Мария Попова: “Нам грозят бойцовские клубы с религиозным уклоном!”

«Прокуратура не видит или не хочет видеть нарушение законодательства?» Такой была реакция нижегородской градозащитницы Марии Поповой на ответ Генеральной прокуратуры России. По сути, ответ пришел из прокуратуры Нижегородской области, куда была спущена жалоба Марии. Хотя изначально обращение было написано именно Генеральному прокурору Российской Федерации Юрию Чайке.

Мария Попова жаловалась на бездействие областной прокуратуры и Нижегородской межрайонной природоохранной прокуратуры. Речь идет о сквере на улице Родионова у дома 23, где запланировано строительство храма в честь апостола Тимофея и великомученицы Татианы на месте бывшего кладбища.

На деревьях поставили крест

Из  ответа прокуратуры Нижегородской области:

В своей жалобе Мария Попова ссылалась на федеральный закон от 10.01.2002 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды», где сказано, что «на территориях, находящихся в составе зеленого фонда, запрещается хозяйственная  деятельность, оказывающая негативное воздействие на указанные территории и препятствующая осуществлению ими функций экологического, санитарно-гигиенического и рекреационного назначения».

5 апреля 2016 года законом Нижегородской области  № 31-З были внесены изменения  в закон Нижегородской области от 07.09.2007 № 110-З «Об охране озелененных территорий». Теперь на озелененных территориях больше не запрещено строить объекты религиозного назначения. Но при этом закон Нижегородской области противоречит федеральному законодательству.

Мария Попова, председатель Союза попечительских советов Нижегородских парков:

– Ответ такой – нарушений нет. А почему? – А потому, что мы вам раньше говорили, что нарушений нет. Может быть, прокуратура просто их не видит? Или не хочет видеть? Все федеральное законодательство запрещает в жесткой императивной форме какое-либо строительство на местах бывших кладбищ. Кладбище на ул. Родионова закрыто в 1988 году, в этом месте появился сквер. Органы прокуратуры не увидели нарушений федерального экологического законодательства, но при этом не указали, какое конкретное «экологическое, санитарно-гигиеническое и рекреационное назначение» тогда будет у религиозных объектов?

Рекомендация к действию

Из  ответа прокуратуры Нижегородской области:

Как показывает практика застройки в Нижнем Новгороде, рекомендательный характер зачастую становится обязательным к исполнению. Но в вопросах строительства храмов есть свои тонкости.

По закону, земля не может быть передана РПЦ в собственность. Поэтому, администрация может только заключить срочный договор безвозмездного пользования, который всегда можно продлить.

Возникает вопрос, почему инвесторам нельзя строить на озелененных территориях, а РПЦ можно?

В случае со строительством храма в сквере на ул. Родионова необходимо внести изменения в проект планировки и межевания, для этого нужно провести публичные слушания и по их итогам заключить договор. Все мы знаем, как обычно проходят слушания! Никто не предупредит жителей и не расклеит объявления на подъезды домов. Многие узнают об этом по факту. Спрошу тех, кто сейчас читает эту статью: как часто вы заходите на сайт администрации Нижнего Новгорода или читаете газету «День города» (издается крайне малым тиражом), чтобы узнать, когда в вашем микрорайоне состоятся слушания? Информация на сайте хоть и размещена, но находится не совсем в открытом доступе. И только человек, который непосредственно связан с этой сферой, знает, что и где найти. Вряд ли нижегородцы будут каждый день заходить на сайт и проверять, а не проводятся ли в их микрорайоне публичные слушания в ближайшее время.

Виноваты власти?

Сейчас сквер представляет собой жалкое зрелище. Он не благоустроен, на территории валяется мусор, нет нормального освещения. Но разве наводить порядок за счет строительства храмов – это выход? Власти прикрываются изменениями в закон, чтобы не тратить деньги на благоустройство скверов. Так проще всего. Заключили договор безвозмездного пользования и территория вроде бы под церковным присмотром.

Зачем тогда прописывать регламенты для зон парков и скверов, если они на практике неприменимы? Легче отдать все РПЦ – и дело с концом.

В  Нижнем Новгороде религиозная застройка только набирает обороты. Регионы часто сравнивают с жизнью в столице. Так вот, в Москве ситуация дошла до задержаний и обысков в квартирах.

Как сообщает www.gazeta.ru, несколько семей, защищавших московский парк «Торфянка» от строительства храма Русской православной церкви, стали фигурантами уголовного дела. В их квартирах прошли обыски. Задержанным вручили повестки по статье 148 УК РФ (нарушение права на свободу совести и вероисповеданий). Активисты уверены, что строительство  храма нанесет ущерб экосистеме «Торфянки» и лишит местных жителей значительной части зеленой зоны.

Противостояние, по мнению Марии Поповой, превратилось в бойцовские клубы с религиозным уклоном.

Мария Попова,  председатель Союза попечительских советов Нижегородских парков:

– Верующий человек, он в первую очередь должен быть  терпимым, а здесь налицо агрессия. В Москве и обыски, и задержания. По всей стране тенденция такова: будем строить!

Один из федеральных телеканалов назвал московских защитников неоязычниками. Что общего имеют учения и духовные практики с желанием спасти деревья от вырубки, не понятно.

На Крымском полуострове жители Севастополя тоже ведут борьбу за деревья, даже подключили ОНФ. Как сообщает rosbalt.ru,  на общественные слушания по вопросу строительства церкви на территории парка горожан не пригласили. Сложность в том, что уже есть кадастровый паспорт этого участка, и договор на безвозмездное пользование.

В Екатеринбурге  жители выступили против строительства в городском парке лютеранского храма. Люди собирали подписи под письмами протеста, передавали их в прокуратуру, в суд, который встал не на сторону жителей.

Нижегородское противостояние

Вот такие фотографии были размещены на интернет-форуме в одной из групп, где Мария Попова разместила информацию и фотографии после субботника, который прошел в сквере на ул. Родионова.

Мария Попова:

– Какие-то люди вложили в наши уста слова, которые мы не говорили. Это показывает, с кем нам придется иметь дело. Если  человек идет против строительства за сохранение деревьев, то его надо унизить и уничтожить.

Нижегородская градозащитница намерена в ближайшее время, после получения ответов из всех нижестоящих прокуратур, направить в генпрокуратуру повторную жалобу.

Везде, где идет активное противостояние, люди стараются объяснить, что они выступают не против церкви, религии, не идут против Бога, а пытаются сохранить зеленые уголки. Порой, эти старания не проходят бесследно. К примеру, в Тюмени жители отстояли парк от вырубки деревьев ради постройки храма. Было собрано около 3 тысяч подписей. Против застройки также выступили политические партии и общественные