tenergo-4

Огонь, вода и горячие трубы

Александр Котельников – это как раз тот человек, который знает о ЖКХ всё и даже больше. Да и фамилия его давно превратилась в своеобразный  бренд, точнее, в «бейдж»: Котельников заведует котельными.  Александр Олегович в жилищно-коммунальном хозяйстве больше 20 лет. За это время он прошел все ступени профессионально-карьерного роста. Был и директором энергосервисной компании, и вице-мэром по ЖКХ, и председателем думской комиссии по городскому хозяйству.  Поэтому его приход в руководство ОАО «Теплоэнерго» для многих не был неожиданным. Скорее, закономерным.

Что изменилось за последний год на стратегическом предприятии Нижнего Новгорода и какова температура «кипения» накопленных проблем – об этом, что называется, из первых уст в нашей рубрике «Муниципалы».

kotel-2

Фото kommersant.ru

— Александр Олегович, не хочу сразу о трубах и горячей воде, давайте  сначала  обрисуем некий пролог. С чего начинается рабочий день руководителя «Теплоэнерго»? Вот вы проснулись, и что дальше: смотрите на градусник за окном, трогаете батарею или сразу звоните в диспетчерскую службу? 

—  Раньше смотрел в окно, было дело. Но это, поверьте, малоинформативно (улыбается – прим. «Нижний сейчас»).  Поэтому утром я в первую очередь достаю телефон –  на него приходят оперативные отчёты аварийно-диспетчерской службы, центра по обслуживанию клиентов. Просматриваю за завтраком эти цифры и уже по дороге в офис обзваниваю ответственных лиц и даю первые поручения. Потом оперативка, работа с бумагами, выезд на объекты, совещания в мэрии, снова бумаги. Так что в окошко мне некогда смотреть.

Но вот вы  спросили про градусник… Его показания  иногда радуют, потому что, уж извините,  весь город живет по приборам учёта. И чем холоднее на улице, тем больше у нас доходная часть. Я думаю, Вы поймете меня, если я скажу, что мечтаю о хорошей зиме.

— Давайте тогда «оцифруем» нижегородскую зиму. Каковы главные показатели, по которым можно судить о работе «Теплоэнерго»?  Это выручка, тарифы, количество аварий или число горожан, живущих в тепле? Есть ли какая-нибудь  цифра, которую можно предъявлять в качестве визитки?

— У нас 6 000 домов, 2 500 работников, 125 котельных, 2 000 км тепловых сетей и 10,7 миллиардов годового оборота. Перечисляя инфраструктурный комплекс, я не назвал теплопункты и насосные станции – на общем фоне это уже детали. А есть ещё интересная цифра – 150 миллионов рублей в год на асфальт. Это, между прочим,  сопоставимо с объемами внутреннего бюджета городского департамента дорожного хозяйства.

— А что со статистикой аварий? Вы об этом ничего не упомянули…

— Несколько лет назад Ростехнадзор в одном из своих документов разъяснил, что же такое есть авария.  Надзорное ведомство определяет это  как крупное нарушение теплоснабжения на длительный срок. Всё что не авария – это инцидент. Так вот аварий у нас нет, мы их попросту не допускаем, а инциденты, конечно, случаются. От этого никуда не деться.

— И сколько инцидентов в сутки для Нижнего Новгорода считается в порядке вещей?

— Конечно, в идеале мы  не должны иметь никаких нарушений в тепло- и водоснабжении.  Но для нас это не реалия, а пока ещё задача.  В день мы регистрируем и устраняем 20-25 инцидентов, иногда  это число возрастает до 40. К большому моему сожалению, аварийность (в широком смысле этого слова) снижается очень трудно, несмотря на то, что мы активно ремонтируемся, вкладываем большие деньги. В этом году, к примеру, в ремонт вложено 1,5 миллиарда рублей. Это на минуточку, всего 3% сетей. То есть, 97% труб осталось в том же состоянии, которое было до начала года.

tenergo-2

Замена труб на пересечении Мещерского бульвара и ул. Бетанкура

— Готовясь к сегодняшней встрече, я наткнулся на такую вот цитату: «Теплоэнерго может работать лучше». Её автор — Александр Котельников, который только-только занял должность генерального директора этого предприятия. Прошло 10 месяцев, удалось ли воплотить слова в дело?

