Год обрушению дома на Самочкина: как живется пострадавшим

Сегодня, 15 апреля,  ровно год, как в Нижнем Новгороде произошло ЧП, потрясшее всю Россию: средь бела дня рухнула стена жилого дома. Только чудо тогда спасло десятки людей от неминуемой гибели – в той части дома, где обрушилась стена, по счастливой случайности никого не оказалось.

b6Z4ZdI3rkIНапомним, 15 апреля 2014 года обрушилось правое крыло жилого пятиэтажного дома №32 на улице героя Самочкина в Ленинском района. Еще в 2012 году у здания были выявлены очень серьезные нарушения: в августе обнаружили “потерю способности несущей конструкции”. Дело было принято в производство, и на этом все остановилось.

Сами жители дома №32 по улице Самочкина называют этот день “годиной”. Ведь именно тогда под обломками пятиэтажки оказались погребены не только их мебель, бытовая техника и прочие ценные вещи, но и спокойная жизнь. Именно тогда они стали бомжами, которых последние 365 дней шпыняют по кабинетам чиновников.

В канун годины “самочкинцам” удалось уговорить руководство Ленинского района на проведение общего собрания, на котором огласят все новости “по их вопросу”. Встречались без журналистов, только ответственные лица и сами жильцы. Пострадавших немало: при обрушении дома без крыши над головой остались 148 семей. У всех этих измученных людей был один вопрос: “Когда же наступит конец этой ужасной истории? Когда мы снова обретем дом?” Но у всех накопились и свои, частные вопросы, ответы на которые также хотелось услышать от представителей власти.

В “афише” мероприятия были заявлены главные действующие лица: и. о. главы администрации Ленинского района Надежда Рожкова, начальник отдела по учету и распределению жилья районной администрации Сергей Кавшарев и первый замглавы администрации Нижнего Новгорода Андрей Чертков. Кстати, последнего “бомжи с Самочкина” ждали особенно. Сейчас большинство пострадавших живут в маневренном фонде в разных районах города. Условия жизни, мягко говоря, не очень благоприятные. Кому-то досталась общага, кому-то комнаты в коммунальных квартирах…

Вот вам несколько личных историй – чисто для примера, чтобы понять, как сейчас живут эти люди. Почти у каждого из этих нескольких сотен – похожие проблемы.

 Выбираем, где жить: машина, клоповник или разрушенный дом?

Семья Николая Абкарова, (кроме него, жена и две дочери), стали обитателями коммуналки на улице Корейской. Но прежде чем осесть здесь, им пришлось долго скитаться. Сначала они жили в гостинице, которую им предоставила администрация. Но в один прекрасный день, “без объявления войны”, их из гостиницы выгнали, разве что вещи по этажу не раскидав. Потом была еще одна гостиница, которую оплачивать вечно администрация тоже не собиралась. Затем Абкаровы четыре дня прожили в машине, а потом целый месяц в разрушенном здании без электричества и воды – деваться было некуда. Родственников, готовых принять обездоленное семейство, у Абкаровых нет.

Затем началось хождение по помещениям маневренного фонда, где людям предстояло выбрать лучшее из худшего.

дочь– Словами не описать, что творилось в тех квартирах, куда нас приводили. Когда в одну из них с нами зашел оператор телекомпании, он не смог сдержать рвотных позывов, – рассказывает старшая дочь Ксения.

После долгих хождений, Абкаровы решили осесть в коммуналке на Корейской. Они даже сохранили фотографии помещения, которое предстало перед их глазами.

IMG_1119Вот такое жилище было предоставлено Абкаровым. Фото из семейного архива.
IMG_1117Новоселов встречали десятки кошек и жуткий запах.

Милое кошачье царство, не правда ли? А теперь представьте, какой аромат эти пушистики оставили после себя. Дело в том, что, пока эта квартира пустовала, местые бомжи решили не упускать возможности жить с комфортом. Они взломали дверь и расположились здесь вместе с десятком четвероногих друзей. Кстати, котов подкармливали все соседи.

