Кого и куда клевал петух: десятка главных тем года в местной политике

Год 2017-й оказался потрясающе интересным. По сравнению с ним, предшественник, с его выборами в Госдуму и областное Заксобрание, выглядит унылым и малосодержательным ситкомом в дневном эфире одного из федеральных каналов. На этот раз событий было столько, что выделить 10 главных тем – задача не из простых.

10 место

Справедливый зашквар

Это молодежное словечко максимально соответствует местным эсерам, хотя в федеральном контексте лучше говорить о закате. Партия не выставляет своего кандидата на президентские выборы. Что же, жирная черта под результатами двух последних лет на выборах в гордуму, ЗакСо и Госдуму.

На местном уровне «Справедливая Россия» в прямом и переносном смысле лишилась лица. Год прошел под знаком судебных разбирательств двух конкурирующих группировок – бочкаревской и якимовской. Первые не устают твердить о заказе конкурентов, вторые – о предприятии мелкооптовой политической торговле на базе НРО. В результате региональное отделение разодрано надвое, а после зачищено от неугодных. Многие члены местных ячеек и сами потянулись на выход.

Лично Бочкарев попал дважды. Для начала его поймали на рекламе рынка в Севастополе, из-за чего пришлось отказываться от депутатства на постоянной основе. Далее, благодаря откровениям предпринимателя Дзепы, стало известно, сколько стоило место в партсписке СР на выборах в гордуму. 5 миллионов – слишком много, чтобы господин Дзепа с обманутыми ожиданиями забыл былую обиду на господина Бочкарева, зато вполне достаточно для уголовного дела по признакам коммерческого подкупа. Это в итоге привело Александра Анатольевича под домашний арест, хотя Сергей Миронов и продолжает его поддерживать. Ничего не желают менять и «выжившие» соратники по НРО. И правда, зачем?

9 место

Навальный квест

Содержательно акции лидера-несистемщика в Нижнем Новгороде ничем особенным не отметились. Разве что несовпадением количества личных приездов и митингов. В один из разов политика зачехлили по пути из дома на вокзал. В остальном – все чинно-блинно. До полутора-двух тысяч народу, лозунги против коррупции и за сменяемость власти, ласковые препровождения особо активных в отдел. В общем, не Москва и не Питер.

А вот местные власти весь год давали неслабые поводы: навальновцам – для возмущения, «Нижнему сейчас» – для шуток. Мы так и не поняли, как связаны между собой заколачивание дверей штаба оппозиции, запрет на ранее выданное разрешение в одном случае и свобода действий в другом, внезапная акция в поддержку детей с ДЦП в месте сбора протестующих и столь же внезапный фестиваль полураздетого хайпа «Салют, Нижний» в дали от оных. Понять логику городской администрации, министерства внутренней политики и полицейских – задача не для средних умов.

8 место

Прорыв тишайшего

Если бы не господин Навальный, страна не узнала бы, кто такой мэр Нижнего Новгорода Иван Карнилин. Правда, и в городе мало кто имел представление о человеке по прозвищу “Тишайший”. Кроме депутатов гордумы, естественно. Для них, как выяснилось позже, Иван Николаевич был человеком-компромиссом, авторитетным смирителем амбиций, а для жителей – лицом в экране, витриной, за которой в городе «работали» лица иные.

Но майами манит. Если и не самих чиновников, то их жен уж точно. В ходе развития скандала так и не выяснилось, что первично: развод или квартира. Итог – отставка, много приятных слов от коллег по Думе и далеко не ласковые – от приволжского полпреда.

7 место

Закат авторитета вручную

Все, что в конце года стряслось с автомобилистом, депутатом Госдумы со стажем, новоявленным и.о. руководителя НРО «Единой России», произошло либо по вине Вадима Евгеньевича, либо по кошмарной недоработке помощников. Ведь знали же, что темы вокруг Булавинова и спиртного ложатся на благодатную почву.

Политологи недоумевали: если опьянения за рулем не было, то к чему выпуклые акценты на еще не готовые на тот момент результаты экспертизы. Да и упор на крайне неважное состояние здоровья лишь дал веский повод усомниться в партийной эффективности. Система отреагировала молниеносно и дружно. «У нас неприкасаемых нет», – отрезали губернатор Никитин, полпред Бабич и глава генсовета ЕР Турчак.

Отставка Булавинова принята без вопросов, и это тоже говорит о многом. Печальный итог года для человека, которого многие нижегородцы до сих пор видят самым эффективным мэром в истории. Но только ли финал года? Вопро-о-ос!

6 место

Пробуждение коллективного сознательного

Настоящих буйных в Нижнем хватало всегда, однако в уходящем году общественники задали властям хорошенькую трепку. Бились за пакгаузы, добивались прозрачности преобразования Стрелки, возражали против строительства храмов в парковых зонах, трубили в набат по Почаинскому оврагу, вступались за историческую застройку на Славянке и Студеной, много чего еще.

В общем, сумели вклиниться в порядком заржавевшие и расшатанные механизмы власти. В ряде историй коллективное «фи» было услышано, ибо не услышать его вовсе было бы глупо. К примеру, по случаю благоустройства Стрелки в городе развернулась многосерийная дискуссия, где чиновникам и архитекторам пришлось доставать аргументы, а некоторым – показывать свое истинное лицо. В конце года градозащитникам удалось приостановить аукционы по РЗТ в историческом центре и привлечь на свою сторону главу города Елизавету Солонченко. Последней, к слову, удалось канализировать движуху, направив ее в русло Общественной ппалаты Нижнего Новгорода. Об истинном содержании термина «канализировать» мы узнаем позже, но, наверное, уже при другом мэре.

