Нас видели в гробу

Николай Ингликов – один из типовых представителей современной городской власти, достойнейший претендент на попадание в нашу рубрику «Муниципалы». Его трудовые будни будто бы созданы для развенчания выводов социолога Прудника о том, что люди в Нижнем-де не знают своих депутатов. Еще как знают, даже если и знать не хотят.

Депутатской активности Ингликова могли бы позавидовать многие однодумцы. Персональный профайл на сайте гордумы выдает по 5-6 новостей ежемесячно. Это вам не мещерский сириец Гельжинис. Тут и парад дружбы народов, и спортивные краски, и трудовые бригады в Сормове. В общем, гармонь поет, лучшая школа – лучшая страна, памятник школьному портфелю, танцы и творчество, семейные ценности и благодарности – куда же без них. Есть все, что подобает члену политсовета «Единой России».

В стенах Думы Ингликов трудится в двух постоянных коммиссиях – по имуществу и земельным отношениям, а таккже по развитию города, строительству и архитектуре. Что и говорить, человек архи-нужный и архи-важный. Правда, злые языки сообщают, что выпуклостью, идейностью и инициативой в сером доме наш герой не отличается, чаще всего предпочитая ритуально помалкивать. Есть такая профессия – хоронить, и в этом деле привычка бизнесмена к тишине формировалась годами.

Может быть, редкий горожанин видел Николая Ивановича в портрете или живьем, зато дела его предстают во всей красе пред любым посетителем нижегородских кладбищ и потребителем ритуальных услуг. Покойникам, разумеется, все равно, но живые непременно оценят. А теперь еще профиль хозяйственника попал на карандаш ФАС. Коммерсанты в сфере ритуалки уверены, что личный подшерсток бизнесмена Ингликова неприлично просвечивает сквозь его же шерсть на должностях руководителя МП «Комбинат ритуальных услуг населению Нижнего Новгорода» и МКУ «Управление муниципальных кладбищ города Нижнего Новгорода».

Из жалобы антимонопольщикам следует, что в бытность депутата руководителем муниципального предприятия КРУН (с июля 2016 по март 2017 года) на поляне МП осело некое ООО КРУН 2. По договору, заключенному без торгов, коммерсанты оказывали населению консультационные услуги, хотя по факту через ООО организованы реклама, сбыт и установка памятников. Сторонним частникам такой бизнес-подарок даже не снился. В руководстве МП и администрации Нижнего Новгорода другим компаниям в сотрудничестве отказано, говорится в жалобе индивидуальных предпринимателей.

Схема актуальна и сегодня: при новом директоре Михаиле Широкове КРУН продолжает контролировать Ингликов. Кормушку на муниципальном столе в МП отрицают, хотя и предпринимателями, и журналистами газеты «Нижегородский рабочий» на этот счет были сделаны контрольные закупки. Да что там: даже столы в общих офисах расположены рядом. По версии издания, КРУН 2 торгует продукцией фирмы «Динго», которую возглавляет супруга Ингликова Мария.

В 2014 году, еще при директорстве Николая Ивановича, «Динго» ославились черным юмором, без каких-либо разрешений, да еще к майским праздникам, порадовав рекламой надгробий прямо напротив Нижегородского кремля. В подобной компенсации расходов, понесенных на ремонт у памятника Минину, предприниматель ничего такого не увидел. Ведь все было сделано им на благотворительной основе.

В апреле 2017-го сотрудники Ново-Сормовского кладбища поймали грузовик, принадлежащий все той же фирме семьи «меценатов». От содержимого кузова стало совсем не смешно, зато ясно, куда пропадают металлические надгробия, столы, скамейки и элементы ограды. Уже в полиции назвавшаяся представителями «Динго» трудовая бригада сообщила: вывозили все это только с могил своих родственников. Из материалов «НР» выходит, что дело об утилизации втормета замяли из-за отсутствия письменно оформленных жалоб граждан, что крайне странно.

В июне с Бугровского кладбища исчез гранитный комплекс стоимостью 9 миллионов рублей. Его замену на асфальт теперь уже глава МКУ «УМК НН» Ингликов объяснил износом. Демонтаж поручили все той же фирме «Динго», и вот, месстонахождение дорогостоящего камня неизвестно. Правоохранительные органы в перспективах дела сомневаются: гранит находился в муниципальной собственности, а его вывозом занималось все то же МКУ. Взяли-то сами у себя. Словом, все как в знаменитом хите Эдуарда Сурового.

На Нижегородском кладбище – тоже четкая, отработанная схема. При официально бесплатной земле под захоронения чиновники научились стричь с надмогильных конструкций. Закупочная цена – 42,5 тысячи рублей, а сбытовая доходит до 500 тысяч. Как выяснили журналисты, по личному распоряжению Ингликова, без установки твердого покрытия и ограды администрация кладбища землю не выделяет, то есть территория попадает в коммерческое использование.

Там, где уже не на чем заработать, и надо вкладываться в содержание изобретательность хозяйственника заканчивается. На Старо-Автозаводском и Сортировочном кладбищах – кучи мусора и баки для отходов громоздятся прямо на могилах. На Афонинском – трава по грудь и полуобвалившиеся ступени. По весне заступивший в МКУ «УМК» Николай Ингликов рапортовал о контракте на вывоз 5 тысяч кубометров мусора, и что все работы по благоустройству ведутся по плану. На содержание кладбищ город выделил 10 миллионов рублей. Но слитые в сеть отзывы якобы от сотрудников почти «зажмурившегося» КРУН намекают: в городе чуда тоже ждать не стоит.

Финансовые показатели МКУ «УМК», кое Ингликов возглавляет с марта 2017 года, еще предстоит осмыслить. А вот достижения на предыдущем месте работы в МП КРУН налицо и без инсайдеров. В июле 2016-го депутат возглавил городское предприятие, прибыль которого по итогам года снизилась с нескольких миллионов до десятков тысяч рублей или сразу на 98%. Связано ли это с перераспределением потоков в сторону ООО КРУН 2? – вопрос к ФАС и силовикам. Что совершенно точно – работу Николай Иванович поменял вовремя. Ответственность перед городскими властями, страх перед правоохранительными органами, тонкие этические моменты ритуальной сферы – все это видится им в гробу.