Просьба Президента – закон… Но не срочный!

Эта история началась почти год назад. В марте 2016 года в Йошкар-Оле проходило пленарное заседание Общероссийского народного фронта (ОНФ). 

Координатор нижегородского общественного движения «СпасГрад» Анна Давыдова долго пыталась обратить на себя внимание главы государства. Получив слово, градозащитница высказала Владимиру Путину свою сокровенную просьбу. «В Нижнем Новгороде есть уникальный дом купца Смирнова (улица Дальняя, 15), выстроенный в русском стиле, – сообщила Анна Президенту страны. – Дом находится в собственности областного правительства, но, к сожалению, заброшен и разрушается. Моя просьба заключается в том, чтобы началась реставрация этого здания. Есть проект реставрации, однако процесс приостановлен».

Фото kremlin.ru

Владимир Путин высказал уверенность, что «Валерий Павлинович нас услышит». И не ошибся. Через некоторое время на улицу Дальнюю отправилась специальная комиссия из регионального правительства. А потом начались бесконечные совещания. В итоге дом несколько раз выставлялся на аукцион, но так и не был продан. Почему? С этим и другими вопросами мы обратились непосредственно к Анне Давыдовой.

– Почему, на ваш взгляд, дома купца Смирнова несколько раз выставлялся на аукцион по реставрации, а воз, как говорится, и ныне там?

– Аукционы срываются потому, что реставрационные фирмы не могут сделать невыполнимое. А именно – отреставрировать сложное деревянное сооружение за те короткие сроки, которые были обозначены и за те минимальные деньги (18 миллионов рублей), которые были предложены. Просто никто не хочет брать на себя серьезную ответственность, зная, что здание по поручению Президента должно быть приведено в порядок не абы как.

– Что может в этой ситуации сделать областное правительство, на балансе которого находится уникальный дом?

– Правительство Нижегородской области должно прежде всего увеличить финансирование работ на памятнике и увеличить сроки этих работ.

– Существует устойчивое мнение, что деревянные дома в принципе малоинтересны инвестору, потому что с данным, прямо скажем, не самым прочным строительным материалом сегодня никто не работает. Так ли это?

– В данном случае речь идет не об инвестициях. Поэтому деревянный дом или каменный – неважно. Здание как было, так и осталось в областной собственности. Единственно, что перешло в оперативное управление к музею-заповеднику. Если дом купца Смирнова будет должным образом отреставрирован, он может использоваться еще долгие годы.

– На круглом столе, проведенном 30 января 2017 года нижегородским отделением ОНФ, говорилось, что после прошлогоднего форума в Йошкар-Оле люди и организации в Нижегородской области дружно ринулись выполнять поручение президента. Кто конкретно ринулся и в чем это выражалось?

– Прежде всего, это конечно, властные структуры Нижегородской области: губернатор и региональное правительство. Здание было вычеркнуто из программы приватизации, передано в оперативное управление, моментально нашлись деньги из бюджета на его реставрацию.

– Итак, почти год прошел после поручения президента, а дом купца Смирнова в Нижнем Новгороде по-прежнему не отреставрирован. Что дальше?

– В будущем, я думаю, все с домом будет хорошо. Его обязательно отреставрируют. Другое дело, что общественный контроль за процессом реставрации нужно обязательно продолжать.

– А если снова столкнетесь с волокитой?

– Тогда, скорее всего, будем расценивать происходящее как саботаж исполнения решений Президента. Но пока мы позицию ОНФ не заявляли официально.

По итогам вышеупомянутого круглого стола правительству Нижегородской области настоятельно предложено увеличить финансирование ремонтно-реставрационных работ дома купца В.И. Смирнова на улице Дальняя в Нижнем Новгороде. Поскольку заявленной ранее суммы недостаточно для восстановления данного памятника. Мне же, например, кажется, что на все нижегородские исторические здания, которые подобно дому купца Смирнова нуждаются в реставрации, одного только ОНФ и лично Анны Давыдовой не хватит.