Когда сильному нужна защита

Такого представительного «десанта» пресс-центр «Комсомольской правды» не видел давно. О ситуации в группе компаний «Русполимет» пришел рассказать не только непосредственный руководитель холдинга Виктор Клочай, но и замминистра промышленности области Игорь Сазонов, а также первые лица всех предпринимательских сообществ региона. Причем журналисты даже не спрашивали, зачем Клочаю такая «группа поддержки»: все уже наслышаны о решениях арбитражного суда, которые ставят под сомнение не только развитие «Русполимета», но и все производственные планы Нижегородской области.

За каких-то полтора часа на наших глазах «спор хозяйствующих субъектов» перерос в дело политической важности. Готовы как минимум два письма Президенту России с просьбой обратить внимание на нехороший судебный прецедент. Уж если такой гигант, как «Русполимет», оказался уязвим, то что же может произойти с менее крупными жертвами «юридического рейдерства», вопрошали участники пресс-конференции.  

Предыстория

Акции умирающих металлургических предприятий города Кулебаки (КМЗ и ККПЗ) куплены компанией «Мотор-инвест» Виктора Клочая в 2004 году, а уже на следующий год был создан «Русполимет». Как признается сегодня Клочай, для него покупка этих активов стало первым подобным опытом. Но как только из Кулебак начали приходить первые хорошие новости, оживились прежние владельцы контрольного пакета акций КМЗ и ККПЗ, которые заявили о неправомочном приобретении акций и обратились в суд.

Виктор Клочай, председатель совета директоров ПАО «Русполимет»:

– Акции покупались открыто, причем я в это время был директором двух заводов, и фактически я в этом процессе не участвовал – были наняты две московские юридические компании. Мы скупили акции в первой половине 2004 года, а первый иск был в январе 2006 года. То есть до тех пор, пока завод не поднялся с одного колена, никому ничего не интересно было!

С тех пор судебные иски от прежних владельцев под вывеской фирмы «Авиатехнология» сыпались без перерыва. Поначалу прежние хозяева оценивали свои потери в 44 миллиона рублей, но с ростом финансовых показателей «Русполимета» росли и аппетиты истцов. Биография главного из них – основателя «Авиатехнологии» Сергея Мулина – живой привет из «бурных 90-х».

Валерий Цыбанев, гендиректор Нижегородской ассоциации промышленников и предпринимателей:

– Этого Мулина я помню, поскольку Кулебакский металлургический был в составе нашей ассоциации. Он проворовался на Ступинском комбинате, продал госрезервы. Потом был невъездной длительное время (скрывался за границей – прим. ред.), отдал другим собственникам право продажи акций – вот из тех времен корни этой истории и растут.

Но за то время, пока основным акционером является «Мотор-инвест», была сделана колоссальная работа. Предприятие является самым передовым по производству специальных сталей в России, на него завязаны многие предприятия атомного, авиационного машиностроения, другие отрасли. Понятно, что этот завод 12 лет назад и сегодня – разные вещи. Я думаю, тогда он ничего не стоил, был на грани банкротства. Но сейчас тем людям, которые ранее на нем были, хочется «откусить» что-то от предприятия.

«Откусили»

Долгое время «Русполимет» отбивал иски «Авиатехнологии» (доходя вплоть до президиума Верховного Суда), пока по уголовному делу не осудили бывшего бухгалтера кулебакских предприятий Лидию Аристову: суд признал, что у нее не было права продавать акции. После этого арбитражные дела пошли по новому кругу. Осенью областной арбитраж постановил, что сделка по приобретению акций «Мотор-инвестом» незаконна, и «Авиатехнология» должна получить 1,3 миллиарда (!!!) рублей – именно до таких цифр выросли первоначальные 44 миллиона. Уже в январе Первый апелляционный арбитражный суд постановил, что «Русполимет» должен отдать истцам 855 млн рублей. Это, для сравнения, полугодовой фонд оплаты труда всего предприятия.

Виктор Клочай, председатель совета директоров ПАО «Русполимет»:

– Мы 2 февраля положили сюда на депозит эти 855 миллионов, но подали заявление с просьбой приостановить исполнение решения суда вплоть до рассмотрения дела в третьей инстанции. Но наши заявления проигнорированы, и сейчас заявитель имеет право ходить с исполнительным листом, арестовывать счета и так далее. При этом «Авиатехнология» проходит сейчас особый тип реструктуризации, и у нас есть опасения, что даже если потом будет восстановлена справедливость, не факт, что эти деньги нам вернутся.

Павел Солодкий, уполномоченный по правам предпринимателей Нижегородской области:

– Сегодня рейдерские захваты происходят не с помощью бит, как в 90-е годы, а с помощью работы юристов, тихо – в кабинетах, залах суда. «Отжимаются» и уходят целые предприятия – мы это видим, сталкиваемся. К сожалению, этот бизнес процветает. Конечно, предпринимательское сообщество обеспокоено. Это прецедент на всю Россию, это влияет на инвестиционный климат, потому что нет доверия [судам], нет уверенности, что все будет решено справедливо.

Генеральный директор Торгово-промышленной палаты области Дмитрий Краснов перечислил журналистам несколько пунктов в решениях судов, которые как минимум вызывают вопросы. Предпринимательские организации региона подготовили общее письмо на имя Президента Владимира Путина с просьбой разобраться в ситуации. Второе письмо главе государства направил ОНФ (напомним, Виктор Клочай входит в руководство нижегородского отделения «Народного фронта»).

Теряет область, теряет отрасль

Холдинг, который возглавляет Виктор Клочай, принес региону в прошлом году почти 1,2 миллиарда рублей налогов. Кулебакские металлурги активно наращивают экспортные поставки, занимаются программами импортозамещения. Сейчас Виктор Клочай говорит, что ради выплаты компенсации заявителям группе компаний придется даже свернуть некоторые направления бизнеса (например, аграрное), сократить программы развития и переоснащения. Затянуть пояса придется и работникам. Поэтому в областном правительстве тоже бьют тревогу из-за решения суда.

Игорь Сазонов, заместитель министра промышленности Нижегородской области:

– Это системообразующее, градообразующее, бюджетообразующее предприятие. Понятно его значение для области в смысле налогов, и для всех трех тысяч работников, и для тридцати тысяч жителей этого городского округа. Стратегия развития, реализуемая на этом предприятии – это образец инвестиционной стратегии.

Сегодня – уже не 90-е годы, и даже не двухтысячные. Мы постоянно говорим о том, что необходим контроль государства над этими процессами, необходим закон об ответственности собственников предприятий. «Русполимет» – это редкий пример ответственности за стратегию развития всей отрасли металлургии в России.

В случае с «Русполиметом» сложилась парадоксальная ситуация, когда в числе пострадавших – жители целого города, бюджет региона и вся металлургическая отрасль страны, а среди выгодоприобретателей – узкая группа граждан, которые привыкли, по выражению Дмитрия Краснова, «зарабатывать на деструктиве». И вроде бы судья руководствуется буквой закона – но можно ли это назвать правосудием в исконном смысле слова?