— Я вообще считаю, что каждый может работать лучше. Это не значит, что кто-то работает плохо. Мы должны учиться и работать над ошибками. Спустя 10 месяцев я бы еще жестче сформулировал этот тезис: «Теплоэнерго» может, должно и будет работать лучше».

— Мне кажется, в вас ещё говорит вице-мэр по ЖКХ или председатель думской комиссии по городскому хозяйству.  У вас, кстати, изменился профессиональный взгляд на привычные вещи? Может быть, из нового кресла старые проблемы видятся как-то по-новому? 

— Нет, ничего не поменялось. Единственное, что руки стали «короче». Когда я работал в мэрии, мне приходилось всё решать через третьих лиц. Сейчас я стал ближе к проблемам, мне комфортно в этом качестве. Поэтому на поступавшие ранее предложения снова пойти  работать в городскую администрацию я отвечал отказом. Мне нравится работать, когда я вижу конкретные результаты.

kotel-1

— Практически все предприятия с городским участием – убыточны. Это и муниципальный транспорт, и муниципальные бани, и многие другие. Нижегородцы привыкли к фразе, что все эти  МУПы и ОАО  выполняют сугубо социальную функцию, а значит, обречены на бюджетные дотации. А что с «Теплоэнерго» — он занимается бизнесом, или это всё-таки в первую очередь соцзаказ?

— «Теплоэнерго» тоже выполняет социальную функцию  и, к сожалению, оно также убыточно. Планы этого года — выйти в ноль. Сейчас мы скорректировали свои затраты и работаем на безубыточный бюджет. Не поверите,  многое  зависит от погоды – это возвращаясь к вашему первому вопросу. Доходит до смешного: один день может поменять ситуацию на  плюс-минус 40 миллионов рублей.  Считайте сами: 10 миллиардов  делим на 250 дней отопительного сезона – получаются  те самые 40 миллионов. И если выпадает очень холодная неделя – вот вам дополнительные доходы.

Безусловно, выполняя ремонтные работы и планируя затраты, мы не знаем, какая будет зима:  холодная или теплая. Поэтому ориентируемся на среднестатистические цифры. Прошлый год был теплый.

Если же  зима будет совсем теплой, можем остаться в небольших убытках. Но Дума и администрация города поставили нам жесткую задачу: закончить 2016 год без убытков.

— Кстати, о финансах. Как обстоят дела с нецелевыми тратами?  В частности, весной этого года Вы обещали проанализировать поддержку хоккейной команды «Торпедо». «Растопили»  их лёд? 

— За последние месяцы мы сократили очень много нецелевых расходов. А команде «Торпедо» теперь оказываем только моральную поддержку. У меня, к слову, есть куртка и кепка  «Торпедо» — хожу, рекламирую любимую команду. Морально мы с ними (смеется – прим. «Нижний сейчас»). Из других расходов, которые не всегда были уместны,  — реклама. Мы сильно обрезали затраты на неё. Следующий пункт – аутсорсинг. От него мы тоже частично отказались, перевели людей в структуру «Теплоэнерго» — это оказалось выгоднее.  Активно сокращаем расходы на офис. В итоге в течение полугода мы получили экономию в размере около 100 миллионов рублей – и эта величина будет ежегодной.

— На протяжении последних трёх лет мы являемся зрителями драматического действа под названием «Концессия «Нижегородского водоканала». Но при этом ничего не слышим про концессию «Теплоэнерго». Её нет в природе, или это просто большой-большой секрет? 

— На самом деле, тема концессии для «Теплоэнерго» очень актуальна.   Это направление выбрано не нами, а государством. И оно решило: концессия — самый оптимальный способ работы естественных монополий. У Москвы имеются планы, что в каждом регионе в год должно быть заключено не менее 5 концессий.   Есть также еще одно важное решение: с 2018  года тарифы будут утверждаться только концессионером. Поэтому хочешь-не хочешь, но  по поручению регионального министерства  ЖКХ  «Теплоэнерго» уже около полугода занимается разработкой концессии. Почему об этом не слышно?  Мы пока не рекламируем данную работу, потому что её сначала нужно хорошо подготовить.  Чтобы она не была такой скандальной, как в случае с «Водоканалом». Уже есть протокольное поручение от главы администрации Нижнего Новгорода, чтобы летом следующего года данное соглашение было подписано. Я думаю, с этим документом мы выйдем на Думу в январе 2017-го и представим общественности перечень сетей, которые будут переданы в концессию.

