Павел Пиковский: “Вернуться я всегда успею!”

Свое 28-летие нижегородский музыкант Павел Пиковский отметил максимально естественным образом – серией концертов. Вчера это была Москва, сегодня – родной Нижний, а затем Павел вместе со своей группой “Хьюго” едет играть в Питер, где и проходит главная часть его творческой жизни. Возможно, читатели нашего жутко политизированного ресурса слышат фамилию “Пиковский” впервые, а между тем, это творческая единица федерального уровня! Концертная география Павла охватывает всю страну вплоть до Дальнего Востока. Это не всегда большие залы, но зато случайных людей практически не бывает.

Очень взрослая и богатая нюансами музыка в сочетании со светлой и временами по-детски наивной лирикой – это и есть визитная карточка музыканта Пиковского. C 2007 года коллектив выпустил четыре альбома, причем последний – “Сальто-Мортале” – появился только-только. Накануне нижегородского концерта “НС” спросил Пиковского, почему же приходится покидать Нижний, если хочешь настоящей узнаваемости. Ну, и не только об этом…

– Пиковский и “Хьюго” для меня – пример общенациональной известности, которая достигнута совершенно без участия “тяжелой артиллерии” в виде телевидения, глянцевых журналов и тому подобного поп-арсенала. Тебя устраивает твой нынешний уровень известности? 

– Нет. Объясню почему. Мой нынешний уровень известности позволяет мне более или менее стабильно кормить жену и сына, живя в столице. Но для реализации каких-то хороших музыкальных проектов денег постоянно не хватает и их приходится просить у нашей постоянной аудитории или у спонсоров-меценатов. К примеру, одна сессия записи симфонического оркестра в Питере стоит около ста тысяч рублей, учитывая все расходы. Их нужно где-то брать.

То есть, проект пока не вышел на позицию самоокупаемости. Кроме того, группу нужно так же стабильно финансировать. Ребятам нужна зарплата, на которую они будут рассчитывать. Группа должна постоянно концертировать, работать в студиях звукозаписи, выпускать пластинки и мерч (сувенирная продукция группы – прим. ред.). Чтобы за нас чаще брались организаторы, нам нужно собирать залы. Чтобы эти залы собирать, нужно прогрессировать в плане узнаваемости. Всё логично и поэтапно. Поэтому мы на пути. И вряд ли остановимся.

Хотя, я безусловно благодарен миру за то, что не оставил меня “непризнанным”. И я испытываю счастье от того, что могу быть нужным и полезным.

– Ты как-то планировал свою работу по завоеванию аудитории? Нужно ли заботиться об этих вещах человеку творческому?

– Мне приходится совмещать творчество с решением организационных и финансовых вопросов. Это порою очень сильно обламывает, так как отнимает много сил. Но, во-первых, это интересно: я развиваю в себе совершенно новые качества и черты. А во-вторых, у меня нет другого выхода. На том этапе развития, где сейчас находимся мы с командой, никто лучше меня не сможет вести дела. Как только я пойму, что не справляюсь, у нас обязательно появится менеджер. Сейчас мы обходимся своими силами и у нас есть друзья – добровольные помощники – а это большое подспорье.

– Почему так сложно стать известным, сидя в Нижнем Новгороде? “Чайф”, например, всегда любят подчеркнуть, что они никуда из Екатеринбурга не собираются…

– Но “Чайф” при этом пользуются услугами московского продюсера Дмитрия Гройсмана! И сама компания “Чайф” базируется в Москве. А одним из первых открыл эту группу петербуржец – Андрей Петрович Бурлака – наш легендарный летописец. И альбомы самые первые, которые вывели “Чайф” на свет Божий, записаны в Питере, если я не ошибаюсь. Дело в том, что в больших городах всё сцентровано, сконцентрировано.

С другой стороны, история знает и другие примеры. Вот, скажем, F.P.G. (известная нижегородская панк-группа – прим. ред.).  Они друзья Кинчева – он долгое время называл их своей любимой группой. И они много раз играли на разогреве у Exploited. И, по-моему, они Exploited убирают вчистую по звучанию, по драйву. Фактически, они забрали себе целевую панк-аудиторию нашей страны. Но даже несмотря на это, только спустя восемь или десять лет песни с их альбома 2003 года худо-бедно стали появляться на “Нашем Радио”. Живи они в столице – всё происходило бы гораздо быстрее, мне кажется. Хотя и не факт.

А я уезжал из Нижнего с полным осознанием того, что вернуться я всегда успею, а мне нужно искать себя в творчестве, учиться, путешествовать, узнавать мир со всех сторон. Я понятия не имел куда двигаться – просто работал и всё.

– У тебя всегда множество новых творческих идей, проектов. Что в ближайшее время на подходе?

– Ну, как я уже говорил, мы озаботились проектом с симфоническим оркестром. Мы записали в Мариинке целый альбом под рояль – нон-стоп такой, “живаго”. Мы начали уже давно записывать песни с нижегородским коллективом “Style Quartet”. Хотя, к сожалению, работа эта тормознулась конкретно из-за моей постоянной гастрольной занятости. И очень много сил и времени отнял наш последний альбом с группой – почти три года. Мы его начали записывать в мае 2014 года, а вышел он только 1 января 2017. А я пока не закончу один крупный проект, не могу взяться за другой. Вот над камерной пластинкой такого толка мы и будем трудится сейчас. И готов уже новый материал для электрического альбома с группой.

Мы многое пересмотрели за последние пару лет, много чему научились. Многое поняли. И коллектив у нас новый совсем, подход совершенно иной.

– Какая аудитория на концертах для тебя оптимальна? 

– Мне важны люди, которые со мной на одной волне. И на сцене, и в зале. Мы вместе растём с аудиторией. Вместе работаем. Даже последнюю пластинку выпустили вместе, сообща. Поэтому я искренне люблю тех, кто приходит к нам на концерты.

Павел очень активен в соцсетях, и селфи со зрителями после концерта становятся новой традицией. Это – Петербург…

…а это – другой конец страны, Атлайский край.

– Вообще, у многих людей понятие “рок-концерт” ассоциируется с чем-то надрывным и хаотичным, но ваши выступления – совсем другое! Тебя не смущает собственный отход от шаблонов?

– Здесь главный шаблон – “рок-концерт”. Что это означает? Я когда слушаю Баха, меня “штормит” больше, чем на любом рок-концерте. Я даже больше скажу: мне и слово “концерт” не особенно нравится, я его использую неохотно. Наши концерты – это встречи с друзьями, это возможность поговорить, обсудить что-то важное. Для меня ближе слово “встреча”.

– Каким бы ты хотел видеть 2017 год в творческом плане?

– Счастливым. Счастье не должно быть перманентным – так его перестаёшь ощущать. Но оно может быть ярким, как редкий салют на праздник. Вот такого творческого салюта я жду.

Нижегородский концерт Павла Пиковского и “Хьюго” пройдет 14 января в клубе Crazy Train. 

Фото Ниатальи Максимовой, а также из аккаунтов Павла Пиковского и группы “Хьюго” в соцсетях