Когда наши герои остановились на этом варианте, они принялись за дело: в помещении сделали кое-какой ремонт, покрасили стены, постелили полы, поклеили дешевенькие обои. Но и это не помогло избавиться от кошачьего и “бомжачьего” духа.

DSCN0596Абкаровы приложили руки к ремонту и создали уют в своем временном жилище. Но, к сожалению, запах фотография не передает. Он там неизбывен.

Скажу честно, побывав в гостях у Абкаровых, я весь день не могла справится с головной болью – воздух стоит очень тяжелый, как говориться, дышать нечем. А вытяжка в квартире не работает совсем. Вынужденные хозяева “апартаментов” подозревают, что это не просто дурной запах – у них и их соседей появился странный кашель, которого раньше не было…

С туберкулезом под одной крышей

Кстати, о кашле. В этом же подъезде живет еще одна семья с Самочкина – библиотекарь Анна Петрова (фамилия изменена) и ее 14-летний сын. Их сосед по коммуналке – мужчина с открытой формой туберкулеза, который не хочет лечиться и ложиться в диспансер. Представьте только, в каком шоке была женщина, когда узнала о недуге человека, с которым живет в одной квартире, пользуется одним туалетом, готовит на одной кухне?

– Мы две недели проходили диспансеризацию, чтобы понять, заразились ли мы,  – рассказывает Анна. – Мы еще здоровы только благодаря тому, что я несколько раз в день все мою с хлоркой и мы с сыном ходим в резиновых перчатках и марлевых повязках.

Кстати, Анна писала заявление Сергею Кавшареву, в котором изложила ситуацию и попросила предоставить им другое жилье. Его приняли в приемной администрации. Но, как оказалось, до Кошелева оно не дошло – узнал он о нем только на собрании, когда Анна лично подошла к нему. Проблему пообещали решить…

Поселили и забыли

Вернемся в квартиру Абкаровых. Вкратце о жилищных условиях: стоят стеклопакеты, но установили их в нарушении технологии с огромными щелями, из-за чего в ненастную погоду в комнате гуляет ветер. Балкон в аварийном состоянии – выходить на него вдвоем нельзя.

DSCN0581Туалет… Унитаз в нем есть (и на том спасибо), но кабинка настолько тесная, что на него не сесть. Если это сделает даже самая хрупкая девушка, дверь попросту не закроется.

– Мы несколько раз вызывали слесарей и просили передвинуть унитаз, но никто этого так и не сделал. Поэтому приспасабливаемя, кто как может: кто боком, кто в обнимку с баком, – улыбается мама семейства Татьяна.

DSCN0588

Кстати, в бачок этого унитаза поступает… горячая вода! Но вовсе не из-за гигиенических целей, а только потому, что в доме вообще нет холодной воды! Да-да, люди моются в кипятке.

Руины в ипотеку

“А почему они вообще жалуются? – спросите вы, – ведь жили до этого в общежитии, где обычно даже душа нет и один туалет на этаж”

Да, действительно, в общежитии на Самочкина не было всех удобств. Но каждый сантиметр жилого пространства люди обустроили с пользой для себя. Это был их дом, в который они вкладывали деньги и силы, создавали уют. Многие выкупали эти квартиры в ипотеку и брали кредиты на ремонт.

Кстати, те же Абкаровы еще два года будут выплачивать как раз такой кредит – за ремонт в доме, который уже не существует.

– Каждый месяц по 10 тысяч, как с куста, – рассказывает Николай Юрьевич, – Взяли в кредит 350 тысяч на ремонт и новую мебель. Все сделали, гарнитуры на заказ, шкафы-купе… Пожить в этой красоте успели около двух месяцев…

Но это еще что! Пять семей из “самочкинцев” продолжали платить ипотеку после обрушения (а четверо платят и по сей день)!

…Молодая семья Самойловых, узнав о том, что у них скоро родится ребенок, решились на серьезный шаг – оформили ипотеку.

