Олег Сорокин: «Во власти обман и лицемерие — обычное дело»

В период накалившихся отношений с губернатором (ну, и в преддверии выборов, конечно) глава города Олег Сорокин начал чаще, чем обычно, встречаться с журналистами. Недавно прошел бэк-брифинг, с которого информацию можно давать крайне дозированно, сегодняшний брифинг состоялся в открытом режиме.

Обсуждали разное: и увольнение главы администрации города Олега Кондрашова, и вопросы управления Нижним Новгородом, и, естественно, противостояние с Валерием Шанцевым.
На последней теме и сделаем акцент. Кроме «НС», вопросы задавали журналисты других средств массовой информации.

– Будете ли — по пожеланию губернатора – пересматривать решение о досрочном расторжении контракта с главой администрации?
– У нас есть правовое управление, надзорные органы, прокуратура, которые следят за соблюдением законодательства. Никаких представлений по этому вопросу не было. То есть, то, что это решение Гордума приняла незаконно, никем не установлено.
Сотни и тысячи людей, в том числе высокопоставленных, увольняют в Нижнем Новгороде. Вот главу Канавинской администрации Дмитрия Шурова уволили, он восстановился через суд, а его уволили опять. И я что-то не видел, чтобы вышестоящая инстанция в лице областной власти сказала: «Ай-яй-яй, как нехорошо поступили с мальчиком!»

«НС»: – Тогда прокомментируйте обращение губернатора…
– У меня вызывает удивление тот факт, что Валерий Павлинович за пять лет обеспокоился только тем, какую оценку Дума поставила его любимому ученику. Других вопросов за это время, видимо, не накопилось. И его нисколько не беспокоило, что на протяжении пяти лет его ученик ни разу не отчитывался.

«НС»: – Как вы собираетесь действовать в этой ситуации?
– В соответствии с законодательством. Решение, которое приняли 28 депутатов из 31, никем не оспорено, никем не обжаловано. Да, мы получаем некие сообщения на официальных бланках с грозными подписями и хмурыми бровями, но мы прекрасно понимаем, что это — не решение суда.
Другое дело: за то, что депутатский корпус поставил не ту оценку, которую ожидал Валерий Павлинович, нижегородцев лишили информации: какие решения принимает инвестсовет, какие земельные участки выделяются под цели, которые далеко не отвечают интересам Нижнего Новгорода… И возникает справедливый вопрос: неужели система управления городом и областью настолько привязана к персональным оценкам? Почему на территории города остановлено строительство многих объектов? Нас хотят поучить, подрессировать, потренировать? Чтобы любого руководителя, которого к нам пришлют от Валерия Павлиновича, мы встречали бурными аплодисментами и желательно стоя на коленях?

– Говорят, что исполнение бюджета идет не очень хорошо.
– Не очень.

– В том числе и из-за остановленных аукционов…
– Это огромные деньги для города, которые у нас просто-напросто изъяли. Кроме того, остановлены важнейшие социальные программы. Чем виноваты жители ветхого фонда, что в дома, которые для них построены, они до сих пор не могут переехать? Получается, что наказывают нижегородцев. Но ведь это общая ответственность властей всех уровней! А метод нагнетания ситуации, который был принят вместо диалога? Вы хоть раз слышали, чтобы правительство спросило городские власти: чем помочь? Где плечо подставить? Я  не слышал.

– Во время противостояния Шанцева и Булавинова город остался без денег. У вас сейчас складывается аналогичная ситуация…
– Меня это очень тревожит, и какое-то решение надо принимать. Вадим Евгеньевич в свое время старался обойти молчанием этот вопрос, но это его не спасло, а может быть, даже стало решающим. Нужно говорить! Ты — глава города, ты обязан отстаивать интересы его жителей. Если ты этого не делаешь, если не озвучиваешь острые вопросы, какой же ты руководитель?
Почему Вадим Евгеньевич в свое время потерял авторитет у депутатов? Что бы ни происходило — он молчит. Собрал бы депутатов, закрыл бы двери, сказал бы: «Мужики, помогите, поддержите, мне тяжело, один не справляюсь». Есть же фундаментальные ценности города, которые ты как глава обязан защищать. Там, где у меня в одиночку не получалось, я не стеснялся обращаться к депутатам.
Если бы он так сделал, может быть, по-другому все бы получилось — возможностей и полномочий у города тогда было больше.

