Пока «Титаник» плывет

Тяжела работа политического эксперта. То, о чем журналисты пишут в течение года и более, ему приходится уместить в 15-минутном выступлении. В сегодняшнем докладе Евгения Семенова на заседании Нижегородского эксперт-клуба под говорящим названием «Неуправляемый Нижний» принципиально новых фактов не прозвучало. Однако после некоторых резких оценок выступавшего интересно было бы ознакомиться с полным исследованием по итогам года работы городской власти.

Степень неуправляемости города, беспомощности и беззаботности команды оказались настолько тревожными, что хоть аналогии с «Титаником» приводи. Разница только в том, что собравшиеся в “Медиа Страйк Холле” опасность видят хорошо.

В теории политического менеджмента давно известен спор адептов президентской и парламентской форм правления. И те, и другие признают, что эффективность власти напрямую связана с ее легитимностью. Между тем, первый год нового городского руководства закончился его делегитимацией, предъявил диагноз Семенов.

– Мы наблюдали целый год управленческих экспериментов. Впервые в новой истории региона представительная власть на уровне МСУ оказалась сильнее и влиятельнее исполнительной. При этом и городская Дума во главе с Карнилиным не является самодостаточным органом власти. Центр принятия ключевых управленческих и политических решений сосредоточился в руках у группы депутатов, которая обладает определенными ресурсами и фактически представляет собой теневой кабинет. Ресурсы позволили им сформировать часть депутатского корпуса и руководство городской администрации как свою клиентелу.

Последний термин вызвал неподдельное оживление среди собравшихся, которые разделились на два лагеря: одни обратились за справкой к телефонам, другие настоятельно просили спикера объясниться. Когда же в зале прозвучало, что речь идет о хлестком древнеримском словечке, обозначающем близкий круг заинтересованных лиц, все понимающе закивали. Выступающий продолжил.

– Говоря о теневом кабинете, можно сказать, что он-то и управлял городом в течение года. Давайте посмотрим, как это отразилось на делегитимации власти. Кадровая политика характеризовалась высоким уровнем турбулентности. Традиционно при смене команды идет зачистка, и, как правило, это кончается в течение одного-трех месяцев. Мы видим, что кадровая чехарда в городской администрации началась в начале 2016 года и до сих пор не закончилась. Четкого распределения сфер ответственности между руководителями администрации до сих пор нет, и с приходом Казачковой опять начинается реструктуризация. Кроме того, кадровые назначения очень часто были мотивированы не управленческой потребностью, а политическим ангажементом. Необходимо было зачистить так называемых Кондрашовских и назначить на их места людей, лояльных теневому кабинету.

Такая политика, на мой взгляд, привела к вымыванию из городской администрации значительной части профессионалов, а на их место приходили либо непрофессионалы, либо люди с сомнительной репутацией.

Сейчас достанется гламурным деятелям депкульта и погрязшим в долгах руководителям НПАТ, читалось в осмысленных лицах собравшихся. И самые осведомленные пассажиры «Титаника» не ошиблись.

– Ярким примером первого случая является назначение Сухановой на должность директора департамента культуры. Это человек, который не имеет ни профильного образования, ни опыта работы в сфере. Пример второго решения – назначение на должность руководителя важного муниципального предприятия в сфере транспорта Цыганкова – человека с весьма… (эксперт на секунду призадумался, – прим. ред.) …Человека, скажем мягко, к которому есть вопросы.

В течение года несколько раз сменились ключевые руководители ряда департаментов. Если мне не изменяет память, директор департамента транспорта за год менялся три раза, а руководитель департамента общественных отношений – дважды. Какое устойчивое управление вы хотите в этих условиях?

Про мост! Про мост расскажите, Евгений Евгеньевич!

– Транспортная сфера была одним из самых слабых мест в деятельности городской администрации. В заслугу себе она ставит ремонт Молитовского моста. Но здесь гордиться-то особо и нечем, да и рано. Во-первых, ремонт был проведен на деньги областного бюджета. Во-вторых, ремонт начался экстренно, без разработки какой-то альтернативной логистической схемы, что привело к серьезным проблемам и возмущениям нижегородцев. В-третьих, выбор подрядчика был сделан спешно, и тот даже затруднился с предоставлением гарантий на выполненные работы. Наконец, несмотря на громкие заявления, сроки работ были сорваны и неоднократно переносились.

Транспортную ситуацию усугубили волюнтаристские решения по отмене 31 маршрута, проблемы возникали с парконами и электронными проездными. Объективно существующие затруднения с транспортом в городе не только не разрешились, но и были усугублены. Все это вызывало протест населения.

На этом моменте доклада аудитория, конечно, не всплакнула, но невольно поморщилась, а кое-кто, памятуя о летних пробках, даже принялся вытирать пот со лба. Евгений Семенов, между тем, продолжал разбирать конструктор на мелкие детальки.

– Следующая сфера – благоустройство. Здесь кризис управления проявился с наибольшей очевидностью. Началось с того, что в самом начале 2016 года администрация города предложила совершенно инновационное решение, заявив, что в связи с отсутствием средств снег с улиц вывозиться не будет. Если бы не серьезный окрик со стороны областного руководства, мы могли бы попасть в чрезвычайную ситуацию.

