Евгений Лазарев: «Я никому ничего не должен!»

Завтра – очередное заседание думы Нижнего Новгорода. Не нужно быть оракулом, чтобы уверенно предположить: лидером по части «реплик с места» снова будет депутат Евгений Лазарев. За первые полгода работы новой думы он уже приучил нас к тому, что обращает внимание на мельчайшие нестыковки регламента, на все недостаточно проработанные проекты решений. Даже избрание главы администрации Сергея Белова, на его взгляд, прошло незаконно.

В принципе, в этой педантичности во многом и заключается работа народного избранника, но… взгляните внимательно на фото вверху! В нем – вся суть отношения депутатов со стажем к новичку из КПРФ. От настороженного «зачем ему это всё?» до откровенно сердитого «хорош тратить наше время!»

При этом, что характерно, Лазарев почти не дает интервью. Вот продлить на полчаса обсуждение рядового вопроса на комиссии – это пожалуйста! А попросишь ответить на пару вопросов на диктофон – всегда найдет повод отказать отложить.

Наше стремление поговорить с Евгением Ивановичем постепенно превращалось в манию, и вдруг – всё случилось само собой! Главный возмутитель депутатского спокойствия оказался неожиданно многословным и достаточно откровенным. Да и как мы могли его останавливать? – неизвестно, когда поговорим в следующий раз!

— Евгений Иванович, а действительно – оно вам зачем? Я имею в виду ваш щепетильный подход к депутатской работе…

— Здесь, наверное, надо начинать с того, зачем я вообще решил стать депутатом. У меня, собственно, желания особого не было, но в свое время – это был примерно май-июнь [2015 года] – ко мне начали обращаться представители КПРФ с предложением поучаствовать в избирательной кампании. На тот момент мне говорили, что подбирается хорошая команда и есть планы забрать большое количество мест в городской думе. Всё этому благоприятствовало. Команда – Буланов Владимир, Каргин Дмитрий, называлась фамилия Тарнаева – в общем, мне показалось, что это достаточно боевая тройка.

Я долго размышлял, надо мне это или не надо…

К чиновничьей, депутатской работе всегда относился с некоторым, так скажем, пренебрежением. Но я знал положение дел в городе!

Последние три года я занимался тем, что приглядывал за информационным пространством, видел, как много у нас фактически расхищается земель под строительство, выстраиваются определенные отношения между бизнесом и властью, сложно всё с конкуренцией. В период с 2012 по 2015 год мы с коллегами написали более трехсот обращений, исков, жалоб и так далее – были постоянными гостями и в антимонопольном ведомстве, и в судах.

— Кого вы в данном случае называете коллегами?

— Это коллеги по нашей компании, юристы, которые нас обслуживали. Сложился такой, я бы сказал, клуб единомышленников. Всё началось с некой борьбы за 450 гектаров, которые были проданы в Кузнечихе, знаменитая история. Мне она близка, поскольку я сам родом из Кузнечихи, там проживали отец с матерью. Отцу как раз в 2012 году поставили диагноз «рак желудка» на 4-й стадии, я много занимался его здоровьем. Всё совпало!

Мне было интересно и то, как риэлторская деятельность осуществляется – я видел, что происходит в городе, общался с коллегами. Видел, что складываются откровенно монопольные отношения, существует определенный сговор. В средствах массовой информации писалось о том, что город поделен между застройщиками. Имена этих застройщиков также назывались. И весь этот монополизм стал приводить к тому, что начали резко расти цены, как раз в 2013 году. С рынка стали уходить игроки, которые были привычны, их было порядка двадцати. Остались по сути три компании: «СУ-155», «Жилстрой-НН» и «СтартСтрой» – можно говорить о принадлежности этой компании, ее близости к (теперь уже) экс-мэру. Ну, и в общем-то по тем аукционам, которые проводились, было видно, каким образом поделен у нас город. 

111787197-111577715-cv_detsad

— То есть в вашем желании пойти на выборы совпало стремление разобраться с этой ситуацией и уверенность, что у КПРФ всё получится?

— Можно и так сказать. Я вообще надеялся на то, что КПРФ возьмет не менее десяти мест в Городской думе. Среди кандидатов было много вменяемых ребят, «зубастых». К несчастью, последующие события, когда я уже ввязался в избирательную кампанию, скорректировали ожидания.

Мне и сама кампания была интересна, Бекетовка мне и по бизнесу не чужая. У нас на округе был четко поставлен контроль, поэтому гречку здесь не раздавали, не было никаких скандалов! Встречался с людьми, видел, что их волнует совсем не то, что волнует власть. Мне говорили на встречах: да, у нас всё плохо, у нас воруют – назывались и конкретные фамилии – да, у нас плохие дороги, да, скорая помощь приезжает через пять часов, да, не освещаются дворы, про благоустройство вообще забыли. Это всех раздражает, и все эти темы мне были абсолютно понятны.

Я, честно говоря, не верил в положительный результат, потому что «Единая Россия» есть «Единая Россия»… Но бороться, как всегда, надо до конца.

Отрыв мой был небольшим, порядка 400 – 500 голосов, но его удалось отстоять. Так я стал депутатом.

— Длинное предисловие, но теперь обратимся всё-таки к работе думы. Некоторые журналисты называют вас «Дон Кихотом», описывая ваше поведение на заседаниях думы или комиссий, кому-то проще считать, что вы выполняете чей-то заказ. Что из этого правда?

— У меня образование юридическое, поэтому на мир я смотрю глазами юриста. И те вещи, которые происходят в публичном пространстве, рассматриваю сквозь призму права.