«НС»: – Но когда область забирала себе полномочия, никаких потрясений не было. Что же вы раньше молчали, почему так тихо все прошло?
– Знаете, когда вам говорят: давайте мы отремонтируем вашу машину, а сами ее разбирают и продают на запчасти – это же разные вещи, правда?
То, что произошло, — в ведении правительства и депутатов Законодательного собрания, которые должны были очень ответственно, по логике вещей, принимать это решение. Если бы мы тогда начали кричать, нам бы сказали: «Да что вы цепляетесь за полномочия, мы же сделаем как лучше!» Мы подождали: и где оно – «лучше»?
Это же не только Нижнего Новгорода коснулось. Представляете, приезжает чиновник из Шахуньи с бумагами, чтобы магазин поставить. А ему говорят — у вас запятая не там стоит. Он возвращается в Шахунью, исправляет запятую, приезжает, а у него лишнее двоеточие находят. Ладно, мы тут по одному кремлю бродим. А у людей-то просто организационная катастрофа! Это — уровень недоверия к местной власти, которая, по мнению областного правительства, сама не может определить, что ей делать.
Никто же не говорит, что мы будем самостоятельно решать, где нам строить стадион или станцию метро, речь о рабочих вопросах. Но сегодня мы дистанцированы практически от всего, и кому какие разрешения выдаются, узнаем только по факту.

– Так все-таки: почему поссорился Олег Валентинович с Валерием Павлиновичем?
– У меня по отдельным вопросам стало появляться свое мнение. Оказалось, это сродни тому, что подчас происходит в узком партийном кругу: появившееся у кого-то собственное мнение производит эффект разорвавшейся бомбы.
Нас перестали слышать и вообще ожидать, что мы скажем «мяу» хоть по какой-то теме. И когда глава города сказал: «Так, может, сначала пообсуждаем?» – тут же открыли черный ящик, достали оттуда некоего персонажа и говорят: вот, давайте все дружно его любить.
Одно только высказывание своего мнения воспринимается на уровне революции.

– Когда вы шли на выборы в 2010 году, о чем-то договаривались с Шанцевым?
– О чем-то договаривались.

– Может, вы какие-то договоренности нарушили?
– Наверное.

«НС»: – Или вам что-то пообещали, но не выполнили?
– Не надо строить иллюзий. Во власти обман и лицемерие — обычное дело. И если считать, кто кого обманул — за один день не хватит пальцев. Первые три месяца это шокирует, а потом привыкаешь.

«НС»: – Снова на кресло главы города претендуете?
– Я не хочу сейчас это обсуждать, текущих забот хватает, с ними бы разобраться. Буду главой города или нет — данный фактор даже не в пятерке по шкале мотивации. Сегодня не главное, кто претендует на должность, главное, кто как видит работу городских властей. Вот Чертков — и при Булавинове работал, и при Кондрашове работал, и без Кондрашова работает. У человека есть заточка на решение вопросов, и он этим занимается. Вот такие люди и должны работать в администрации.
Надо, чтобы во главе угла стояли интересы города, чтобы было четкое понимание того, кто какую работу должен выполнять. А все остальное — детали.

– Сможете гарантировать, что выборы в Гордуму пройдут честно?
– Каждый должен отвечать за свое. Глава города не является гарантом честности и прозрачности выборов. Будет высокая явка — мгновенно снизится доля возможных махинаций. А если показатели досрочного голосования будут превышать явку в день голосования, то станет ясно, кто и для чего это делает. У нас, к сожалению, политические рейтинги довлеют над интересами нижегородцев.

«НС»: – Все любят рассуждать о благе нижегородцев. Но мы видели уже не одну войну мэра с губернатором, и никогда это благом для нижегородцев не являлось. Какой выход вы для себя сейчас видите из создавшегося противостояния? Что нужно сделать, чтобы каким-то образом все сгладить?
– Думаю, что говорить об этом преждевременно. Дождемся окончания выборов. Я в этой ситуации стараюсь объяснять свою позицию. Но другая сторона год от года от диалога постепенно отходит…
Впрочем, мне кажется, мы сейчас очень важную фазу проходим. Всего сказать не могу, но понимание ситуации на несколько лет вперед заставляет меня принимать твердые решения.