Евгений Семенов: «Выбирая между Сорокиным, Кондрашовым и Сватковским, Шанцев предпочтет…»

В нижегородской политике сейчас много скрытых процессов. Ясно, что в преддверии выборов в Гордуму идет подковерная борьба, но кто под этим ковром имеет шансы на победу, «невооруженным глазом» не разглядеть. Когда не очень понятно, что происходит на самом деле, рождается масса слухов и домыслов.
Слух и его анализ – наш предмет беседы с координатором группы «Региональная экспертная стратегия» (РЭС), кандидатом политических наук, доцентом кафедры философии, социологии и теории социальной коммуникации Нижегородского государственного лингвистического университета им. Н.А.Добролюбова Евгением Семеновым.

– Что вообще можно сказать о слухах?
– Любая «слуховая коммуникация» не случайна, она возникает в условиях социально-политической турбулентности, при дефиците реальной информации. В некоторых случаях дефицит создается искусственно для того, чтобы протестировать общественное мнение, внедрить некую идею и посмотреть, как на нее будут реагировать, чтобы выстроить стратегию дальнейших действий.
У меня есть ощущение, что комплекс слухов, который в последнее время возник в местной и региональной политике, связан с такого рода политтехнологическими процессами.
– Тогда приступим.

Слух № 1. Противостояние двух ветвей городской власти (по принципу «разделяй и властвуй») крайне выгодно губернатору. А, возможно, и представителю Заксобрания Нижегородской области (ЗСНО) в Совете Федерации Александру Вайнбергу.
– Губернатору действительно может быть выгодна позиция разделения властей – это даже не слух. Это реальность, принцип, который был с самого начала заложен в так называемом городском «тандеме». Внутренняя конкуренция обуславливается не только конкуренцией двух конкретных персон, но и действием самой системы: части полномочий не хватает и тому, и другому. Третейским судьей выступает губернатор. Он является носителем самого мощного административного ресурса. Политически это безупречная позиция. Эффект ее состоит в том, что губернатор оказывается истинным руководителем всех политических процессов в городе. То есть, по сути, он не только губернатор, но и мэр. Это факт.
Влиятельность Вайнберга заметно преувеличена. Я не думаю, что у него есть какие-то политические перспективы, в том числе – в управлении городом. Максимум, на что он может рассчитывать – в следующем созыве на должность председателя ЗСНО. Должность главы города ему вряд ли светит, потому что его управленческий потенциал не так велик. Он политик аппаратного типа, и поручить ему такую ответственную работу вряд ли губернатор согласится. С уходом Шанцева, думаю, политическая карьера Вайнберга здесь будет завершена, он начнет встраиваться в московские проекты.

