Кто обрушил дом на Самочкина? – альтернативная версия

Без десяти дней год длится в Ленинском райсуде разбирательство по уголовному делу Сергея Белова и Надежды Рожковой. Дело столь долгое, что нелишне еще раз напомнить: сити-менеджера и экс-главу Ленинского района судят за халатность, допущенную, по версии следствия, в отношении дома №32 по улице Самочкина. Районная комиссия, которую в разные годы возглавляли оба подсудимых, оставила без внимания сигналы об аварийном состоянии этого общежития, и в апреле 2014 года одно крыло дома обвалилось. Ни Белов, ни Рожкова своей вины не признают.

В последнее время вялотекущий судебный процесс активизировался. Теперь заседания проходят дважды в неделю – конечно, если подсудимые и их адвокаты не берут больничный или отпуск.

Сергей Белов в коридоре суда

Сегодня, после годового опроса потерпевших (то есть жителей дома) суд впервые заслушал свидетелей – членов той самой межведомственной комиссии Ленинского района и даже ее секретаря, ныне пенсионерку. Все чиновники в целом подтвердили версию подсудимых: комиссия в 2012 году сделала всё, что могла по ситуации с домом на Самочкина.

Свидетели в ожидании начала заседания

Сам глава администрации города неожиданно разоткровенничался с журналистами еще накануне сегодняшнего суда. У Сергея Белова, как и у журналистов, тоже складывается ощущение, что кому-то понадобилось побыстрее закончить это дело.

Сергей Белов, глава администрации Нижнего Новгорода:

– Мы с вами понимаем, что это здание было передано от «Красной Этны» по решению суда. Администрация города в 12-м году не принимала это здание, потому что оно, скажем так, не отвечало требованиям. Но суд принял решение обязать принять в муниципальную собственность. Приняли здание – и у него через восемь месяцев рухнуло крыло. Какая вина может быть Белова лично или Рожковой? Скажите мне, пожалуйста, я вот понять никак не мог своими мозгами! Что я сделал не так? Бумажку какую-то не написал? – кому? Его обслуживали много лет в «Красной Этне». Сейчас есть закон, что если муниципалитету передают здание, его должны привести в соответствие нормам. Это правильно, я считаю. Почему мы должны сразу же вкладывать большие деньги в ремонт? Почему управляющая компания не обследовала дом? Почему в отношении тех, кто несет непосредственную ответственность за техническое состояние дома, прекратили уголовное  дело? Вот это у меня тоже вызывает вопрос.

Тем не менее, у стороны обвинения есть уверенность, что районная комиссия могла рекомендовать городской администрации признать общежитие аварийным, но спустила всё на тормозах. Сергей Белов возражает: не спустила, а отправила в город запрос, действительно ли дом является муниципальной собственностью – якобы, официальных документов на этот счет в районе не было.

На вопросы прокурора половина свидетелей из числа членов комиссии предпочитала отвечать «не помню». С наводящими вопросами адвокатов и подсудимых справлялись чуть лучше. Вот характерный пример.

Сергей Белов:
– Вячеслав Владимирович, мы на комиссии приняли решение отказать, потому что на тот момент регламентом не было предусмотрено рассмотрение домов, которые не числятся в муниципальной собственности – правильно я говорю?

Вячеслав Назаркин, начальник управления жилфонда, инженерной инфраструктуры и ЖКХ администрации Ленинского района:
– По-моему, да…

Сергей Белов:
– Я помню прекрасно, что мы уведомили администрацию города и жилищную инспекцию…

Вячеслав Назаркин:
– Да. Совершенно верно – это я точно помню.

Сергей Белов:
– А как вы считаете, выполнила ли свои функции комиссия на тот момент?

Вячеслав Назаркин:
– Я считаю, что комиссия действовала в соответствии с регламентом.

И так далее, и тому подобное… Наиболее «лирично» прозвучали свидетельские показания Валерия Архипова, который в момент обрушения общежития возглавлял ДУК Ленинского района, но рухнувший дом там не обслуживался.

Валерий Архипов:

– Кто несет ответственность за состояние дома? В первую очередь собственники, которые там жили или сдавали квартиры. Мы понимаем, что стоимость квартир [в доме №32] небольшая, поэтому они покупали квартиры, вероятно, имея свой меркантильный интерес, надеясь в будущем получить [новые] квартиры. А для собственников чем хуже [состояние подобных домов] – тем лучше! Они-то (кивает на Белова и Рожкову – прим. ред.) здесь при чем?

По мнению Архипова, подсудимые сами могли бы выдвинуть встречные иски тем, кто так запустил дом №32. Обвиняемые по итогам сегодняшнего заседания скрыться от журналистов не пытались.

Надежда Рожкова, экс-глава Ленинского района:

– В последнее время всё, что идет в суде – мне скрывать нечего – это какой-то фарс! Я говорила и говорю: я не понимаю, за что меня судят! И жители, которые жили в этом доме, я думаю, тоже всё давно уже поняли. Вообще, собственники жилья сами должны отвечать за свое жилище. Но, тем не менее, все собственники в этом доме получили оценочную стоимость, которая значительно превышает те средства, которые, наверное, стоили их квартиры.

Сергей Белов, глава администрации Нижнего Новгорода:

– Не было особых расхождений в показаниях свидетелей. У меня претензий нет – у нас схожие мнения.

По итогам сегодняшнего дня опрошено семь свидетелей, но в пятницу, 18 августа, их будет уже в два раза больше. Похоже, судья Жанна Игошина намерена как можно быстрее перейти к прениям сторон – а там и до приговора недалеко.

Фото nn-now.ru