«Столицу архитектуры» уничтожили деньги и власть?

В минувшие выходные в нижегородском Арсенале завершился фестиваль архитектурных текстов «Вазари». Одной из центральных тем обсуждения стала дискуссия о феномене нижегородской архитектурной школы, существовавшем в 90-е годы.

В конце 90-х годов 20 века некоторые маститые искусствоведы раз за разом стали называть Нижний Новгород архитектурной столицей России. Причем не без основания. Здания, спроектированные нижегородскими зодчими в 90- е годы, стабильно брали первые места на российских архитектурных фестивалях, а их авторы получали самые престижные награды, включая Государственные премии. Редактор журнала «Проект Россия» (Амстердам) Барт Голдхоорн считает, что в те годы в Москве и Санкт-Петербурге вообще не строилось ничего выдающегося. На этом безликом фоне нижегородские архитектурные изыски 90-х квалифицируются Голдхорном не иначе как «архитектурное обжорство», от которого у некоторых особо изголодавшихся по прекрасному столичных критиков кружилась голова и подкашивались ноги (шутка).

Здание бывшего банка «Гарантия» на Малой Покровской и здание налоговой инспекции на улице Фрунзе – яркие образцы нижегородской архитектурной школы 90-х годов

Здание бывшего банка «Гарантия» на Малой Покровской и здание налоговой инспекции на улице Фрунзе – яркие образцы нижегородской архитектурной школы 90-х годов

Считается, что 20 лет назад в Нижнем существовала самобытная архитектурная школа. В то же время некоторые архитекторы (из тех, кого причисляют к «видным представителям нижегородской школы”) считают, что критики сужают во времени понятие местной школы архитектуры только 90-ми годами.

dehtyarАлександр Дехтяр, архитектор (Нижний Новгород):

– Я всегда скептически относился к термину «школа». Была, скорее, давняя традиция. Традиция прервалась во второй половине 50-х. Из-за административных ограничений проектирования индивидуальных проектов. Возродилась все снова в 70-х годах, когда ослабли ограничения. На архитектурном факультете ГИСИ, созданного в 1966 году, не было концептуального образования. Было, скорее, самообразование и обмен опытом студентов с людьми, которые строили до войны и после войны. Считаю, что при почти патологической стилистической разбросанности нижегородской архитектуры говорить о формотворческом единстве школы не приходится. Не было и единой концепции. В то же время нельзя отрицать наличие общего поколенческого фактора. Существовала и общая производственная основа – институт «Гражданпроект», в котором люди профессионально общались ежедневно. Присутствовал и персональный фактор – не назначенный лидер нижегородских архитекторов Александр Харитонов.

Это взгляд «изнутри процесса». Однако, говорят, что со стороны виднее.

Александр Ложкин, архитектор (Новосибирск):

– Здания, построенные в Нижнем в 90-е, я не могу себе представить в другом городе. Связанные по стилистике с модерном начала 20 века и так называемым русским стилем. В то же время эта архитектура четко вписана в тогдашнюю мировую моду. Когда глобальный контекст мигрировал от постмодернизма к модернизму, нижегородцы мигрировали в этом же направлении. Феномен архитектурной школы стал возможен благодаря модерации процесса главным архитектором города Харитоновым. Архитекторы – всегда солисты. Александр Харитонов был дирижером, помогающим каждому занять свое место в симфонии города.

Что же сегодня происходит с нижегородской школой архитектуры? Единого мнения на этот счет нет.

amirovАндрей Амиров, социолог, художник (Нижний Новгород):

– В Нижнем сегодня нет единой архитектурной школы. То, что строилось в 90-е годы, осталось памятником эпохи первоначального накопления капитала. Здания тех лет сегодня стремительно разрушаются, что роднит их с купеческим особняками начала прошлого века и деревянным зодчеством. Эта архитектура уйдет вместе с эпохой.

seychas

Развитие тенденций нижегородской школы в XXI веке

Куратор рейтинга архитектуры Нижнего Новгорода Марина Игнатушко считает, что сегодня у архитектуры другие идеи и задачи. Например, с идеальным вписыванием новых построек в окружающую среду сегодня как-то не принято заморачиваться. Точечная застройка уступила место глобальному строительству жилыми микрорайонами, как это было в советское время. По мнению Александра Дехтяра, на смену романтическим взаимоотношениям частного инвестора и архитектора пришла прагматичная власть.

gorАнна Гор, директор ГЦСИ:

– Когда вице-премьера российского правительства Бориса Немцова спросили, что он будучи губернатором сделал для нижегородской архитектуры, Немцов ответил : «Я не мешал». Это была ключевая фраза, которую можно ставить как эпиграф. Поэтому архитекторы сегодня все чаще и чаще снова ищут эту территорию свободы высказывания.

Ищут, но находят ли? Вопрос, похоже, остается открытым.