Климентьев: «Федеральный уровень я для себя не исключаю»

В последние годы в нижегородской политике – затишье. Нет, возня под коврами, конечно, идет, но наружу почти ничего не выплескивается. Даже вечного возмутителя спокойствия, «мэра на день» Андрея Климентьева, выигравшего выборы в 1998-м (и тут же арестованного), не слышно. Где он, чем занимается, что думает о нынешней политической ситуации?

Разыскать его удалось на отдыхе в Таиланде, говорили по телефону.

Андрей, в свое время в Нижнем Новгороде существовала народная примета: «Если скоро выборы, значит, снова посадят Климентьева». Теперь она не актуальна – вы уже давно не светитесь на нижегородском политическом небосклоне. Не греют больше властные лавры?

– Я в свое время шел на выборы потому, что, во-первых, были задеты мои права, а за свои права – как человека, как гражданина – надо бороться. Во-вторых, я свободный человек, ни перед кем не подотчетен: хочу – иду на выборы, хочу – нет. А организованные группы, которые против меня выступали, были порождением режима. Нынешний режим вполне устраивают губернаторы и мэры, наворовавшие огромные суммы. Расследуют дела сталинского периода, а то, что посвежее – им не надо, лучше по различным финансовым схемам крутить нефтяные деньги «под себя».

Вы посмотрите, во что превратились выборы! Все на них, по сути, плюнули, голосуют одни члены «Единой России» и Народного фронта, накидывая себе голоса. Прямые выборы мэра отменены. А возьмем последние, губернаторские. В принципе, Шанцев и должен был победить, но не с таким же сумасшедшим процентом, даже несмотря на то, что сильных конкурентов у него не было!

Из-за тяжелых международных событий все как бы сплотились вокруг вождя-Путина и его коллег-губернаторов. Основная масса не понимает того, что натворили эти ребята. Да, «отжали» Крым, но надо же было готовиться к реакции других стран, предпринимать какие-то шаги в экономике. А они ничего не предпринимали, словно в лодке, плывущей по течению – куда вынесет. Вот и вынесло, и понесет еще дальше.

В день, когда выбирали губернатора, я в 18 часов звонил знакомым наблюдателям – явка по городу была 20%. Потом разговаривал с ними в половине восьмого вечера – да, люди приходят, процент растет, но вала нет! Однако за последние два часа явка якобы выросла на 32%. Короче, подтянули Шанцева «под Чечню» – только там всегда так голосуют. А если объективно: область в долгах, должна чуть ли не два бюджета, ничего в этом нет хорошего!

Конкурентоспособная экономика – как в Германии, Японии, США – должна рождать фонтаны денег сильными управленческими решениями, возможностями бизнеса. А у нас не фонтан, а дыра, куда все утекает. У такой страны будущего нет.

Оксана Дмитриева из «Справедливой России» неоднократно била тревогу: бюджет разворовывают! То же самое все время твердит Алексей Навальный. Желание набить только свой собственный карман не позволяет стране развиваться. Нефть в цене падает, доллар и евро неуклонно прут вверх… То есть люди, которые управляют страной, единороссы, полностью доказали свою несостоятельность. Зато получают 87% на выборах, хотя экономика в полной заднице. Нефть дешевеет, а солярка растет в цене. Ну как такое может быть?
Один из ближайших соратников Путина – президент государственной нефтяной компании «Роснефть» Игорь Сечин, «гениальный» нефтяной магнат. Он что, профессиональный нефтяник? Смотрите, куда завел страну с ценами на нефть… Да кого ни возьми – Дерипаска, алюминиевый король (только сколько долгов у короля, не говорят). Куда ни глянь – везде у путинцев мимо. А непутинцы лишены финансовых ресурсов, на нефти, на газе, на золоте, на алмазах не сидят.

– Вы поэтому больше в эти игры не играете?

– Я не собираюсь выставлять свою кандидатуру на должности мэра или губернатора, потому что не хочу служить Путину. И не буду служить.
Кроме того, мне уже 60, значит, если идти – только на федеральный уровень. На местном это будет выглядеть уже смешно. Я, кстати, федеральный уровень для себя не исключаю. Побороться за место могу с кем угодно, для меня это не проблема. Посмотрим.

– Если сравнить то, что сейчас называют выборами, и то, что было в 90-е годы – какая основная разница?
– В 90-е был энтузиазм. Люди еще верили во что-то, какие-то цели преследовали… А сейчас профессиональная работа: включают карусель и прочие веселые аттракционы. И, в общем-то, выбора нет.

