Оптимизм в процентах или жизнь в подполье?

Продолжаем знакомить читателя со смысловым содержанием свежихсоцисследований Александра Прудника и Дмитрия Стрелкова,сделанных в Нижегородской области. К концу заседания крайнего эксперт-клуба от позитива докладчиков и след простыл. Выводы социологов приобрели совершенно иные смыслы.

Для начала напомним основные выводы дуэта авторов, сделанные по итогам соцопросов и ставшие предметом обсуждения. Нижегородцы якобы уже прошлись по дну кризиса, а некоторые успели от него оттолкнуться. Доля тех, кто продолжает говорить об ухудшении уровня жизни, в 2017 году снизилась, а тех, кто не чувствует кризиса, стало больше. Люди по-прежнему доверяют президенту и губернатору, не верят в управленческий гений премьера, не готовы оценивать деятельность главы администрации Нижнего Новгорода и пока не знают о работе новой главы города.

Жители региона желают стабильности и перемен одновременно, что видно даже в рамках одной социальной группы. Невнятные ориентиры граждан в равной степени создают риски стагнации, деградации, дестабилизации и переворота, но объединить все это в единую концепцию социологи пока не могут. Во всем плохом виноваты правительство РФ, олигархи и западные санкции, вне подозрений – президент, «Единая Россия» и губернатор. Главные игроки сознательно выводятся из-под удара, в чем, собственно, и есть главный смысл внутренней политики государства. Что до оппозиции, Навального нижегородцы не жалуют, но треть опрошенных уже считает идею уличных протестов здравой, а половина из них готовы в этом поучаствовать.

Кажется, настроениям нижегородцев мы нашли подходящую иллюстрацию…

На фоне метаний электората парламентскую оппозицию интересуют региональные рейтинги партий. Александр Прудник сообщил, что «Единая Россия» в Нижегородской области имеет 44%, либерал-демократы – 11%. КПРФ – 8%, «Справедливая Россия» – 3%, обобщенная либеральная оппозиция – 2%, остальные респонденты в предпочтениях не определились.

Оптимизм социологов по поводу положительной динамики для правящей власти экспертам не приглянулся сразу. Антирейтинг губернатора вырос на 3%, местного самоуправления – на 4%. При этом в Нижнем Новгороде лояльность Владимиру Путину остается высокой. И как же это понимать? Будут ли местные проблемы подталкивать население к голосованию за действующего президента?

Дмитрий Стрелков, социолог:

– Не хочу сказать, что президент останется вне зоны ответственности. Просто по характеру установок его, как и губернатора, обеспечивающих искомое состояние стабильности, стараются сохранить. На них ответственность сдвигается в последнюю очередь. Наиболее угрожающе глыба двигается даже не на федеральное правительство, а на местные органы.

Неплохо было бы узнать, какие резервы есть у всех уровней власти для повышения лояльности, и какие ресурсы в связи с этим остаются у оппозиции? Для начала эксперты заинтересовались ядром поддержки президента и губернатора. По словам Прудника, самыми лояльными являются женщины в возрасте 55-60 лет, наиболее критично настроенными – мужчины от 18 до 34 лет. Разрыв в уровне поддержки Путина между ними, хотя и не удивляет, но в глаза определенно бросается – 80 против 52%.

Ядро ЛДПР, к примеру – это мужчины, живущие в средних и малых городах. По Дзержинску и Балахне, где рейтинг власти заметно ниже, чем где-либо еще, можно предположить, что шансы у оппозиции есть. Причем связано это отнюдь не с местными разборками власть предержащих.

Александр Прудник, старший научный сотрудник Приволжского филиала Института социологии РАН:

– Исходя из того, как в этих городах оценивалось местное самоуправление, мы фиксируем здесь не конфликт элит, а прямой конфликт населения и элит. Опросы в течение двух последних лет выявили самые проблемные зоны по области – это Дзержинск и Балахна. И эти результаты повторяются. Пример противоположной тенденции – Арзамас.

Реальная оценка власти – не в замерах социологов, а в явке на прошедшие муниципальные выборы, считают в ЛДПР. Столь низкой активности граждан Владислав Атмахов не припоминает. Если же учесть треть проголосовавших досрочно, а близким к выборной кухне людям это говорит о многом, получается, что населению выборы в местном самоуправлении не интересны от слова «вообще».

Владислав Атмахов, координатор НРО ЛДПР, депутат ЗС НО:

– К сожалению, мы очень здорово пиарим деятельность нашего губернатора, наших администраций, партий, но при этом абсолютно не было никакой информации о предстоящих выборах. Большая часть людей о них даже и не знала. То есть мы не работаем с населением. В исследовании говорится, что минимально 9% готовы выйти на протесты, около 40% это поддерживают, и в этом нет ничего страшного. А вы знаете, что по мировому опыту 4-5% активного населения достаточно, чтобы провести революцию в любом государстве? Мы что, ждем, пока кто-то возглавит эти 9%?