Кому-то это может показаться донкихотством, но так получается, что у меня никакой зависимости ни от каких политических групп нет. Я избирался совершенно честно за свои деньги, я никому ничего не должен, ни перед кем не обязан!

Наверное, я должен придерживаться некой партийной дисциплины, но насколько я понимаю, нареканий со стороны партийного руководства к моей деятельности нет.

Если с юридической точки зрения подходить к тому, что такое депутат, то будет видно, что у него – несколько ипостасей. Первая – это работа на округе. В моей общественной приемной работаю не только я, там проводятся различные семинары, кружки. Понятно, что всем не помочь, но мы оказываем юридическую поддержку, поскольку грамотность людей в этом плане очень низкая, а власти невыгодно ее повышать. Поэтому моя работа, по сути, сводится к тому, чтобы помочь людям написать в правильный адрес нужную бумажку – ну, и подтолкнуть чиновников. По мере сил помогаю и наиболее малообеспеченным – таких на округе, к сожалению, немало.

Вторая ипостась – работа над городским законодательством. Я много судился с городской администрацией, видел, что нормативно-правовые акты зачастую не соответствуют федеральному законодательству, где-то всё происходит закрыто и не гласно. Это во многом касалось и градостроительной политики, которая мне близка и понятна. Поэтому определенный план нормотворческой работы к моменту прихода в думу у меня уже был.

2016-04-19_lazarev-3

— С чего вы начали?

— Первые мои инициативы были связаны с новой редакцией городского устава. Я начал обращать внимание на регламент Городской думы, на общие «правила игры», установленные в думе. К сожалению, они далеки от принципов открытости и гласности. Здесь много претензий можно высказывать и к сайтам городской администрации и думы.

Я не понимаю, почему постановления главы администрации не публикуются на сайте в открытом доступе? Почему-то наши журналисты должны буквально вытягивать информацию из чиновников?! Такое ощущение, что исполнительная власть в городе – закрыта.

Что касается Городской думы – можно было бы печатать стенограммы, размещать [в интернете] видеозаписи не только заседаний самой думы, но и комиссий. Чтобы люди видели, чем депутаты занимаются! Хотелось бы, чтобы результаты всех голосований также были общедоступны. Население должно видеть, как их депутат проголосовал по тому или иному важному вопросу. Я пытался пару раз потребовать провести поименное голосование, но к сожалению, депутаты почему-то отказываются. Понятно, почему – это связано с личной ответственностью каждого депутата, какой линии он придерживается.

2016-04-19_lazarev-2

— Складывается ощущение, что у вас нет никакого желания находить общий язык с большинством депутатов – то, что с советских времен называется «сработаться». У вас действительно нет потребности «дружиться»?

— Ну, если меня не слышат, хотя я высказываю разумные аргументы? Причем подкрепленные базовыми принципами организации местного самоуправления. Я говорю, что мы должны придерживаться этих принципов, говорю, что если мы будем чуть более открытыми – это будет хорошо. Перед выборами публиковались данные соцопросов, по которым люди вообще не знают своих депутатов Городской думы. Это о многом говорит, это авторитет органов местного самоуправления! Знают только два лица, которые везде ходят, режут ленточки. Остальных депутатов люди либо не знают, либо не хотят знать.

Авторитет власти приобретается так: ты открываешься, ты формируешь повестку дня с учетом тех общественно значимых, «больных» вопросов, которые у нас есть. Если ты читаешь журналистов, видишь, что людей беспокоит – это и должно стать повесткой дня.

Но, к сожалению, люди говорят об одном, а власть занимается своими делами и пытается навязать свою повестку.

Я пытаюсь убедить, что должно быть по-другому. Вот сейчас, когда денег у города нет, нужно проводить политику, как в большой семье. Я знаю, что это такое – у отца в семье было 11 детей, у матери – девять. Жили плохо, но помогали в первую очередь тем, кому в семье хуже всех. Город сегодня – такая же бедная семья, и если политика у нас действительно социальная – нужно придерживаться тех же принципов. Но эти приоритеты не расставляются! Все думают почему-то о чемпионате мира-2018 – а у нас с безопасностью очень плохо, с освещением, с больницами-поликлиниками. У нас полиция приезжает только на уже совершенные преступления!

Есть базовые потребности города, и они должны решаться прежде всего! Только когда люди чувствуют себя в безопасности, обеспечены едой и работой – нужно решать какие-то последующие вопросы. А ни в коем случае не наоборот!

— И напоследок: чувствуете ли вы результаты этой своей принципиальной позиции?

— По своему округу – я встречаюсь с людьми и знаю, что ко мне претензий нет, я совершенно честно всё отрабатываю. Что касается нормативного регулирования, создания честных и прозрачных правил работы в муниципалитете – ну, первые плоды какие-то всё-таки есть! Вот, оспорили, к примеру, результаты голосования по выборам сити-менеджера. Да, потребовался некий скандальчик, чтобы подталкивать власть к пониманию, что в нашем большом хозяйстве не всё в порядке! Это вещи очевидные для юристов, на что я и обращал внимание в суде. Первая реакция была такая: да, пробелы в законодательстве у нас есть, мы внимательно посмотрим, что у нас не в порядке. Коль скоро эти слова звучат от не самых последних людей, таких как Солонченко [замглавы города Елизавета Солонченко – прим. ред.] – некий толчок получен, некая причина для пересмотра, корректировки.

Новый Устав Городской думы я написал, новый Устав города я уже внес, новый регламент работы у меня готов практически на 99 процентов – скоро я буду также представлять его на суд депутатов.

— Давайте считать, что результаты рассмотрения станут поводом для следующего интервью! Спасибо! 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.