Последний армейский анекдот

Прапорщик сказал, что нас отпустит пораньше, но нас не отпустило. Есть такой ненаучно-популярный прикол в молодежной среде. А прикол ли? Ведь многие предполагали, что в совершенно позорной истории о травле вдов героев Чеченской войны нижегородских военкомов тоже вовремя «отпустит». Куда там… Накрыло по-взрослому. Пошли на принцип, на полном серьезе и, похоже, в трезвом солдафонском уме.

11 апреля суд Ленинского района города Нижний Новгород по иску областного военкомата всё-таки сделал Евгению Теряеву беднее на 626,6 тысяч рублей. Эти деньги нижегородка, мать-одиночка, вырастившая двух дочерей, супруга сгоревшего заживо в Аргунском ущелье офицера, видите ли, обязана вернуть в бюджет родного государства. Того самого государства, что посмертно повысило Сергея Теряева с майора до подполковника. На эту сумму женщина якобы необоснованно обогатилась, получая с 2011 года пенсию в связи с потерей кормильца.

2016-04-12_teryaeva

С чего бы, баня-то сгорела, по-русски в лоб спросит незнакомый со скандалом  читатель? А с того, дорогой ты наш, что, по мнению некоторых «тыловых крыс», жена боевого офицера, будучи сама на действующем контракте с ВС РФ, не вправе рассчитывать на компенсацию сократившихся семейных доходов.

Была бы там учительница какая, офисная моль или даже лакшери-банкирша – тут другой расклад. Дают – бери. Но, если ты продолжаешь дело мужа и сама служишь Родине — извини-подвинься. Бюджет не резиновый, да и закон особый имеется. Так считают в облвоенкомате.

Впрочем, насчет закона юристы Теряевой в корне не согласны. Конституция не дает права дискриминировать гражданку России по роду деятельности или должности. Во всяком случае, в прочтении благотворительной организации «Право матери» это выглядит именно так. В прочтении же местных деятелей из военного ведомства смешалось все: статус военнослужащего — со статусом родственницы, пенсия по выслуге лет – с пенсией по потере кормильца, живые — с мертвыми.

Cлева: семья Теряевых, 1988. Справа: Чечня, 1996. Сергей Теряев - второй справа.

Cлева: семья Теряевых, 1988. Справа: Чечня, 1996. Сергей Теряев — второй справа

Ограничение на одновременное получение пенсии и пребывание в вооруженных силах, указанное в ч. 1 ст. 6 Закона от 1993 года «О пенсионном обеспечении лиц, проходящих военную службу», касается только самих военнослужащих, а не членов их семей, сообщает сайт правозащитной организации «Право матери». Выходит, кому-то выгодно монетизировать контрактницу, в упор, не видя в ней  жену защитника Родины.

Тут вот, еще какая интересная штука из разряда парадоксального армейского юмора. Оказывается, году этак в 2004-м нижегородка меняла утерянный военный билет. Затем, в 2007-м, наверняка получала почести в связи с посмертным присвоением мужу подполковника. В 2011-м она подала документы на ту самую пенсию за мужа. По идее все три события не могли состояться без ведома военкомата.

Не могли, но немыслимым образом состоялись. Позиция военного ведомства в суде против Евгении Теряевой заключается в том, что та якобы утаила от них службу по контракту. То ли стеснялась из скромности, то ли агент под прикрытием, то ли еще чего… Это фантастика, но военкомы остались в неведении о службе Евгении Теряевой и после 2013 года, когда женщина в суде против них же доказала право на выплату за потерянного мужа.

Денис Шедов, юрист благотворительной организации «Право матери»:

— Ленинский райсуд нарушил принцип незыблемости судебного решения. В 2013 году мы по коллективному иску вдов и солдатских матерей добились судебного признания их прав на получение повышенной пенсии, в числе истцов была Теряева. То судебное решение не было отменено. Мы  впервые сталкиваемся с тем, что военкомат цинично привлекает вдову к гражданской ответственности за правомерное получение ей пенсии за погибшего мужа.

По информации СМИ, Евгения Теряева намерена разорвать контракт с ВС РФ, после чего, если следовать логике военкомата, вновь получит право на компенсационные выплаты. Правозащитники, тем временем, не теряют надежды снова отстоять права вдовы в вышестоящем суде.

Тем временем, под пресс попала еще одна нижегородка, вдова убитого в Чечне младшего сержанта Алексея Семака. Но, если Евгения Теряева отделалась пока проигранным иском, то Наталья Семак, ранее тоже служившая в вооруженных силах, отведала поощрения в форме уголовного дела по статье о мошенничестве (лишение свободы сроком до шести лет). Даром что за неделю до этого Наталья выступила свидетелем на стороне Евгении.

semak_001-1280x853

Круг замкнулся. Просто вдовья ОПГ какая-то! Ведь Семак, воспитывающая пятерых (!!!) детей, в 2011 году тоже посмела претендовать на пенсию по потере кормильца. В этом и состоял ее ужасный преступный умысел, возникший из-за корыстной заинтересованности, полагает следствие.

Реакция нижегородцев в соцсетях однозначна: этот гнусный армейский анекдот для некоторых чинов должен стать последним. Интересно, что скажут дети из этих двух семей военных, когда придет пора выбора профессии. Одно дело – созерцать лихие телесюжеты о победах наших летчиков и спецназа в Сирии, другое – знать о тыловом унижении собственных матерей и попрании памяти героических отцов.

Комментарий адвоката, в прошлом военного юриста (на условиях анонимности):

— Между нами, денег в бюджете нет. Судам дано указание пополнять его любым способом – законным или незаконным. Сейчас государство этим и занимается. Поэтому любой госорган – ГИБДД, пенсионный фонд, налоговая, полиция – все, кто каким-либо образом может повлиять на извлечение денег, выполняют это указание. Я не вижу законных оснований в отказе вдовам в выплатах. Говоря о дискриминации по роду деятельности, их юристы абсолютно правы. И еще для меня очень странно, что в 2013 году дело Теряевой не пошло выше районного суда. Обжалование в областном – обычная практика, и я не думаю, что военкомат остановился бы на том уровне. Такое бывает редко и только когда обе стороны решением удовлетворены.

Фото Михаила Солунина/»Коммерсант», takiedela.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.