Слух № 2. Возбуждение уголовного дела против Олега Кондрашова – не следствие его неправомерных действий, а политические игрища. И если Москва из-за уголовного дела откажется рассматривать его кандидатуру, предложат Дмитрия Сватковского.
– Дело “ТЭК-НН” стало хорошим поводом, чтобы разыграть сценарий нейтрализации Кондрашова, лишив его политических перспектив и сковав его политическую активность. Однако мы видим, что дело рассыпается, оно вязнет в отсутствии прямых доказательств его непосредственной вины. И тем не менее: пока уголовное дело не будет закрыто, он как активный политический игрок рассматриваться не будет. Кондрашов, конечно, может рассчитывать на участие в выборах как одномандатник, и, возможно, на это пойдет. Но пока дело не закрыто, перспективы сохраниться в политической обойме городских лидеров у него не очень высокие.
Скорее всего, дело будет затянуто и завершено после выборов. Даже если не удастся добыть прямые доказательства вины, все равно Кондрашову нанесен серьезный политический удар. Его репутация деформирована, и мы уже видим эффект – он приостановил членство в партии. То есть пока не может возглавить список «Единой России», а это – снижение личных политических ресурсов.
Правда, у Кондрашова сохраняется покровительство Шанцева, и для него есть еще ряд сценариев, в частности – переход с местного уровня на уровень регионального правительства.
Не думаю, что Москва будет вмешиваться, мне кажется, она относится к делу так: «Ребята, это ваши внутренние проблемы. Сами в регионе разберитесь, а какое решение примете, такое мы и будем считать правильным».
Мне кажется, вопрос о Кондрашове будет решаться при участии Шанцева. Захочет он его вытащить и спасти или принесет в жертву, пока сложно сказать. Предыдущий опыт показывает, что Шанцев своих не бросает, поддерживает до последнего. Можно вспомнить уголовные дела, которые заводились на Англичанинова, на Макарова…
– Но Аверина он сдал…
– Зато долго держался. Шанцев не сразу поворачивается спиной к «своим». Думаю, что губернатор хорошо знает всю подноготную дела ТЭК-НН и не видит в нем «крысятничества» Кондрашова. В вертикальной модели власти, которая близка губернатору, есть своя этика. Здесь прощают ошибки, прощают даже непрофессионализм, но не прощают неверности, не прощают «измены». Полагаю, что этические принципы в отношениях Шанцева и Кондрашова не нарушены.
– А кому выгодно возбуждение уголовного дела против главы администрации города?
– Мы живем в противоречивом, многомерном мире. Дело ТЭК-НН также многоаспектно. Кондрашов – сильный конкурент. Возбуждение против него уголовного дела выгодно его потенциальным соперникам. Можно назвать Сорокина и, как это не парадоксально, того же Шанцева… Нельзя исключать, что у Шанцева есть сценарий преемника, фамилия которому Сватковский. Шанцев же понимает, что это – его последний губернаторский срок, а уходить надо так, чтобы сразу на пятки не навесили тонны грязи, надо оставить за собой контролируемое пространство. В этом смысле Сватковский – человек, который может выступить гарантом.
Поэтому действия в отношении Кондрашова напоминают методичную систему избавления от конкурентов под разными предлогами. До уголовного дела репутация Кондрашова была, в основном, безупречной. Возникали вопросы к его управленческим методам, были другие незначительные нарекания, но узнаваемость, репутация, накапливающийся опыт делали его даже более конкурентоспособным, чем Сорокин. И явно в большей степени, чем Сватковский.
Однако заметьте: Сватковского в течение некоторого времени провели по всем необходимым постам, словно готовя к занятию определенной должности. Министр инвестиционной политики, вице-губернатор, отвечающий за инвестиционную политику и поддержку предпринимательства, потом – социальный блок… По сути, его управленческий опыт сегодня формально достаточен для того чтоб доверить ему город. А после управления городом – он готовый, сформировавшийся губернатор. Такой сценарий тоже нельзя исключать, и если это так – гипотетически, тогда ни Сорокин, ни Кондрашов не нужны, потому что по ряду характеристик – профессиональных, ментальных, личностных, имиджевых – Сватковский, конечно, пока проигрывает. Но у этого человека есть главный ресурс – административный. Выбирая между Сорокиным, Кондрашовым и Сватковским, Шанцев, без сомнения, предпочтет Сватковского.
– По ощущениям: «двухголовая» система управления городом сохранится или у нас будет один мэр?
– Закон предполагает несколько моделей, а какую из них выбрать – решают на региональном и местном уровнях. После ратификации одной из моделей Заксобранием, Гордума должна ее утвердить. Думаю, что это произойдет в апреле-мае. Одно можно сказать – население к выборам главы города допущено не будет.
Я полагаю, что окончательное слово в выборе модели будет за Шанцевым, а он постарается, чтобы была ратифицирована именно та модель, при которой у него сохранится максимальное влияние на процесс назначения первого лица города. Потому что и Кондрашов, и в первую очередь – Сорокин, обретая политический опыт, становятся потенциально опасными, они могут выйти из-под влияния губернатора, если оно не закреплено законодательно. Для Шанцева потеря контроля над городом – потеря его политического авторитета, политическая смерть. Поэтому думаю, Шанцев сделает все для того, чтобы сохранить за собой влияние и реализует ту модель, которая ему это влияние обеспечит.
– Кроме Дмитрия Сватковского еще называют Артема Кавинова и Елизавету Солонченко.
– На мой взгляд, это технические фигуры. На выборах всегда есть реальный персонаж, который должен выйти в некоем окружении, чтобы показать демократичность процесса. Эти двое не обладают тем ресурсом, который позволял бы в них видеть руководителей города. Видимость конкуренции. В нужный момент они отойдут в тень и переуступят электоральный капитал тому, кому он реально предназначен.