– Очень многим власть нужна лишь как средство для личного обогащения, чтобы получить доступ к ресурсам для своего бизнеса. Положа руку на сердце: когда шли на мэрские выборы, на губернаторские, тоже к этому стремились?

– Нет, у меня и в мыслях этого не было! Я шел на выборы достаточно богатым человеком, мой бизнес уже работал сам по себе. Мне было интересно провести в жизнь большие программы. Я игрок по сути, и крупные игры люблю. Чем крупнее игра, тем она интереснее. Там нет места для личного – эти мелочи отвлекают. Цель, можно сказать, передо мной стояла благородная – подтянуть наш город на уровень европейских городов. И это можно было сделать. Кстати, в моей программе значилось строительство Домов спорта для детей (сейчас их ФОКами называют)… Меня изумляет то, что происходит в стране. Словно лозунг бросили «Воруют все!» И здесь замешаны не только те, кто идет во власть через так называемые выборы. Чиновника на должность назначили – он сразу начинает брать. Словно рыба в воду попадает. Любые моральные принципы отсутствуют напрочь. Такое впечатление, что в детстве наголодались, в валенках по деревне бегали, соленые огурцы ели, а тут сразу на миллионы упали. Смотришь – лох лохом, а пару миллиардов прихватить сумел и во Франции сидит. Дико все, что творится.
Есть исследования, согласно которым в нашей стране национальный валовый продукт производят всего лишь 15% населения. Остальные – чиновники, депутаты и прочие…

– И они множатся. Был один мэр, ввели «двухголовую» систему управления городом. У каждого – свой аппарат. Если – согласно реформе МСУ – еще в каждом городском районе введут свою думу, количество «людей с портфелями» вновь вырастет.

– Все делается для того, чтобы было больше чиновников (и их родственников, которые за них голосуют) у кормушки. Надо сокращать количество начальников, а они их увеличивают.
А «двухголовая» система не сегодня придумана. Еще в 2001 году, когда я шел на выборы губернатора, меня хотели таким образом отрезать от власти: чтобы губернатор был вроде свадебного генерала, а при нем – тот, кого в городе называют сити-менеджером. Такая система позволяла сохранять власть, даже если выбрали неугодного.
«Двухголовое» управление успешным быть не может! Оно всегда из одной точки.

– Кто-то то ли из журналистов, то ли из политологов после выхода вашей книги написал, что Климентьев – политическое явление, самостоятельная фигура, но волк-одиночка, а сейчас время командных игр, и именно поэтому он не востребован. Согласны ли?

– Я всегда был командным человеком – одному выиграть выборы нельзя. Команда существовала, только скрытая, потому что после ответа на вопрос «Кто в вашей команде?» по стопам людей начинают идти ФСБ, прокуратура и прочие службы. Оказывают давление, закрывают бизнес и так далее. Поэтому светился только я один.
А сейчас время не команд, а серых мышей, из которых никто не пикнет. Кого хочешь посадят, что хочешь отнимут, и все будут молчать.

– Каким бизнесом вы занимаетесь сейчас и насколько зависимы от чиновников?

– Я сейчас в ссылке (смеется – Авт.) на краю области, в Сеченовском районе, занимаюсь сельским хозяйством, выращиваю зерно, ни от кого не завишу, и бизнес такой, что заменить меня нельзя.
После политики есть два пути: или за границу, или в деревню. Я выбрал второй.
Вообще, нигде, наверное, так не заметны противоречия власти и бизнеса, как на селе.
В мире все сельскохозяйственные технологии уже отработаны – бери и пользуйся! Но у нас пример с Европы берут только по размеру налогов. Малые предприятия, которые, по большому счету, должны создавать рабочие места, просто грабят, используя их для получения налогов – чтобы они кормили всех оглоедов-чиновников. Зато даже в убыточных деревнях главы администраций, главы местного самоуправления получают зарплату в 150 тысяч. С ума сойти, какие цифры!

И несколько слов о личной жизни. Кто сейчас рядом с вами, общаетесь ли с предыдущими женами?

– С предыдущими женами не общаюсь. Сын Андрей после 18 лет ушел жить к маме. Рядом со мной супруга Ирина, ей 33 года. Дочке Луизе 8 лет, учится в 40-й школе. Она занимается художественной гимнастикой, ездит за границу на соревнования, побеждает там всех. И несмотря на то, что свидетельство о рождении у нее немецкое (она в Германии родилась), всем говорит: «Я – русская!» Маленькая, но с характером.

Беседовала Наталия Лисицына

Фото: prigorodlife.ru, zercalo.org.