Камила Терехина: «Доула – призвание для многих российских женщин»

В череде бесконечных профессиональных праздников порой натыкаешься на настоящую экзотику. Хотя, если разобраться, уникальная профессия, о которой мы рассказываем сегодня, естественнее и важнее многих. Она сопутствует появлению новой жизни и делает это событие счастливым.

С 22 по 28 марта проходит международная неделя доул – женщин, помогающих в родах. «Нижний сейчас» решил разобраться, как работают доулы, есть ли они в нашем городе, какие родильные дома Нижнего Новгорода более приспособлены для родов с помощницами. О профессиональном и личном беседуем с нижегородкой Камилой Терехиной.

– Может быть, термин “помощница в родах” будет более понятным для большинства, чем заимствованное слово?

– Он не совсем точен. По классификации есть профессиональные доулы, они занимаются информационным ведением беременности, начиная за несколько недель до родов, сопровождая женщину во время них и небольшой период после. Вот их можно назвать еще и помощницами в родах. Отдельная специализация – послеродовая доула, помогающая маме дома устраиваться с малышом, вписать его в семейную систему. В зависимости от потребностей семьи это может длиться месяц или два.

– А няня на что?

– Няню нанимают на более длительный срок и с целью ухода. Послеродовая доула работает с семьей, чтобы все ее члены научились сосуществовать вместе в изменившихся условиях. Это очень тонкая и важная работа. В Нидерландах послеродовые доулы оплачиваются государством в течение первых 8 дней, и это официальная профессия. Несколько раз в неделю послеродовая доула приходит домой, помогает обустраивать спальное место, прикладывать к груди, решать массу новых для матери вопросов. Про прикладывание к груди оговорюсь: доула может не являться консультантом по ГВ (грудному вскармливанию – прим. ред.), она помогает только на основе собственного опыта. Но если доула видит, что кормление малыша грудью становится проблемой, она может порекомендовать специалиста, который занимается непосредственно этим.

– Кем является доула, сопровождающая в роддом, для будущих мам – подругой, сиделкой, психологом?

– В первую очередь, доула олицетворяет фигуру мамы или старшей сестры. Ведь как раньше в деревнях рожали: всегда была преемственная связь, и первой, кто оказывался рядом с роженицей, была ее мать. Если уж брать вообще первобытные времена, это даже не мама, а старшая женщина рода. Она уводила молодую в безопасное место, создавала ей пространство и оставляла одну. Так что доула – не подруга, а старшая женщина, у которой уже был опыт собственных родов, и не один раз.

А вот сиделка – это верное определение, потому что доула выполняет и бытовые функции в том числе. И психолог – тоже отчасти верно: крайне важно знать тонкости, которые имеют значение для женщины в период беременности и родов.

– Назад к естественности – это сейчас модно. Но как роль старшей женщины вдруг превратилась в услугу? И какой возраст у профессии?

– В 70-х годах прошлого века в Гватемале провели исследование. В переполненных роддомах не хватало персонала. Врачи попросили родственников и посторонних людей присмотреть за женщинами, просто чтобы были лишние руки и глаза. В итоге оказалось, та группа, что рожала с помощниками, была более успешной. Меньший процент применения кесарева и прочих медицинских вмешательств. Удовлетворенность женщин была выше. Насколько помню, всего на эту тему с той поры было сделано полтора десятка исследований.

– Врачи консервативны. Не любят, когда в их работе или рядом оказываются люди, далекие от медицины. Как с ними отношения выстраиваете?

– Доула не находится в рамках традиционной медицины, и в России такой профессии официально нет. Впрочем, у нас и официально профессии «Консультант по грудному вскармливанию» до сих пор нет, а система работает лет десять, консультантов полно, и никто не смотрит на них сквозь пальцы. Так и с доулами: уже многие, в том числе и врачи, понимают, насколько это правильно.

И потом, мы не конкурируем с врачами и акушерами-гинекологами, потому что вообще не занимаемся медицинской частью, не прослушиваем сердцебиение, не ставим КТГ, не делаем осмотр, не измеряем давление и температуру. Хотя, конечно, это не отменяет обязательных знаний и навыков опытной рожавшей женщины. Мы даже и не психологи в традиционном представлении об этой профессии. Вряд ли психолог, помимо постоянной работы, будет срываться в ночь, проводить в родах по 20-24 часа.

– Сейчас уже практически повсюду распространена практика партнерских родов. Не везде этому содействуют, и не все семьи готовы, но это уже другой вопрос. Так чем принципиально отличаются роды с доулой и с отцом малыша?

– В партнерских родах, как правило, участвуют отец ребенка или мама женщины. Если папа прошел подготовку, может помогать дышать, умеет делать массаж, это здорово. Но папа может быть и нефункциональным, может испугаться. Конечно, на партнерские роды чаще всего идут подготовленные, но это такое дело непредсказуемое, что не всегда можно спрогнозировать поведение партнера.

Если муж будет дергаться сам и дергать жену: «Ну, скажи мне, чем я могу тебе помочь?», от этого может быть только хуже. В родах у женщины измененное сознание, и чем ближе к окончанию процесса, тем меньше хочется говорить, и интеллектуальная область мозга выключается. Чтобы родить благополучно, мозг женщины в этот момент должен быть примитивным. Лишними словами, суетой, волнением, неуклюжей поддержкой папа может выдергивать маму из этого состояния, и тогда ей будет некомфортно.

В этом плане доула более профессиональна, ее учат понимать рожающую женщину с полуслова, а опытным и слов не надо. Они сами мамы, через все проходили и не раз.

– Все доулы – рожавшие?

– Практически все, но исключения бывают. В Израиле есть одна очень известная доула, у которой нет своих детей.