Тут вообще весьма показательный момент. Как водится, прежде, чем банк одобряет ипотеку, проводится оценка объекта недвижимости. Ведь пока заемщик не расправится с долгом, квартира или комната находится в залоге у банка. А зачем банку плохая жилплощадь?  Но в данном случае Сбербанк оплошал.

– Оценщик указал в отчете, что дом изношен на 50%, и банк одобрил наш выбор, – рассказывает Галина Самойлова. – Мы сделали в комнате ремонт, успели пожить в ней всего месяц… Когда произошла трагедия, я была на 7-ом месяце беременности. В течение пяти месяцев после ЧП им приходилось вносить солидные платежи по ипотеке. Именно столько времени им понадобилось, чтобы доказать банку, что платить-то уже не за что.

А вот остальным четырем семьям, которые также “вляпались” в кредиты на покупку жилья, этого не удалось. Так и носят каждый месяц в банк деньги.

С рождением малыша на голову Самойловых обрушились новые проблемы. Ребенка некуда прописать. В той комнате, которую им выделили в маневренном фонде, спустя две недели после “новоселья” произошел потоп, перечеркнувший возможность жить там. Пришлось съезжать и снимать квартиру. А это новые огромные траты, которые просто перекрывали кислород семье с грудничком. Когда последствия потопа устранили, в комнатушке сделали ремонт. Характерная деталь –  за те месяцы, что они не жили, им всё равно выставили счет!

– Мы писали заявление, что временно там жить не будем из-за затопления, но его не приняли во внимание, и теперь мы и тут должники, – вздыхает Галина Самойлова

DSCN0544

Золотой маневренный фонд

Кстати, о счетах. Удивительно, но в маневренном фонде коммунальные услуги стоят… в разы дороже. Когда приходят новые “жировки”, волосы дыбом встают у большинства “самочкиинцев”.

– Если раньше мы платили за комнату 20 метров 1200 рублей, то теперь за 13 метров – 2800! – приводят примеры “самочкинцы”. – Да еще и долги предыдущих жильцов на нас вешают!

DSCN0539За комнату в коммуналке приходится платить как за полноценную двухкомнатную квартиру.

“Вам построят дом! Лет так через пять…”

DSCN0571
Вывеску со словами “Оставь надежду, всяк сюда входящий”, кажется, нужно повесить над входом в администрацию Ленинского района.

Вернемся в здание администрации Ленинского района. Все свои вопросы оставшиеся без крова люди и хотели задать первому заму главы администрации Андрею Черткову при личной встрече. Ведь он владеет информацией по всем районам города, и мог бы помочь разобраться и с Автозаводским (где людей грозят выкинуть из маневренного фонда, если не предоставят документы), и с Приокским (где стоимость коммунальных услуг просто заоблачная), и со всеми остальными. Но господин Чертков на встречу так и не явился…

Зато в зал, где собралось около 100 человек, впорхнула с улыбкой на устах и.о. главы администрации Нижнего Новгорода Надежда Рожкова.

Она принесла людям, нервы которых расшатаны до предела, “благую весть” – уже разработан эскизный проект дома, который построят для них! На сцену вышли представитель компании-проектировщика.

–  Для вас будет построен 10-этажный двухподъездный дом со 156 квартирами.  115 из них – однокомнатные, 3 – трехкомнатные, остальные – двух. В каждой квартире будет балкон, плиты в доме будут электрические, во дворе предусмотрена детская площадка, – умиротворяюще вещала девушка-проектировщик. – Проектирование ведется по календарному плану. Проект будет сдан на государственную экспертизу 30 июня. Затем последуют 60 дней согласования, предусмотренные законом. Если все хорошо, то в конце августа получаем разрешение на строительство и заказчик (администрация Ленинского района – прим. НС) начинает искать застройщика.

“Чего вы от нас хотите?!”

