стоит аренда – а там вообще копейки, но не в бюджет. Неофициально!

Терехина, зам Никулиной, говорит нам: сейчас депутаты Думы взялись эти вопросы решать, они должны вашу заявку утвердить. Никулина и на комиссии Думы говорила, что нам площади положены без конкурса.

(Вот, к слову, сообщение НИА «Нижний Новгород», подтверждающее первоначальные планы КУГИ.)

Дума утвердила это помещение 2 сентября, включила в список без конкурса. А потом нам вдруг сказали: есть еще одна заявка – от того же фонда «Патриот»! И уже после Думы нам отказали – вот письма Терехиной. Мы писали и Черткову, чтобы не подписывал конкурс, и Карнилину, чтобы не было гонений на нас. Мы судились, но суд нам отказал. Распоряжение о конкурсе подписал уже Белов.

И вот еще. После каждого нашего обращения в прокуратуру или в правоохранительные органы – у нас проверки! А недавно нам подняли арендную плату в полтора раза. Ни с того, ни с сего, ничего не объяснили. Мы снова будем судиться.

– Не проще ли свернуть бизнес в таких условиях? Найти другое место? Почему предпринимателям приходится всё это испытывать?

– Знаете, что я скажу… У нас между предпринимателями и властью еще нет общего понимания. Оно отсутствует. Нет необходимого института. Идешь к чиновнику, чтобы просить разрешения что-то делать!

– Почему приходится просить-то?!

– Вот не знаю. Но ты же не просто несешь чиновнику заявку – ты подаешь ему идею. Вот он увидел, что я что-то где-то нашел – и раз меня в сторону! Как бы мне отказал – а сам передает идею своим людям.

Вот, возьмем эти 700 – 800 квадратов около «Республики». Почему с 2008 года никому не нужными стояли, пока я не начал что-то просить? Ну ребята, ну вы мне спасибо скажите, что я хоть это начал! А таких, как я, знаете сколько?

Вот если послушает меня сегодня кто-то из власти, которые переживают за бюджет, переживают за город… Ребята! Систему меняйте полностью в КУГИ! Не надо нигде искать деньги – деньги там! Знаете, насколько там еще можно бюджет расширить! Сколько помещений гниют – не отдают никому!

Чтобы хоть что-то получить – знаете, сколько мы таскаем [видимо, речь о «подарках»? – прим. ред.]? Мы таскаем, а по дороге думаем: понравится или не понравится? До того уже дошло, что мы не знаем, как дальше быть! Хочу передать дело сыну – он смотрит на это всё и не понимает, как мне вообще это удалось. Но молчать дальше невозможно!

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.