— Есть ли знак равенства между концессией и ростом тарифов? 

-Нет, здесь нет совершенно никакой связи.  Про рост тарифов мне бы хотелось особо сказать. Я как хозяйственник, который всю жизнь работает в ЖКХ,  в большой степени в энергетике, считаю, что большой рост тарифов допускать нельзя. Понятно, что инфляция  постоянно растет, поэтому в этом контексте необходимо уменьшать собственные затраты. Тогда  цена твоих услуг  останется неизменной.  В любом случае «Теплоэнерго» старается и будет стараться не повышать тарифы.

tenergo-3

Главное — не забывать о ремонте сетей на территории кремля…

— Какие еще планы Вы наметили на ближайшее будущее? 

— Мы обязательно должны внутренне перестроиться. Я считаю, что у нас есть для этого все необходимые резервы: например, в одном подразделении, условно, 3 человека выполняют похожие задачи, но проанализировав результаты их работы, мы пришли к выводу,что тот же объем спокойно выполнят 2 человека. Либо можно часть функционала одного подразделения с меньшим количеством сотрудников передать другому, где сотрудников больше, и они справятся с этим.

Но это будет не одним днём. Нужно так перераспределить работу, чтобы решения принимали не только генеральный директор или технический директор, но и мастер – в рамках своей компетенции, конечно же. Стоит упомянуть и «Производственную систему «ГАЗ», которая в своё время на автозаводе показала повышение производительности труда на 20-40%. На её внедрение ушло примерно года три, и мы тоже готовимся приступить к реализации собственной производственной системы. Это первый раздел стратегических планов предприятия.

Второй – это уход от таких волнительных событий, как летнее отключение  горячей воды и пуск тепла.  Предоставление всех этих услуг должно иметь непрерывный цикл.

Для этого нужно кардинально менять систему теплоснабжения города. То есть горячая вода должна быть 365 дней в году – у того, кто за неё платит, разумеется. И тепло должно быть в подвале каждого дома, причем весь год. Чтобы пользователь в любой момент мог открыть кран и запустить теплоснабжение. Неважно когда это будет: в мае, сентябре или даже в августе.

— То есть житель  — сам себе «Теплоэнерго»? 

— Отчасти так. Для этого мы предлагаем в каждом подвале иметь собственный  теплопункт, на котором будет производиться горячая вода. У нас ведь сейчас две системы – отопление и горячее теплоснабжение. Так вот систему горячего водоснабжения мы ликвидируем. Это большая и важная  задача для экономии затрат. В летние дни система  будет производить только горячую воду. Поскольку горячая вода есть всегда, вы открываете ещё один кран и сами запускаете отопление – когда посчитаете нужным.

— Боюсь спросить, это перспектива какого года? 

— Я на пенсию не уйду, пока не сделаю это (смеется – прим. «Нижний сейчас»). Думаю,  что опытный образец от одной котельной мы сделаем в следующем году. Переведем на новую схему домов 20-30. Опробуем. А далее будем переводить по 100-200 домов в год. Но даже такими темпами это более чем на 10 лет работы. Это долгосрочные, стратегические планы. Но без этого нельзя. Если мы не будем повышать качество услуг и не будем снижать затраты, у нас не будет будущего. А я хочу, чтобы у «Теплоэнерго» и у Нижнего Новгорода было будущее, светлое, теплое будущее!

— Благодарю за интересную беседу.

  1. Концессионное соглашение заключается по результатам конкурса, наиболее вероятный победитель уже всем известен- это НОКК

  2. Т.ё. систему горячего водоснабжения ликвидируем. .. и что дальше? Из кранов в квартирах потечет такая же вода как из радиаторов!? это просто сплошное не выполнение норм санпина. Человек творит просто ХРЕНЬ…. Я бы ему все руки бы поотрывал….

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.