И тут люди не выдержали: “Как?! Это только в конце августа нам скажут, будут строить дом или нет? А пока подрядчиков найдут? Это ведь не один месяц займет! А там и зима. Зимой в России стройки не начинают. Сколько же нам еще ждать?” – раздавались возмущенные голоса.

Тут-то и у Надежды Ильиничны улыбка с лица сползла, да и голос изменил тон. Вероятно, она надеялась задобрить людей сладкими рассказами о светлом будущем, но им этого почему-то оказалось мало. Стали рассказывать ей о своих насущных проблемах. Да еще и в обмане заподозрили – на картинке в презентации дома красуется 3-подъездная десятиэтажка, а им собираются строить 2-хподъездную. Странно, не правда ли?

Устав выслушивать недовольство собравшихся, Надежда Ильинична произнесла:

Чего вы от нас еще хотите? Мы для вас уже столько сделали?

И тут-то вспомнились слова, сказанные Рожковой в первые дни после обрушения: “Собственники комнат пусть свои проблемы сами решают. Мы поможем только тем, кто проживал по соцнайму”. Правда, потом ее все-таки обязали устроить быт всех пострадавших, но осадок, как говорится, остался.

Видимо, и.о. главы вывела из себя просьба “самочкинцев” заказать для них справки в ФРС, которые необходимы для продления проживания в маневренном фонде. Людей можно понять – такие справки нужно брать на каждого собственника. Стоимость одной – более 200 рублей. Если у комнаты 4 собственника – это уже порядка 1000 рублей. Более того, нужно отпрашиваться с работы, неся материальные убытки. И это когда материальное положение и у всех и так, мягко говоря, шаткое.

Всеобщим давлением “самочкины” все таки заставили Рожкову согласиться, что справки им должна заказать администрация, также как и позаботиться о том, чтобы их никто не выставил из маневренного фонда. Уже успех…

 “Ни к чему нас постановление не обязывает!”

Дела нескольких пострадавших семей в суде ведет юрист Дмитрий Михалков. Он также присутствовал на общем собрании и напомнил представителям администрации, что есть постановление, согласно которому людей обязаны расселить до 30 мая 2015 года. На что Рожкова ответила, что ни к чему такому это постановление не обязывает, а жилье людям они и так предоставили.

– Дело очень трудное, – говорит Дмитрий, – но я должен довести его до конца. Тем более за этих людей я уже как за родных переживаю, не могу их бросить.

В настоящее время подано несколько исков в суд на возмещение как материального, так и морального вреда. А также заведены и расследуются два уголовных дела.

DSCN0551

По всему видно, что до развязки этой жуткой истории еще очень далеко. Люди выходили из администрации разочарованными.

– Шли сюда с надеждой, а оказалось, что только зря потратили время, – сказала Надежда Абкарова, возвращаясь в свое “ароматное” жилище.

P.S. Нам удалось узнать, почему же господин Чертков, которого все так ждали, проигнорировал собрание: 

Чертков– А мне никто не сообщил о нем! Я вообще не был в курсе, что люди в тот день собирались в администрации, – сказал Андрей Геннадьевич нашему корреспонденту. – Я крайне возмущен этим, ведь на собрании должны были подниматься вопросы, которые мог решить только я. Сегодня же разберусь с этим!

Где-то мы это уже слышали. Что при обращении Анны к Кавшареву, что при десятках других обращений людей к чиновникам возникает такая реакция – “впервые слышу, не докладывали, сам возмущен. Разберемся!” И “разборки” снова затягиваются на неопредленное время…

А может, и правда не доложили. Может, дело в том, что госпожу Рожкову вот-вот должны утвердить в должности главы администрации Ленинского района? И ни к чему ей, чтобы представители городской администрации такого ранга видели ее негодующих и обессиленных подопечных?

Кто знает, какие здесь причины, да и не так это важно. Тут главное – результат.

Пока же из результатов только ужасные условия жизни сотен нижегородцев, и никакой надежды на их скорое улучшение.

Фото Ирины Елагиной и автора