Музей-усадьба или православный лагерь?

Об усадьбе Приклонских-Рукавишниковых в селе Подвязье Богородского района наверняка слышали почти все нижегородцы. Многие  не только слышали, но и приезжали, хотя экскурсия эта  вызывает смешанные чувства. «Не побывать здесь нельзя, но, побывав, вы почти наверняка уедете с тяжелым сердцем», – примерно такими словами предваряют поездку в Подвязье экскурсоводы. 

Сто с лишним лет назад усадьба была не просто красивым архитектурно-инженерным ансамблем, но и «передовым животноводческим хозяйством»: купец Сергей Рукавишников построил здесь конезавод и организовал натуральное хозяйство со всеми достижениями того времени – водопроводом, канализацией, электричеством. Почти все здания XIX века сохранились – в том или ином виде. Но общее состояние усадьбы вызывает стойкое ощущения постепенного умирания.

Реконструкция архитектурного ансамбля "Усадьба Подвязье"

Реконструкция архитектурного ансамбля “Усадьба Подвязье”

Нынешнее состояние усадьбы

Нынешнее состояние усадьбы

Конечно, «Подвязье» нужно спасать! Последний десяток лет этим чуть ли не в одиночку занималась Жанна Потравко. Она поселилась здесь и, как могла, поддерживала жизнь в усадьбе. Но пару лет назад интерес к этому памятнику вдруг проявила Русская православная церковь.

Два решения органов власти – и вот уже Нижегородской Епархии безвозмездно передан почти весь архитектурный ансамбль!

Казалось бы, хорошо: церковь, не будем лукавить, организация не самая бедная – глядишь, и восстановит усадьбу всем на радость. Но в том-то и проблема, что не “всем”, и не факт, что “на радость”! Жанна Потравко опасается ограничения доступа в усадьбу для массовых посетителей и наплевательского отношения реставраторов от РПЦ к оригинальному внешнему виду этого памятника архитектуры. Увы, подобные прецеденты уже были.

усадьба-5Вообще, Жанне очень сложно удержаться от эмоций: не таким она видела исход дела всей своей жизни.

потравко

Жанна Потравко

– Жанна, расскажите, когда всё началось? Когда вы узнали о желании Церкви получить усадьбу?

– Протоиерей Сергий Матвеев с 2014 года “затюкивал” и управление по охране памятников, и правительство Нижегородской области – “отдайте”! У меня есть эта переписка с управлением по охране памятников. Теруправление [Росимущества – прим. редакции] отдает в июне 2015 года (год назад) все что у них было в распоряжении – 11 объектов. Всё, кроме главного дома. А уже в мае этого года администрация Богородского района отдает Нижегородской Епархии все нежилые помещения главного дома – анфиладу барских комнат, в которых и должен был разместиться мой музей. Теперь всё, за исключением моей небольшой квартиры (бывших комнат прислуги) – их.

Но, даже в таких благоприятных условиях они никуда не спешат. Усадьба срочно нуждается в противоаварийных мероприятиях, но их намеренно будут затягивать, и выпрашивать денег. Потом площадку зачистят и постоят заново. “Воссоздадут”.

– У вас есть понимание, зачем Епархии эта усадьба?

– Им отдали под лагерь для детей из малоимущих и многодетных семей. Ни музей, ни я, ни наше с вами наследие им не нужны. На этом этапе важно, очень важно общественное мнение, ведь речь не идет о возврате церковной собственности! Если музей-усадьба людям нужна, значит нас услышат.

– Но вы пытались как-то договориться с Нижегородской Епархией о совместной работе над восстановлением памятника?

– На встрече мною был предложен вариант начала взаимодействия. Епархия отказывается от притязаний на главный дом усадьбы, в котором я продолжу работу по созданию музея, и мы вместе, всем миром начнем работу над восстановлением [Жанна особенно выделяет это слово – прим. редакции] Воскресенской церкви – Дома Божьего. Пока будет идти работа, будут делаться проекты по восстановлению других зданий. Но мне ответили, что это не мои вопросы, и что указывать церкви, что и как ей делать, я не могу.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

С храмом на территории усадьбы вообще интересная история: в свое время из-за крайне смелых для православной традиции архитектурных форм Воскресенскую церковь даже отказывались освящать! Теперь у РПЦ гораздо более лояльные взгляды на архитектуру: храм она получила в собственность, остальные здания – в пользование.

– Перед этим разговором вы упомянули, что диалог с Церковью в целом не получился. Что же теперь делать?

– В этих условиях я буду добиваться отмены всех распоряжений о незаконной, на наш взгляд, передаче усадьбы Нижегородской Епархии, и на сегодняшний день уже есть мнение ФАС о незаконности и возможности отмены данной передачи, через суды. В этих условиях, усадьба станет либо федеральным учреждением (например, музеем), либо будет куплена частником. Я тоже буду участвовать в торгах!

Хозпостройки и водонапорная башня

Хозпостройки и водонапорная башня

Итак, история приобретает юридическую окраску. Официальный представитель Жанны Потравко в судах и госорганах, адвокат Владимир Зотов, как и полагается человеку его профессии, гораздо сдержаннее в оценках. По его словам, диалог с РПЦ еще вполне возможен, а вот действия госорганов в этой ситуации действительно вызывают вопросы.

zotovВладимир Зотов, адвокат:

– Когда я узнал о ситуации, которая сложилась вокруг усадьбы, я предложил Жанне свою помощь. Не люблю, когда кого-то обижают, а особенно, когда к этому причастны государственные органы, которые должны стоять на страже закона!

Жанна ожидала, когда Росимущество объявит конкурс, однако, проходили годы, а со стороны Росимущества ничего в этом направлении не предпринималось. Поинтересовавшись в очередной раз сроком проведения конкурса, Жанна неожиданно узнала, что в 2015 году часть объектов усадьбы уже передана Росимуществом в безвозмездное пользование РПЦ сроком на 49 лет.

Была предпринята попытка разузнать, когда был конкурс и кто в нем участвовал, однако выяснилось, что конкурса не было, а объекты были переданы простым распоряжением, без всякого обоснования о необходимости передачи усадьбы РПЦ. Иными словами, предположительно, это было просто пожелание какого-то конкретного человека или группы лиц из властных структур, чтобы имущество попало в пользование именно РПЦ. Вместе с тем, подобное положение вещей противоречит законодательству РФ, так как создает условие, при котором невозможна здоровая конкуренция между хозяйствующими субъектами.

Уже подано заявление в антимонопольные органы, оно находится на рассмотрении. Вместе с тем, по словам Зотова, в Епархии не настроены воевать, именно поэтому адвокат надеется, что выход – в диалоге. “Мы не считаем РПЦ стороной, которую можно и надо привлекать к ответственности за случившуюся передачу имущества. В лице РПЦ мы видим доброго соседа, совместно с которым мы сможем восстановить усадьбу в первозданном виде и сделать ее жемчужиной туризма в Нижегородской области”, – говорит peacemaker Зотов.

Ближайшее будущее покажет!..

Фото nn-now.ru, facebook.com, opentextnn.ru