Голосование и тайны

21 декабря на последнем в уходящем году заседании Думы Нижнего Новгорода предполагается рассмотреть вопрос об изменении регламента городской Думы по регулированию процедуры тайного голосования.

По моему мнению, предстоящее голосование по изменению регламента станет своеобразной «проверкой на вшивость» народных избранников. Или, если хотите, экзаменом на лояльность тем или иным фигурам нижегородского политического небосклона.

“Замутил всю бодягу”, конечно, неугомонный депутат Евгений Лазарев. Его возмущают двойные стандарты, которые используют вполне определенные политические группировки при знаковых голосованиях в городском и областном парламентах. Об этом депутат доложил на думской комиссии по местному самоуправлению.

lazarevЕвгений Лазарев, депутат Думы Нижнего Новгорода:

– Вопросы, связанные с организацией голосования, с обеспечением принципа тайного голосования, открытости процедуры, и самое главное – подсчета голосов – регламентом не урегулированы. Практика сложилась очень разная. В одних случаях бюллетени уничтожались, в других – запечатывались в конверт. В 2010 году (когда избирали главу города из числа депутатов – прим. ред.) ящик для голосования стоял в зале для заседаний. Депутаты опускали свой бюллетень публично. Ящик тут же вскрывался, и сразу же подсчитывались голоса. В 2015 и 2016 году процедура почему-то изменилась. Измененную процедуру мы наблюдали при избрании главы администрации города и его замов. Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что нынешнее нормативное регулирование процедуры голосования несовершенно. И нуждается в усовершенствовании.

Любопытно, что точно такие же вопросы встали перед депутатами Законодательного собрания, когда два месяца назад они избирали председателя. Тогда группа депутатов, ведомая Олегом Сорокиным, шумно настаивала на том, чтобы голосование было максимально открытым. Процедура также была расплывчатой, но ее отрегулировали в два счета – было бы желание.

Вот так это было в Заксобрании. Так же депутат Лазарев предлагает делать это в гордуме.

Вот так это было в Заксобрании 11 октября. Так же депутат Лазарев предлагает делать это в гордуме.

Таким образом, на областном уровне теперь по принципиальным вопросам голосуют публично. А на городском этой публичности почему-то противятся. Интересно, почему?

(Нет, нам, конечно, понятно, что “сорокинскому большинству” гордумы все эти игры в открытость совсем не нужны, в отличие от “сорокинской оппозиции” в Заксобрании – но должны же быть какие-то официальные мотивы!)

Из туманных объяснений начальника юридического управления городской думы Ирины Масловой я так и не смог понять, почему именно. Запомнилась только нетипичная для юриста фраза, что некорректно не доверять тем, кого избрали люди. В смысле, если тебя избрали депутатом, то ты уже по определению честный человек, и не можешь позволить себе махинации с бюллетенями своих коллег в закрытой от посторонних глаз комнате, так что ли? Вопрос как минимум дискуссионный…

lazarevЕвгений Лазарев, депутат Думы Нижнего Новгорода:

– Предлагается новая редакция статьи 66 Устава думы Нижнего Новгорода. Для чего это делается? Чтобы на думских заседаниях не возникало споров, скандалов и так далее. Изменений очень много. Старая редакция предполагает 10 пунктов, новая – 22. Бюллетени должны заверяться печатями, как это происходило в Заксобрании. Наверное, надо брать пример с более продвинутых органов управления.

Ящик для голосования должен находиться в зале и быть в поле зрения депутатов. После окончания голосования ящик должен вскрываться также в поле зрения всех депутатов и здесь же бюллетени должны подсчитываться. Это процедура несложная и быстрая. Где считаются голоса – вопрос ключевой. Если на обычных выборах урна куда-то увозится, то это уже повод для скандала.

komissiya-po-msuОбсуждение изменений в регламент работы Думы, предложенных Лазаревым, проходило в достаточно бурной обстановке. Председатель комиссии по МСУ Ольга Балакина сначала настаивала, что нынешний регламент нормальный, а дверь в закрытой для голосования комнате можно, в принципе, приоткрыть. Затем неожиданно сорвалась на крик, прямиком заявив настырному депутату, что «не должна перед ним отчитываться». Однако быстро взяла себя в руки, извинилась за повышение голоса и сообщила членам комиссии, что «оснований для отказа депутату Лазареву нет».

Согласится ли с ней думское большинство 21 декабря?