Атмахов считает, что тренды администрации президента на открытие возможностей для оппозиции – это не про Нижегородскую область. Мало того, что не дают выступать – так в Ковернино кандидата и наблюдателей от либерал-демократов еще и полицией «кошмарили». Избиратели порой такие вещи говорят, что даже улыбаться скоро будет поздно, пугает экспертов выступающий.

Владислав Атмахов:

– ЛДПР не хочет революции, ЛДПР хочет эволюции, политической эволюции населения. И прежде всего, ихняя грамотность должна организовываться всеми нами вместе (цитата в оригинале, – прим. «НС»).

Досрочников в Нижнем Новгороде было даже не 30, а 40%, а с учетом голосовавших на дому реальная явка на избирательных участках составила не более 6-7%, поправляет коллегу зампредседателя ЗакСо Владислав Егоров. При этом, считает он, народу нынче свойственно жить в подполье и опасливо относиться к выражению собственного мнения. Люди и соседям-то не рассказывают, за кого голосовали, добавляет представитель компартии, толсто намекая на ценность социологии.

Владислав Егоров, вице-спикер ЗС НО, первый секретарь НРО КПРФ:

– Человек знает, видит от выборов к выборам и слышит от своих знакомых: голосование не за того кандидата или не за ту партию чревато, как минимум, определенными неудобствами для него или семьи. К сожалению, уважаемая наука социология в России в последнее время девальвирована. Сложно представить себе противоречия в выражении мнения граждан, когда они поддерживают представителей власти и готовы выйти на митинги протеста против политики поддерживаеммых руководителей. На мой взгляд, путаница в головах – это больная ситуация в обществе, которая к добру не ведет. Если мы намерены и дальше называть такие процессы выборами, будем вводить себя в заблуждение. А народ будет дозревать до своих собственных решений, искать способы выхода, помимо избирательных механизмов.

Странное дело: все уже поняли, что президентские выборы в сентябре проводить нельзя, а остальные – пожалуйста, удивляется региональный бизнес-омбудсмен Павел Солодкий. Можно агитацию на пляже проводить, включить музыку, продавать продукты питания, иронизирует он. Представителю «Партии роста» обидно за имитацию выборов, и участвовать в этом совершенно не хочется. В начале нулевых государство взяло курс на деполитизацию общества, и это получилось. Но теперь доведенные до отчаяния люди будут выходить на улицы просто от безысходности. Они не верят власти. Да, губернаторам стали вручать «зеленые папки», но неужели нельзя сделать то же с главами муниципалитетов, чтобы хотя бы уменьшить напряжение?

Павел Солодкий, уполномоченный по защите прав предпринимателей в Нижегородской области, председатель НРО «Партии роста»:

– Я сейчас бьюсь над случаем в Шахунье, если кто-то слышал об этом у Соловьева (Павел Солодкий участвовал в популярной телепрограмме – прим. “НС”). Муниципальный служащий купил шубу у предпринимателя за 80 тысяч. Поносила полтора года, пришла и заявляет: «Забери ее и верни мне 120. Ей говорят, что так нельзя, что касса и так далее. Да по фигу! Уже шестая проверка Роспотребнадзора была. Я когда жалобу получил, позвонил туда. Обещали разобраться. Я главе города звонил. Разберусь, говорит. После этого к предпринимателю вышла проверка 25 человек. В Шахунье! Магазин 100 квадратных метров всего! Сейчас в прокуратуру подали. Люлину? Губернатору? Кому еще сказать, чтобы от предпринимателя отстали?

При этом ни один контрольно-надзорный орган не зависсит от финансово-экономических показателей региона, напоминает омбудсмен. Реформу-то объявили – федеральные органы более-менее начали отчитываться ежеквартально, но муниципальные как работали, так и работают. Плюс ко всему Федерация не сделала почти ничего для законодательной, налоговой и других форм поддержки бизнеса. О каком позитивном фоне и отношении к выборам можно говорить, когда тебя просто добивают? И все же Солодкий затрудняется с прогнозом, поддержит ли «Партия роста» Владимира Путина или выдвинет на президентские выборы своего кандидата.

Павел Солодкий:

– Вы сказали, что мы прошли пик кризиса. Не прошли, потому что так же зависим от нефтедоллара, как было 10 лет назад. Майами бушует, нефть растет – мы аплодируем курсу 57. Сейчас кто-нибудь чихнет или начнет сланцевую нефть добывать – снова нефть по 35 и доллар по 70. Мы не сделали импортозамещения. Растем только за счет “оборонки”. Но им поставлена задача выйти на гражданскую продукцию через 2-3 года. И они за голову хватаются: кастрюли уже проходили. За этот год от Центробанка мы ничего не увидели, кроме снижения процентной ставки на 1%. Увидели только десятки тысяч людей, пострадавших от отзыва банковских лицензий. В Татарстане власти фонд создали и стали из других источников деньги доставать, потому что люди на митинги вышли. Простой гражданин хотя бы на 1,4 миллиона по вкладу в банке защищен, а предприниматель и этого не имеет. Люди не платят налоги, платят в конвертах и говорят: «А зачем нам выходить из тени? Мы выживаем». Они не надеются ни на кредитование, ни на субсидии, ни на что.

