Палаточный протест

С богородской трассы эта акция напоминала какой-то туристический слет. Люди в походно-спортивной одежде, бюджетные автомобили с наклейками “Ребенок в машине” и “С Днем Победы!” – и палатки. Много палаток! Почти на каждой – номер. Всё проясняется, как только попадаешь на “главную аллею” этого стихийного городка – здесь входящих встречает плакат “Новинки Смарт-Сити: добро пожаловать в реальность!”

Обманутые дольщики компании “Квартстрой” собрались на митинг в непосредственной близости от своих недостроенных домов. Большинство из них должны были отметить новоселье уже два года назад, но пока могут рассчитывать только на палатки с номером своего дома.

Наталья Шаткова, дольщик дома №20:

– Мы с мужем купили квартиру в октябре 2014 года по программе “Обеспечение жильем работников бюджетной сферы”. Нас так долго проверяли, сможем ли мы платить ипотеку. Я работаю в системе дошкольного образования, отдала всё самое последнее ради этой квартиры! Мне не нужно никаких неустоек, мне нужно въехать и просто жить! Я не могу понять, почему государство-то могло пропустить такого застройщика? Теперь я должна десять лет отработать в сфере образования за то, что государство вложило за меня 10 процентов стоимости квартиры – а где квартира?!

Андрей Белов, член инициативной группы дольщиков “Новинки Смарт-сити”:

– Земли здесь – федерального значения, их вправе выдавать только Москва, что и было сделано. Но и нижегородские власти повлияли на это решение. А сейчас они от нас отстраняются, говорят: вы сами виноваты, надо было с нами советоваться, потому что это был заведомо плохой вариант.

Сергей Кузичев, дольщик дома №5:

– У нас вообще еще только яма вместо дома. Но вот пришло письмо – обещают в 4 квартале уже сдать! У нас трое детей, живем на съемной, платим ипотеку. Шанцев вину на нас переложил – сначала рекламировал, а теперь говорит: сами виноваты!

Алексей Комиссаров, дольщик дома №6:

– Ксюше у нас семь месяцев, и ее, можно сказать, еще и в проекте не было, когда мы решили купить здесь квартиру. Но получилось так, как получилось – теперь приходится скитаться. Поначалу стройка шла хорошо, мы следили за ней, а потом начало угасать. Сейчас мы снимаем квартиру и параллельно платим ипотеку – так многие здесь вынуждены жить.

Дмитрий Кельдюшев, дольщик поселка:

– Обещали к концу 2015 года сдать две линии домов-четырехэтажек, пятнадцать домов. С тех пор только обещания. Этой зимой велись только коммуникации, по домам ничего не делается.

Ирина Инкина, дольщик дома №13:

– Нам “повезло” с домом №13. Он должен был появиться первым – но до сих пор не сдан. Говорят, там внутри уже всё готово – только коммуникации подвести. Но ничего не делают.

 

Около домов поселка действительно заметно какое-то движение, не торопясь ходят люди. “Кто это там – строители или, может, мародеры?” – интересуется по дороге к своему автомобилю семейная пара. К слову, представители руководства компании “Квартстрой НН”, если и были на митинге, то предпочитали не представляться дольщикам. От власти митинг тоже никто не посетил.

 

Татьяна Юрова, дольщик поселка:

– А у нас здесь вообще две квартиры, моя и сына. Купили за наличные деньги, и вот – третий год ждем. Я живу в общежитии. Нам периодически присылают письма с извинениями, просят войти в положение. А в наше кто войдет?!

Ольга Молявина, дольщик дома №4:

– Постоянно обещают, переносят сроки: в следующем месяце, потом еще в следующем, и так далее. Стройка какая-то идет – но так можно строить лет десять или пятнадцать! А время идет, мы все не молодеем… Мы вот, например, хотели бы семью расширить, но не можем себе этого позволить. Мы живем на 12-ти квадратных метрах у родителей.

Почему никакого надзора не осуществляется по этой стройке? На сайте министерства висят графики строительства – ничего не соблюдается! Выявлено какое-то нецелевое использование средств – и никакого движения!

После вопроса журналистов: зачем вы здесь собрались? – дольщики даже слегка теряются. Говорят, что хотят привлечь внимание властей, федеральных и местных: “Правительству-то мы всё еще верим!” И сразу интересуются, дойдут ли журналистские публикации до Москвы.

 

 

Фото nn-now.ru