5 место

Явление Путина рабочим

Все ждали-ждали, когда же произойдет неизбежное. А оно возьми и грянь под самым носом. В уходящем году Нижний запомнился россиянам не как лидер экономики, промышленности и социального самочувствия, а как место очередного призвания на трон. Шоу на ГАЗе с объявлением о выдвижении Путина, конечно, так себе, но настроения жителям региона точно не испортило.

Народ у нас привык, что с каждым визитом президента можно еще на что-нибудь такое понадеяться. А тут еще губернатор как раз сменился и все тем же Путиным поставлен. А вдруг польются ливнем федеральные деньги? Ну, не может же утопать в нечистотах святое место, и не зря же некоторые тутошние политики придали визиту сакральное значение… Когда б не дежурная встреча Путина с Никитиным в аэропорту, если б не назидательный тон президента и отсутствие конкретных обещаний помогать, то и место в рейтинге было повыше. Ей-ей!

4 место

Валентина Терешкова нашего городка

Трудно припомнить другого представителя элиты, чей короткий полет в статусе первого лица наделал бы столько шума. За какие-то полгода Елизавета Солонченко побывала в следующих широко обсуждавшихся ипостасях: комиссар на месте аварии Ивана Карнилина, договорняк между Олегом Сорокиным и Валерием Шанцевым, темная лошадка для обоих, перчатка для «Единой России» и администрации президента, жертва накопленного ущерба или, наоборот, декорация “теневого кабинета”, надежда предпринимателей, опора общественников и приют политтехнологов, человек системы относительно нового врио и сильный конкурент для его ставленника в мэры.

Портрет просто космический, особенно на фоне предшественников-мужиков, так и не научившихся общаться с народом по-русски. Если уж невнятному Сергею Белову нашлось место на резко поменявшемся ландшафте, то и Солонченко, надо думать, точно не затеряется.

3 место

Одна голова – снова хорошо

Старик Оруэлл даже и не догадывался, что его «Скотный двор» писался про наши реалии. Стоило измениться обстоятельствам, стоило появиться людям с большими аргументами, как риторика обитателей политзверинца поменялась. Было радостно наблюдать, как одни и те же товарищи, ранее убивавшиеся за двуглавость Нижнего Новгорода, теперь ратовали за есстественную физиологию власти. На утилизацию мутанта после Шанцева потребовалось менее месяца, на уговоры главы администрации Сергея Белова – несколько дней, на выстраивание элит – пара-тройкка уголовных дел.

Правда, портрет будущего мэра до сих пор выглядит двуликим и даже двуполым. Дело в том, что госпожа Солонченко до последнего ведет себя так, будто бы это она является креатурой нового губернатора. У Владимира Панова – другая тактика: он понимает, что публичная активность до его избрания ровным счетом ничего не решает.

2 место

Поедание «пожирателя»

В пищевой цепочке пришло время и для Олега Сорокина. Политического мяса и бизнесового жира за годы усиленного питания на нем наросло столько, что хватает всей фауне, включая, казалось бы, травоядных. Год для Сорокина завершился не только уголовным делом и утратой свободы. Сломана выстроенная годами система из подконтрольных чиновников и депутатов. От появления нового губернатора и мэра ожидают падение так называемого “теневого кабинета”. Под большим вопросом дальнейшие горизонты строительного бизнеса и землевладения.

Кабы не приближение президентских выборов, не общая усталость нижегородцев от городских пейзажей и чиновников, можно было предположить, что Сорокин выкрутится вновь. Но в глазах электората теперь все негативное должно быть ассоциировано с именем олигарха-девелопера, а не с новыми людьми во власти. Иначе как объяснить, что от показаний Мансура Садекова до ареста прошло целых 4 года?

Таковы законы системы, Сорокин – ее элемент, и его влияние в городе вряд ли уже будет прежним.

1 место

Интеллигенция на танке

Путинские кадровые резервы куются не только на тренингах РАНХиГС, но также под колесами БТР и над бездной океана. Такая вот окопная правда о ситуации в России. Вначале врио губернатора немного смахивал на кота Леопольда, однако примерно через месяцок его культурную просьбу жить дружно пришлось переосмысливать. Двух центров силы в регионе, похоже, больше не существует. По беспощадным движениям танковых гусениц над головами окопавшихся городских можно понять, что именно стало основной причиной ухода Шанцева.

После Глеб Сергеевич вспомнил о реноме технократа-промышленника. Анонсы проектов в автопроме, судостроении, приборостроении, цифровой экономике к концу года полетели целыми косяками, и на землю нижегородскую зачастили всякого рода федеральные министры. В декабре Никитин освоился настолько, что позволил себе рассуждения об инновациях в сельском хозяйстве.

Наследство питерскому гостю досталось так себе. Инвестклимат – на уровне отстающих, закредитованность – выше среднего, ВРП и доходы граждан – наоборот, устойчивой динамики в социалке и экономике нет, эффективность управления хромает, доверие к власти тоже стреножилось. Прямые и косвенные признания, прозвучавшие от врио, расходятся с отчетами правительства Шанцева. И это стало откровением года. Эту пропасть на танке не переехать.