Для «Единой России» даже как-то странно слышать, что граждане не возлагают на нее ответственность за происходящее в стране. Без понимания внутренних процессов нет и речи о том, чтобы доверие населения к власти росло, рассуждает зампред Заксобрания Ольга Щетинина. Есть ожидания перемен, запрос на системное развитие и конкретные экономические предложения федерального центра. Главное – у страны есть национальный лидер, а с ним во многом связан и высокий рейтинг правящей партии, уверена выступающая.

Ольга Щетинина, зампредседателя ЗС НО, фракция «Единая Россия»:

– Да, пришло мало народу, и не участвовали малые партии. Интересно, когда интересные кандидаты и программы, когда все без исключения партии в этом работают. Возложить интерес на ту или иную административную структуру – это просто невозможно. Почему получается, что люди, вроде как поддерживающие президента и губернатора, высказываются о возможности выходить и отстаивать свои интересы публично? Мне кажется, это хорошо. Мы видим рост активности людей, участие в различных дискуссиях. Мы видим, как формировалась Общественная палата Нижнего Новгорода, насколько большой интерес к этому был со стороны ярких персон. Большее количество граждан на приемах приходят с предложениямми. Мы пришли к тому, что люди не на кухнях говорят, и я вообще не вижу в этом угроз. Запрос на справедливость порождает несогласие с любыми видами несправедливости. Там, где коррупция присутствует, и мы видим это в разбивке по районам, уровень доверия низкий, а желание людей – более активно противодействовать.

Политолог Евгений Семенов в результатах исследования видит конфликт спроса и предложения. Запрос на обновление виден невооруженным глазом, ответ на него сформулирован крайне нечетко. Поэтапная замена элит – дело сугубо внутриэлитное, и обольщаться не стоит: население, голосующее за действующего президента, способно отреагировать на обновление лишь отчасти.

Евгений Семенов, руководитель Нижегородского филиала Фонда развития гражданского общества (ФоРГО):

– В основе протеста – скорее всего, запрос молодежи. То есть мы видим, что конфликт спроса и предложения – это еще и поколенческий конфликт, и будущее нам вырисовывается. Конечно, в условиях приближающихся выборов с этим надо что-то делать, потому что запас прочности истончается. Что произойдет в ближайшие несколько месяцев? Если вы утверждаете, что Нижегородская область шаблонна и отражает проблематику в целом, тогда возникает вопрос: для чего проводилось исследование? Для принятия управленческих решений, опираясь на результаты. У нас есть критические очаги, которые могут повлиять на исход голосования в марте. Местное самоуправление – совершенно явный рост антирейтинга, невысокий рейтинг и явная зона конфликта. Будут ли принимать управленческие решения в очагах конфликта или нет? Я так полагаю, что федеральный центр будет требовать.

Сама внутренняя политика российских властей является гибридной, повышает ставки политолог Сергей Кочеров. Признак гибридности – большое количество не подкрепленных делами заявлений на социальные и экономические темы. Под прикрытием колоссального информационного шума работает принцип «шаг вперед, два шага назад», потому и обсуждение фильма «Матильда» вместо экономической стратегии не случайно.

Выборы губернаторов показали тотальную зачистку, когда оппозиционные кандидаты были сняты либо с ведома, либо с прямого благословения. Убирая электорально привлекательных кандидатов, власть обесценивает сами выборы. Исследование Стрелкова и Прудника показывает, что реальная публичная политика уходит с избирательных участков на улицу.Тренд крайне опасен для власти, как и ее заблуждение в поддержке народом курса на омоложение корпуса навязываемых сверху губернаторов, предупреждает Кочеров.

По его мнению, выводы социологов об адаптации населения к кризису надо бы проработать. К примеру, в процессе адаптации пессимисты считают, что хуже быть не может, оптимисты – что может. Так каковы же критерии оптимизма? Вовсе не обязательно, что после пика кризиса люди будут больше работать. Вполне вероятно, просто уйдут в депрессию. Да и оценивать поколенческую реакцию на нынешнюю власть только лишь в нынешнем выборном цикле было бы неверно.

Сергей Кочеров, профессор Высшей школы экономики:

– Эта реакция с изменением возраста меняется или нет? К выборам 24-го года недовольная молодежь поменяет свое мнение, пройдя 35-летний рубеж или сохранит критический запал? Безусловно, Путин является лидером, но это лидер стабильности, а не развития. Хотя порой он говорит интересные вещи, которые можно только школьникам говорить. Например, о том, что Россия станет лидером в области искусственного интеллекта. Я тоже люблю сказки, но не до такой же степени… Ну, ладно Владимир Владимирович, а вот как быть его преемнику? Он-то с чем на выборы пойдет?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.