Дороги в городе такими не были никогда – либо я просто не так долго живу. Более того, ремонт дорог начался не в сезоне (май или июнь), а к его концу – практически к августу и сентябрю. И вновь был применен поразительно инновационный подход, когда старое дорожное покрытие сняли и остановили работы. В течение практически месяца дороги в центре стояли просто никакими, без старого и без нового покрытия.

В зале послышался тяжкий вздох и шмыганье носом. Видимо, 10 тысяч рублей, потраченных на ремонт подвески, кому-то из экспертов тяготят душу и по сей день.

– Хочу заметить, все это происходило накануне выборов (на этих словах политолог Евгений Семенов, понятное дело, почувствовал кровь и заметно оживился, – прим. ред.). Естественно, это не могло ни отразиться на результатах голосования. Мы специально посмотрели явку на участках, которые попадали в зону ремонта, и она оказалась значительно ниже, чем там, где ремонта не было. Извините меня за реплику. Если бы действие происходило в 1937 году, Белова объявили бы вредителем, и его дальнейшая судьба стала бы очевидной.

В зале заулыбались, мысленно представив Евгения Евгеньевича в роли Иосифа Виссарионовича, а Белова – в роли расстрелянного наркома внутренних дел Ежова.

– Тревожным фактором является то, что администрация не извлекает никаких уроков из своего собственного печального опыта. Все ее ссылки на отсутствие средств являются либо несостоятельными, либо лживыми. В конце года администрация вынуждена была вернуть в областной бюджет неиспользованные 19 миллионов, предназначенные на вывоз снега. В экономике города с самого начала ставилась задача ликвидации большого долга, и был объявлен режим чрезвычайной экономии. Ради нее одним из первых решений, которое шокировало, стало снятие дотаций на питание с сотрудников детских садов. Экономический эффект от этого ничтожен, а вот политический провал огромен. К середине года долг города заметно уменьшился – это позитивный фактор, который нельзя не отметить. Но к концу он вновь начал расти. Это цикличный процесс.

Культурная политика. О непрофессионализме Сухановой я уже говорил. Назначая на должность, Белов подчеркивал ее знания и опыт в области туризма и манифестировал эту область в качестве приоритетной. В результате департамент культуры превратился в “департамент культуризма”, а дилетантизм Сухановой привел к ряду проблем, которые вызывали тревогу и протест городского сообщества. Сократилось финансирование, долг ряда муниципальных предприятий вырос, проблемы возникли у театра «Вера», у студии Хабенского, был сорван ряд мероприятий. Всем хорошо памятна скандальная история с абсолютно безосновательным преследованием директора Парка Победы Киселева. Если бы тогда общественность не встала на его защиту, неизвестно, чем бы это закончилось.

Какое интересное слово – «манифестировать», подумалось внезапно присутствовавшему в зале представителю «Нижнего сейчас». Многозначное слово. Ведь, если допустить, что в его этимологии затаились money, многое стало бы понятнее. Евгений Семенов, тем временем, грамотно подводил к кульминации.

– Все это негативным образом сказывалось на общественном мнении. Ну и, если мы уж об этом заговорили, нельзя не отметить проблемы с медийной политикой администрации города. Здесь тоже не было особых успехов. Даниил Смирнов, который отвечал за эту работу, видимо, решил, что самым лучшим методом установления доверительных общественных связей будут административно-командные методы. Это привело к возникновению конфликтов между администрацией и авторитетными нижегородскими медиа. Кроме того, внутренняя информационная политика администрации была налажена плохо, и ее глава Белов очень часто попадал в нелепое положение, когда узнавал о проблемах прямо от журналистов. Он не мог дать внятную оценку, высказывал одно мнение, через некоторое время – другое.

Не хватает только упоминания о похождениях Валерия Гельжиниса. Но где же? Где же финальная и самая смачная оплеуха от продвинутых пассажиров «Титаника»? Вот она.

– Подводя итоги, хочу вернуться к вопросу легитимности. Мне кажется, что эксперимент по управлению с помощью теневого кабинета при ослабленной власти себя не оправдал. На мой взгляд, городская власть делегитимировала себя в течение прошедшего года. Когда на одной чаше весов находятся нянечки детских садов, лишенные куска хлеба, а на другой чаше – глава города, покупающий квартиры в Майами, то ни о каком доверии к власти речи быть не может.

PS: Справедливости ради отметим, что выступление Евгения Семенова на заседании клуба было наиболее радикальным по риторике. Эксперт и сам не скрывал, что обострял сознательно, чтобы спровоцировать полемику. Наиболее интересные мнения, прозвучавшие в ответ и в продолжение, мы также представим – уже завтра!

  1. “Теневой кабинет” – это мягко сказано, а если честно, то в настоящее время эту группу депутатов во главе с ОВС, можно просто назвать ОПГ, которое “баламутит” весь управленческий процесс и решает свои “шкурные” вопросы.