Игорь Каляпин: “К сожалению, у нас опять 30-е года”

Новогодние каникулы – традиционное время подводить итоги прошлого года. Мы тут подумали и решили, что о самом крупном политическом событии года напишем подробно. На наш взгляд, главным таким событием для города стали вовсе не выборы губернатора, не выступления “За Каргина” и уж точно не пробег с олимпийским факелом. Это всё, конечно, вещи важные и интересные. Но конфликт Игоря Каляпина с Рамзаном Кадыровым – событие на уровне главных федеральных новостей конца года.

Для тех, кто не в курсе, что происходит – нижегородский “Комитет против пыток” и его глава Игорь Каляпин в настоящий момент находятся в состоянии холодной войны с главой Чечни Рамзаном Кадыровым. Поводом для нее стала вот такая публикация в инстаграмме политика:

Кадыров«Я официально заявляю, что пришел конец времени, когда говорили, что родители не отвечают за поступки сыновей или дочерей. В Чечне будут отвечать! Если отец видит, что сын встал на путь террора и ваххабизма, пусть сдает его властям или остановит иными путями до того, как он прольет кровь… Если боевик в Чечне совершит убийство сотрудника полиции или иного человека, семья боевика будет немедленно выдворена за пределы Чечни без права возвращения, а дом снесен вместе с фундаментом».

Игорь Каляпин на это обратился  к главам Следственного комитета России и Генеральной прокуратуры РФ с просьбой дать оценку законности высказываний президента Чечни. После этого Рамзан Кадыров агрессивно отреагировал на заявление, а в ночь с 13 на 14 декабря полностью сгорел офис Свободной мобильной группы правозащитников по Чеченской республике. Несколько ее сотрудников было задержаны полицейскими.

Вообще, Рамзан Кадыров в нашей замечательной стране – личность, которой позволяется многое. На территории Чечни он царь и бог, и кто не с ним – тот против него. При этом Кадыров фанатично предан Владимиру Путину, отчего власть смотрит сквозь пальцы на кое-какие его сомнительные деяния. Настолько, что его противники запросто могут оказаться и… иностранными агентами.

Откуда взялись “иностранные агенты”? А вот интервью Анатолия Вассермана, которое он дал “Нижнему Сейчас” прямо перед Новым Годом. В нем маститый “знаток” (а также журналист, публицист и политический консультант) неожиданно жестко отреагировал на ситуацию с “Комитетом против пыток”.

DSCN0385“Сегодня дошли до меня сведения, что «Комитет против пыток» получил последнее предупреждение о том, что занимается политической деятельностью, не входящей в спектр его уставных обязанностей. И на этом основании он будет признан иностранным агентом. Это не значит, что ему запретят существовать. Но мы впредь будем относится к заявлениям этого комитета так, как он того заслуживает. Совершенно не обязательно специально за ними охотиться, а то, как сказал Владимир Владимирович Путин: «Этих вышлем, других пришлют, может быть, даже умных». По крайней мере, теперь мы знаем в лицо еще одного врага, думаю, не последнего”.

По этому поводу мы решили обратиться за комментарием к самому Игорю Каляпину.

– Что думаете по поводу сказанного Вассерманом, Игорь Александрович? Я лично как-то не до конца верю – он всерьез транслирует мысль “Комитет против пыток теперь враги”, или это такая ирония?

– Я думаю, он всерьез. Вообще, Вассерман является яркой иллюстрацией к известному изречению Козьмы Пруткова “многознание уму не научает”.

Вот, например, параллели, которые он приводит, сравнивая нынешних “белоленточников” с большевиками во времена Первой мировой, говорят о том, что он либо не знает истории, либо не давал себе труда задумываться над тем, каковы движущие силы, делавшие историю России 100 лет назад и сейчас. Эти параллели чрезвычайно поверхностны. Конечно, большевики тоже носили ленточки, правда красные. На этом сходство заканчивается.

А пытаясь что-то говорить про Комитет против пыток, явно по просьбе принимающей стороны (Вассермана в Нижний Новгород пригласило НОД – “Национал-освободительное движение” – прим.ред.), г-н Вассерман явно даже не знает, что поставить в вину этой загадочной для него организации, о которой он только и слышал, что ей вынесли какое-то там “последнее предупреждение” за какую-то “политическую деятельность”.

Еще Вассерман явно не знаком с определением Конституционного суда, который разъясняет, что термин “организация, функционирующая в режиме иностранного агента, не имеет отрицательной коннотации и не должно ассоциироваться с такими понятиями как враг народа, шпион, и пр”. Это так разъяснил Конституционный Суд.  Для большинства людей, по моему убеждению, этот термин звучит негативно. И наша организация с таким титулом жить, конечно, не собирается.

 – А есть шансы, что это правда? Что Вассерман прав, и всё-таки признают?

– Запросто. Я даже думаю, что именно так рано или поздно и случится. За время своей работы мы отменили в судах 623 незаконных постановления следователей СКР и прокуратуры. Это значит, что суд по нашим жалобам и при участии наших юристов 623 раза признавал судьбоносные решения, выносимые следователями – НЕЗАКОННЫМИ. Примерно в половине случаев мы требовали, чтобы следователей за такие решения привлекали к дисциплинарной ответственности и чаще всего именно так и происходило. Как Вы думаете, хорошо ли к нам относятся чиновники СКР и прокуратуры?

 – Особенно те, чьи действия признали незаконными и наказали…

– Мы действительно влияли, влияем и будем влиять на власть в своей стране. Но делаем мы это не для того чтобы изменить государственную политику, а для того, чтобы ее РЕАЛИЗОВАТЬ. Государственная политика определяется не ментами, выбивающими показания под пытками, не следователями СК и не прокурорами, которые их “крышуют”, а Конституцией, Федеральными Законами и т.д. Мы работаем для того, чтобы Конституция и законы не были пустым звуком, мы работаем для того, чтобы законы исполнялись. Как же это можно расценить как “деятельность, направленную на изменение государственной политики”? А именно так определяется “политическая деятельность” в т.н. “Законе об иностранных агентах” (новая редакция ФЗ об НКО).
Мы изменяем не государственную политику, а правоприменительную практику, которая зачастую противоречит закону. Вот и всё.

 – Думаете, Вассерман этого не понимает?

– Если бы Вассерман не был просто говорилкой, типа попугая, знающего много-много слов, он бы наверно смог привести хотя бы одно “вражеское” утверждение Комитета против пыток. Я сейчас не о человеке Каляпине говорю (со мной, конечно, можно поспорить – по Крыму, например). Я говорю именно об организации “Комитет против пыток”. Пусть найдет хоть одно утверждение, заявление этой организации, которое с его точки зрения является вредным для государства!

К сожалению, у нас теперь, как в 30-е, разнарядка. Очень нужно найти хотя бы одного агента в КАЖДОМ субъекте. Мы на эту роль подходим хотя бы уже потому, что имеем достаточно большое международное финансирование. И политика, и политическая деятельность тут ни при чем.  Прокуратуре нужна палка, сотрудникам прокуратуры надо, чтобы перестали таскать их по судам…