Собор и Стрелка

В воскресенье в Нижнем Новгороде завершается международный архитектурный фестиваль «Экоберег», организованный союзом московских архитекторов при поддержке правительства Нижегородской области.

В ходе фестиваля прошли две выставки: конкурсная и «Моя Стрелка», где были представлены проекты обустройства территории слияния Оки и Волги. В пятницу состоялась научная конференция «Город у реки», лейтмотивом которой также стала тематика преобразования пространства Стрелки.

Как напомнил бывший главный архитектор Нижегородской области Олег Рыбин, в советские годы собор Александр Невского «не успели взорвать, а только обезглавили, сняли купол». И это обстоятельство, по мнению Рыбина, наложило непосредственный отпечаток на дальнейшую судьбу территории вокруг Собора.

В нулевые годы XXI века на Стрелке предполагалось возвести проект «Сити-стрелка» с небоскребами, которые предполагалось сдавать в аренду предпринимателям. Три миллиона квадратных метров офисных и торговых площадей могли бы «взметнуться» на Стрелке! Говорят, что, увидев проект на Нижегородской ярмарке, тогдашний министр экономического развития РФ Герман Греф указал на собор и спросил : «А это что за часовенка?».

Небоскребоманией, как известно, страдал мэр Москвы Юрий Лужков. Олег Рыбин назвал случившееся «болезнью, прокатившейся по всей России». После нереализованного проекта «Сити-Стрелка» предполагалось перенести сюда Парк Победы с побережья Гребного канала. Однако в итоге решили строить стадион.

А как Рыбин оценивает недавнюю историю со сносом двух железобетонных пакгаузов по течению Оки, официально не признанных памятниками архитектуры?

Олег Рыбин, вице-президент союза архитекторов России:

– В 2009 году, когда я был главным архитектором области мы тоже снесли «этажерку» рядом с собором. Через судебных приставов, через налоговую. Снесли шесть этажей из шестнадцати. Еще и поэтому сейчас фон так чисто выглядит. <…> Когда пакгаузы строились в 30-е годы, собор был уже обезглавлен. Поэтому хоть Жуков, хоть Гринберг (архитекторы железобетонных пакгаузов – прим. ред.) собор просто «не видели». <…> Мы открываем собор городу, а город собору. Туда полвека нельзя было попасть, это была закрытая территория порта. Сейчас от собора открывается великолепный вид на город. Это нам показалось важным.

Такова точка зрения, которой придерживаются власти. Однако существуют и альтернативные взгляды на проблему обустройства Стрелки.

Марина Игнатушко, архитектурный критик:

– Церковь Александра Невского строилась для купцов, приезжавших на ярмарку, для людей с пристаней: они круглые сутки работали, а Спасский собор от Стрелки – далеко. У храма не было постоянного прихода – только летние «гости города», зимой он даже не отапливался. Окружен был самими разными постройками, и только главный путь предусмотрен был торжественным и протяженным. Это принципиальное отличие храма в городской застройке от храма на острове, в монастыре, на природе: есть основной обзор и, по возможности, силуэт на панораме. Площадь – перед центральным входом, перспективы улиц, небоскребы Сити, как, например, в Лондоне, получившие такую форму, чтобы не закрывать вид на собор. Известные русские храмы Севера поставлены по-другому: в ансамбле не с городом, а с природой. Но в монастырских комплексах есть стены – они же тоже закрывают часть церквей? Что тогда отражается в воде?

Варианты оформления Стрелки, предлагаемые сегодня, в целом не содержат никаких эпатирующих элементов – за редким исключением!

Марина Игнатушко соглашается, что каждая историческая эпоха оставила свой отпечаток в застройке вокруг собора. Однако с мнением, что собор обязательно нужно было открывать «граду и миру» посредством сноса пакгаузов категорически не согласна.

Марина Игнатушко:

– В 30-е годы прошлого века храм на Стрелке, нужный купцам, разрушали, рисовали на его месте мощные вертикали, строили не пристани, а порт.

Насколько собор должен быть открыт сейчас – вопрос неоднозначный. На каком расстоянии и для кого он должен быть раскрыт? Путь для идущих в храм – один, а где  должны быть другие – случайные зрители, и что они должны оценить и почувствовать? Так силуэт собора еще недавно хорошо прочитывался с разных поворотов Оки – метромост разрезал эту картину. Собор, особенно подсвеченный в ночи, встречал плывущих по Волге, был виден с Борского моста. Не будем ли вспоминать об этих ракурсах? Почему вдруг выход на Оку с огромной парковкой оказался крайне необходимым раскрытием перспективы…

Пакгаузы по Оке – железобетонные, срочно признанные аварийными и снесенные, в существующей сегодня панораме Стрелки были двумя протяженными брусочками, связывающими масштабы собора и стадиона. Их смещение к мысу можно было обыграть в новых фасадах, заменив прежние, не ремонтировавшиеся несколько десятилетий.

…Собор строился для Стрелки, а не наоборот!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.