Слух № 3. Сорокин, возможно, не станет претендовать на должность главы города, а удовольствуется мандатом депутата и вернется в бизнес. Кстати, в борьбу за соседство по депутатскому креслу собирается включиться его оппонент Дмитрий Гудков.
– Я не очень верю слуху, что Сорокин уходит. Во-первых, мы еще не получили информацию от первоисточника. Во-вторых, мы видим имиджевую рекламу, которую Сорокин запустил на телеканалах. Человек, собирающийся уходить из местной политики, не будет этим заниматься. С его известностью, узнаваемостью, ресурсами – она ему не нужна. Я предполагаю, что запущенная реклама направлена на коррекцию его имиджа, который сегодня неоднозначен. Но если он не собирается претендовать на пост главы города – зачем? Депутатом он станет и так, что называется, не просыпаясь. Зачем корректировать имидж?
Мы знаем, что Сорокин обладает способностью мгновенной мобилизации, в этом смысле он, конечно, боец, игрок и, возможно, вброс слуха «ухожу» – просто отвлечение внимания. Этот слух должен успокоить оппонентов, нейтрализовать возможные атаки компромата. А в последний момент заявит, что передумал, мобилизуется и выскочит в последние два-три дня.
Вспомните: в 2010 году вопрос «Булавинов или Сорокин?» был решен в течение двух дней, а если быть более точным – в течение нескольких часов. И во многом это удалось сделать за счет решительных и энергичных действий Олега Сорокина. Он на это способен и вполне возможно, что повторит сценарий в 2015 году.
Гудков – фигура, на мой взгляд, скажем так, шутовская. Электоральный потенциал в Нижнем Новгороде у Гудкова стремится к нулю. Он не нижегородец, и если попытается пройти в Гордуму, будут аккумулированы все ресурсы, чтобы его вышибить. С ним справятся достаточно легко.
Гудков – политический шоумен. И он должен понимать: депутатское кресло в городской Думе для него – в лучшем случае – потолок, потенциал его ограничен, мэром он не станет никогда, пока не существует всенародных выборов. Но даже если бы они были, за него вряд ли проголосовали бы. Для него – это бесперспективное политическое направление.

Слух № 4. Кому из бизнесменов разрешить баллотироваться в Гордуму, а кому – нет, решает губернатор.
– Я бы сказал, что это не слух, а рабочая гипотеза, которая четко расставляет приоритет сил и ресурсов (в исследованиях, которые регулярно проводит РЭС, об этом говорилось еще в январе). Готовящаяся политическая схватка на местных выборах носит постановочный характер. Стратегические решения, в том числе связанные и с выбором кандидатов, во многом зависят от губернатора. Это не значит, что он сидит со списком, вычеркивает или вписывает кого-то. Вполне достаточно: кого губернатор может оценить как потенциально удобного, лояльного и не опасного, а кого – как нежелательного.
В нашей патерналистской модели достаточно движения брови или легкого поворота головы. Византия … (улыбается – Авт.). И вряд ли рациональные люди будут тратить деньги, понимая бесперспективность своей избирательной кампании.

Слух № 5. Шанцеву вскоре предложат освободить должность губернатора, и он уедет в Москву. Вполне возможно, что его место займет Сергей Капков.
– Я не вижу оснований для реализации этого слуха. Шанцев пока справляется с задачами, которые поставлены перед ним Москвой, он контролирует и политические, и экономические вопросы. Его личная модель управления – и я об этом говорил много раз –несколько консервативна, он тяготеет к авторитаризму. Это и не плохо, и не хорошо.
Шанцев – прекрасный исполнитель, прекрасный антикризисный менеджер, но как инноватор он слаб. Однако в нынешней ситуации для России вопросы инноваций – некая утопия. Важнее сохранение стабильности. Сегодня отказаться от гарантий стабильности в пользу инноваций, когда страна находится в состоянии турбулентности, нецелесообразно. Поэтому мне кажется, что сейчас ситуация складывается скорее в пользу Шанцева: до тех пор, пока страна не выйдет из экономического и политического кризиса, нет смысла менять губернатора, который предсказуем.
Капков и Шанцев – несоизмеримые фигуры. Можно, конечно, надеяться, что появится некий мессия, который нас всех по мановению руки введет в царствие божие, но, на мой взгляд, Капков пока не обладает ни политическим ресурсом, ни политическим и управленческим опытом, чтобы быстро справиться с этой задачей. Менять тяжеловеса Шанцева, который в принципе устраивает нынешнюю федеральную власть, на эксперимент в лице Капкова – вряд ли…

  1. Отличный материал. Для провластного СМИ – практически невероятный. Спасибо,Наталья!