“Мы вас слышим”

Во вторник, 6 декабря, в городской думе прошли публичные слушания по бюджету Нижнего Новгорода на три последующих года.

Публичные слушания – прописанное в законодательстве обязательное мероприятие. Предполагается, что в здание городской администрации может зайти любой нижегородец и поучаствовать в обсуждении «главного финансового документа города». Однако, как показывает практика, на такого рода околовластных тусовках случайных людей не бывает.

Предполагая, что публичные слушания посетит по тем или иным причинам немалое количество нижегородцев, ваш покорный слуга пришел заранее. Но все равно опоздал.

– Извините, а кто занял столы?

– А вы кто и почему задаете такие вопросы?

– Я журналист, задавать вопросы – моя профессия.

– Я рада за вас.

– Взаимно. Так кто занял столы?

– Сейчас придут, вот уже идут.

В ходе дальнейшего журналистского мини-расследования удалось выяснить, что «массовку» на публичных слушаниях по бюджету составляют преимущественно преподаватели и студенты нижегородского отделения Высшей школы экономики, а также представители городских ТОСов. Показалось, что все как один (140 человек) получили ценные указания (ЦУ), как себя вести на слушаниях. Например, задавая вопросы, участники слушаний громко и четко называли фамилию, имя, отчество и домашний адрес. Если в зале во время слушаний находился какой-нибудь военный, любящий дисциплину, держу пари, что он был доволен.

Главный финансист города познакомил собравшихся с основными параметрами бюджета Нижнего Новгорода на следующий год. В финале прозвучала загадочная фраза.

Юрий Мочалкин, директор департамента финансов администрации Нижнего Новгорода:

– Проект бюджета создавался в жестких политических условиях.

Попросить расшифровать последнюю фразу (которая на мой субъективный взгляд была наиболее интригующей в докладе) никто из присутствующих не решился. Спрашивали о насущном.

Сергей Орехов, участник слушаний:

– В городе все выставляется на продажу – кинотеатр «Октябрь», здание Торгово-промышленной палаты. А почему бы не продавать , а использовать городское имущество?

В президиуме сидело три человека, которые на данный момент олицетворяют городскую власть.

Однако двое в ходе слушаний не проронили ни слова. Солировала одна женщина. Та самая.

Елизавета Солонченко, глава города:

– Город должен продавать имущество, потому что это – непрофильный актив. Но каждый раз, прежде чем выставить объект на продажу, на думе это обсуждается. Поэтому мы здесь вас слышим.

«Мы вас слышим» – это вообще фирменная фраза Елизаветы Игоревны, которая прославит ее в веках.

Анастасия Канаткина, жительница Нижнего Новгорода:

– Предусмотрены ли в бюджете льготы на питание многодетных семей в школах? Компенсация на одного ребенка составляет 731 рубль, а цена трехразового питания в школе – 1321 рубль за 20 рабочих дней.

Ответ главного финансиста города был лаконичен: «Льгота предусмотрена». Мне почему-то кажется, что Анастасия Канаткина знала ответ заранее, но, тем не менее, посчитала нужным задать его публично. Слушания-то публичные, в конце концов.

Как ни странно, острые вопросы были. Например, один пытливый юноша, похожий на студента, поставил вопрос ребром: «Это бюджет развития или бюджет стагнации?» В качестве примера была приведена Казань, где собственные доходы города составляют примерно 21 миллиард рублей. «В Нижнем доходы бюджета – 28 миллиардов, а живем мы хуже всех», – резюмировал участник публичных слушаний.

Чиновник стали дружно оправдываться, что, мол, Казань может себе это позволить, потому что получает несравнимо большую поддержку из республиканского бюджета. Елизавета Солонченко сказала об этом три раза подряд, но фанат бюджета города Казани никак не унимался. Пришлось применить нестандартный метод.

Елизавета Солонченко:

– Оставьте свой телефон, мы вас пригласим на балансовую комиссию.

Ну, а вердикт публичных слушаний был известен заранее: «Рекомендовать депутатам городской Думы… рассмотреть проект бюджета на заседании городской Думы города Нижнего Новгорода 13 декабря 2017 года».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.