«Стремительный домкрат», «губит людей не водка» и др.

Уходящий политический год в Нижегородской области был богат на события. «Революционный 2017-й» оценивают традиционные эксперты «НС».

Константин Барановский, гуманитарный технолог:

– Итоги года можно начинать подводить с сентября 2017 года, когда губернатора Валерия Шанцева сменил Глеб Никитин. Рокировка была мгновенной и неожиданной. Конечно, многие рассчитывали на то, что Шанцев уйдёт после 2019 года, не выдвигаясь на новый срок, но сполна насладившись плодами трудов, в том числе – ЧМ-2018. Но у президента были свои резоны. Никитин ворвался в пространство Нижегородчины «стремительным домкратом». В считанные недели на его сторону перешла городская дума Нижнего Новгорода и законодательное собрание Нижегородской области. Что и дало возможность смены системы управления Нижним Новгородом на одноглавую, а также принятия решение о создании агломерации, если угодно – Большого Нижнего. Никитин стал первым главой региона, кто смог преодолеть субъектность Нижнего Новгорода и низвести его до уровня любого другого муниципалитета, а не центра противостояния региональной власти. Привлёк в регион Никитин и большие деньги, начал применять новые подходы в экономике.

Неприятным сюрпризом стал арест Олега Сорокина. Есть явная политическая составляющая – обвинение по эпизоду пятилетней давности, по которому уже раз дело развалилось, вовремя показанный по федеральному ТВ фильм, плюс фильм Геннадия Григорьева. Думаю, нити судьбы Сорокина сейчас в руках высших эшелонов российской власти, на федеральном уровне.

Антон Фортунатов, профессор ННГУ им. Н.И. Лобачевского, заместитель председателя наблюдательного совета Общественного телевидения России:

– Политический год в Нижегородской области был на редкость трудным. И дело даже не в том, что ушел со своего поста Шанцев. При всей своей противоречивости, он был одним из лучших руководителей региона за прошедшие десятилетия. Начало и конец года «закольцовываются» противостоянием властных элит, вступивших в начале 2017 года в суровую и бескомпромиссную подковерную схватку. Сегодня эта борьба вылилась в аресты и скандалы, которые, как подсказывает логика, выведут ситуацию на качественно новый уровень.

И здесь весьма симптоматичной оказалась «артподготовка» перед взятием под стражу Сорокина. Вадим Булавинов, задержанный патрулем ГИБДД, вновь выступил, как и в случае с самолетом, источником криминальных новостей, что удивительны образом совпало с его уходом с еще недавно занятого поста руководителя регионального отделения «Единой России». Впрочем, Булавинов – юрист опытный, с легкостью умеющий доказывать, что «губит людей не водка», а лекарственные препараты и (что там еще?) – плохое настроение и повышенное давление. Не менее серьезным оказался арест Бочкарева, который вскрыл под собой назревшую, как политический фурункул, проблему политической коррупции и покупки депутатских мандатов, которая перешла в статус общественного обсуждения (интересно, как она потом будет микшироваться и замалчиваться).

Ну, и, наконец, Сорокин. У меня складывается все более стойкое ощущение, что победителей в этой схватке не будет. То, что Нижний Новгород превратился в этакое обширное подворье для олигарха, с характерными архитектурными формами, с политической челядью, готовой по движению брови «благодетеля», радостно расстаться с последними остатками чести и совести, – всему этому когда-то надо было положить конец. Однако то, что пиар-машина официальной власти не в состоянии противостоять упрекам и истеричным комментариям сорокинских медиа, говорит о том, что у нижегородцев при любом раскладе «осадочек останется». Причем, невнятность публичного политического поведения врио губернатора Никитина объясняется тем самым «технократизмом» и «прагматизмом», под знаком которых он прибыл в Нижегородскую область. И не исчерпывается лишь противостоянием с местной олигархической элитой.

Судя по всему, следующий год будет периодом мучительного и длительного формирования политической модели развития региона, в которой, вероятно, неприятный груз уходящего года будет играть заметную роль.

Александр Суханов, политолог:

– Специфика уходящего года такова, что он войдет в нашу историю не столько политическими событиями, сколько политическими именами. В этом году Нижний Новгород скорее терял политические имена, чем приобретал новые. Я попробовал составить VIP-рейтинг из пяти имен нижегородских политиков 2017 года. Вот что получилось:

1. Глеб Никитин
2. Елизавета Солонченко
3. Олег Сорокин
4. Александр Бочкарев
5. Вадим Булавинов

Конфликт с губернатором, по сути, чем бы его ни оправдывали, есть конфликт с федералами. В преддверии президентских выборов, когда заключается, используя образ Киплинга, «великое перемирие», все виды борьбы за приоритет местных интересов над общегосударственными воспринимается как «бунт на корабле». Убежденность местного истеблишмента в победе над губернатором – вот что стало причиной смены губернатора. К самому Валерию Шанцеву у федеральной власти существенных претензий нет. Об этом свидетельствуют последствия его отставки.

Евгений Семенов, руководитель нижегородского филиала Фонда развития гражданского общества:

– Губернатор Шанцев немало сделал для области, но его «брак по расчету» с местным олигархатом привел к потере политического управления. В Нижнем Новгороде, по сути, произошел рейдерский захват власти, который был осуществлен представителями местных финансово-промышленных групп.

Главным идеологом «теневого кабинета» можно назвать Олега Сорокина. Его арест, на мой взгляд, является вторым важным событием года.

Третьим важным событием года является уход в отставку всего руководства города, от Сергея Белова до Елизаветы Солонченко, которые были «назначенцами», послушно выполнявшими волю клана, «приватизировавшего» власть в городе. Здесь необходимо вспомнить и о переходе Нижнего Новгорода на «одноглавую» систему управления. Очевидно, между всеми этими событиями есть прямая связь, и все они свидетельствуют о начале процесса политического и управленческого оздоровления региона, инициированном новым руководителем региона Глебом Никитиным.

Не менее значимым, на мой взгляд, являются стремления Никитина изменить идеологию управления регионом, перенеся акцент на развитие его индустриально-промышленного комплекса. Намерения нового руководителя региона модернизировать экономику региона, перейти к форматам цифровой экономики, на мой взгляд, соответствуют истинному потенциалу Нижегородской области, которая в XX веке стала одним из интеллектуальных центров страны.

  1. Суханова как то без бутылки не понять, это как? четверо “накосорезили”, а Никитин их возглавляет? И где тот дуб, с которого можно так рухнуть, чтобы такие рейтинги составлять.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.