– А у вас сколько?

– Двое: сыну – 10 лет, дочери – 3 года.

Фото doula.su

– Ваше решение пойти в эту профессию как-то связано с личным опытом?

– Безусловно. Первые роды были непростыми, индукционными и полностью медикаментозными и, откровенно говоря, оставили тяжелое впечатление. И на тот момент я думала, что это нормально, что у всех так. Это был 2006 год, и тогда даже партнерские роды были диковинкой. Ты просто идешь и полностью доверяешься врачам. Вторые роды, наоборот, были удачными и легкими. Меня поразила разница, и я много думала о том, что в первый раз сделала не так. Большую часть взяла на себя, поняв, что была совершенно неподготовленной. И не было со мной рядом человека, который сказал бы, что я могу от чего-то отказаться, спокойно ждать срока и не дергаться. Проанализировав личный опыт, поняла, что сама могу помогать, чтобы информированность девочек была лучше, чтобы они понимали, что с ними должно происходить. Особенно это касается совсем молодых девчонок, идущих на роды впервые.

– В моем представлении доверие между вами и беременной девушкой – половина дела, если не больше. Расскажите, как все начинается, как выстраиваются отношения?

– На первой встрече доула и будущая мама знакомятся, узнают друг друга, решают, подходят или нет. Дальше обговариваются план родов, детали и предпочтения. Девушка выбирает роддом, определяется с врачом, если требуется, просит сходить с ней к нему.

– Старшая женщина рода лучше знает, как разговаривать с врачами?

– Да, но есть один важный момент: говорить нужно не вместо рожающей женщины, а вместе с ней – для ее поддержки. Можно дать ей уверенность, понимание, на что она имеет право в родах, какие есть способы расслабления, как работать со страхами и сомнениями, другие очень практичные вещи. При этом доула не принимает решение, она следует решениям роженицы.

Фото ilovembaby.ru

– Вы сказали, что приходится срываться на вызов в любое время суток. Выходит, доула появляется в доме будущей мамы раньше скорой?

– Тут могут быть разные варианты. Мы с роженицей или встречаемся в роддоме, или я приезжаю к ней домой, и мы вместе решаем, в какой момент поехать рожать. Вместе находимся в родовом боксе, где женщине нужно вовремя подсказать, вовремя объяснить, что будет происходить, и что делают врачи. Чаще всего забываются самые элементарные, но такие необходимые вещи: как правильно дышать, как расслабляться. А если нормальные физиологичные роды, то и вмешательство врачей минимально. Это, опять же, к разговору о разных ролях медиков и помощниц для общего результата. Понимаете, у доулы нет цели любой ценой добиться, чтобы женщина рожала только естественным путем, безмедикаментозно и без кесарева. Цель в том, чтобы поддержать женщину физически, психологически и, в случае неожиданного развития событий, прожить их наиболее мягко.

– Сколько вас в Нижнем Новгороде?

– Судя по недавнему семинару, 10 человек. Еще одна, работающая дольше других, сейчас живет в области.

– Какие родильные дома в Нижнем Новгороде предоставляют лучшие условия для родов с доулой?

– Нужны те же условия, что и для партнерских родов – отдельный родблок. Например, в 4-м роддоме он всего один, хотя они говорят, что дают и второй, когда он свободен. Если же оба заняты, партнера или доулу на роды не пустят. В этом смысле лучшие условия в родильном доме №7. Зато в 4-м тихо и спокойно, мне это очень понравилось.

– Традиционный для провинции вопрос. Сильно отстаем от столицы?

– В Москве очень много доул. Недавно моя двоюродная сестра в Санкт-Петербурге рожала, у нее были платные роды, и услуга доулы уже была включена в контракт. Если говорить о распространении в других странах, очень много во Франции, Израиле и Штатах. В Англии, Австралии и Голландии доулы работают в паре с акушерами, поскольку там легализованы домашние роды.

Фото lady1.net

– В России принимать роды на дому – дело незаконное. Как думаете, почему?

– Другая система медицины, другая степень свободы, и мы до этого не доросли. Хотя я знаю многих, кто рожал дома. Конечно, случаи разные бывают, и с сольных родов тоже уезжают в больницу, но в подавляющем большинстве случаев женщины рожают чудесно, так, как они хотели, в привычной и спокойной им обстановке.

Думаю, роды соло стали распространяться из-за акушерской агрессии: ее уровень в свое время в России был очень высок. Она и сейчас есть, но появилось много сдерживающих факторов, в том числе партнерские роды и доулы. Врачи более обходительны, когда рядом с женщиной кто-то еще.

– Может роддом не пустить доулу, даже если условия созданы?

– По закону – да. Там прописано, что женщина имеет право прийти на роды с отцом ребенка или родственником. Поэтому чаще всего доула приходит под видом мамы, бабушки, сестры или тети. Пока это нелегализовано, хотя юрист Руслан Трофимов, который этим вопросом занимается, вышел с инициативой на Госдуму и Веронику Скворцову. Он просит добавить в закон, в котором сказано, что в родах можно присутствовать отцу ребенка или “иному члену семьи”, всего три слова “либо иному лицу”.

Рано или поздно это решится. Ведь мы знаем, что может быть по-другому. Что радость рождения малыша мы можем разделить с родственниками, друзьями. И не когда-нибудь в отдаленной перспективе, когда мы окажемся дома, а здесь и сейчас, в роддоме. А у нас посещения в строго определенные часы, да и то в платной палате. В бесплатную никого не пустят, и даже папа выключен из ситуации. Получается, что главная радость в жизни семьи наталкивается на устаревшие организационные протоколы и штампы мышления.