Евгений Лазарев: «Пока останусь один на льдине»

Пожалуй, самый неудобный для нынешнего состава Думы Нижнего Новгорода депутат окончательно отбился от рук, заявив об одновременном выходе из фракции и партии КПРФ. Несколько удивляет, что этого не случилось раньше. Еще больше удивляло само присутствие Евгения Лазарева в коммунистическом строю, марширующем в тени и под барабаны тех, кого принято называть теневым правительством города. Уж слишком не в ногу ходил!

Впрочем, в стане красных человек оказался по случаю выборов в городской парламент. И это дает основание предположить, что сроки предвыборных договоренностей вышли. Фракция КПРФ в гордуме выдвигает иную версию лазаревского демарша.

Николай Сатаев, руководитель фракции КПРФ (цитата по НИА «Нижний Новгород»):

«Мотивация в заявлении указана не была. Возможно, он был обижен, что фракция не все его инициативы поддерживала. Говорил, что не приглашаем на заседания фракции, но это не так. Приглашали, он не приходил».

То, что в отношениях Лазарева с однопартийцами не все гладко, стало понятно еще весной, в период выборов нового главы города. На одном из заседаний Думы коммунист Владимир Герасичкин упрекнул коллегу в нежелании голосовать даже за самого себя. В интервью «Нижнему сейчас» выход из КПРФ Лазарев подтвердил, сообщив, что решение назревало давно. По его словам, партия до выборов в гордуму и сейчас – это, как принято говорить, две большие разницы. Как ни парадоксально, КПРФ остается для депутата самой близкой по духу, но далекой по содержанию.

– Что за обиды, о которых говорит Сатаев?

– Во-первых, надо рассказать, как складывались наши отношения с КПРФ хронологически. Когда меня на выборы коммунисты приглашали, был разговор о том, что будут личности, будет партийная борьба, будет создаваться серьезная фракция. Шла кампания, и было видно, что некоторые люди из участия в гонке выбывали, а кто-то просто отбывал номер. Ситуация располагала к созданию фракции из 10-15 человек – в итоге получили только 5 мандатов. Состоялось первое заседание фракции, избрали руководителем Михаила Сухарева, и на этом – все. Вся фракционная работа закончилась. Во всяком случае, я рассчитывал, что КПРФ будет вести себя более активно, а вопросы бюджета, социально-экономического развития, льгот, доплат, тарифов, ремонта и питания в школах окажутся в зоне особого внимания, и по ним будет консолидированное голосование. За два с половиной года ни одного консолидированного голосования не было даже по выборам главы администрации и главы города. Фракция не выставила никого из своего состава на какие-либо должности.

– Странно, что вас это удивляет? Вообще-то, общественность к вялости компартии в гордуме уже привыкла.

– Я – человек читающий и вижу, о чем пишут СМИ, блогосфера и Telegram-каналы. Пишут, что КПРФ заняла консолидированную позицию по поддержке «городских» депутатов в Заксобрании. И там, и там голосуют, как я понимаю, находясь под патронажем Олега Валентиновича Сорокина. Идея отстаивания своего лидера мне понятна, но идеи и методы эти я не разделяю.

Евгений Лазарев и “Нижний сейчас”

– Из партии вы вышли еще в октябре. А когда созрели?

– Крайней точкой, когда я задумался, что делать дальше, стали довыборы в городскую Думу. Три избирательных округа, протестное голосование теоретически было, и коммунисты, если бы захотели, могли побороться за пару кресел. Я надеялся, что КПРФ хотя бы попытается что-то сделать. Решение созрело, когда увидел, как проходит избирательная кампания – она проходила именно так, как об этом писали журналисты, а ваше издание – особенно сочно. На одном из участков КПРФ отказалась от наблюдателей. Все маски были сброшены, и все окончательно стало понятно. Партия не стесняется занимать такую позицию, не заинтересована в честных выборах.

– Не считаете, что поторопились? Врио Никитин и его союзники сейчас пустили на слом прежнюю систему управления городом, а вместе с этим и позиция депутатов поменяться может. В том числе, и во фракции КПРФ.

– Если они будут вести себя иначе, по уставу двери в партию для меня не закрыты. Я могу подать заявление и претендовать на место во фракции.

– И вы пойдете на это? Помните, как говаривал старина Мюллер: «Отказ от своих убеждений всегда плохо пахнет». Я имею в виду убеждения коммунистов, которые в последние годы в политических поисках блокировались с людьми Сорокина, а теперь вдруг возьмут и переметнутся.

– Для начала мне бы хотелось увидеть хотя бы признаки, что позиция партии меняется. Думаю, это больше будет заметно по поведению в Законодательном собрании, где есть достаточно яркий вице-спикер от КПРФ. А по гордуме ничего сказать не могу – никаких признаков изменений пока не наблюдаю.

– В ЗС НО картина все же немного другая. Там Егоров воюет за социалку, коммунисты хотя бы пытаются фрондировать. Так почему ж вы поступаете радикально, выходя сразу из партии? Мне не совсем понятно.

– Когда одноглавую модель принимали, там ведь все проголосовали, кроме четырех воздержавшихся. Все повторяли одно и то же: двуглавая система была ошибкой. Это что, подвиг что ли? Это коллективное решение. Что касается социалки, специфика Заксобрания такова, что возможности и компетенции в его руках больше, чем в Думе. Инициативы были, но, на мой взгляд, вялые, будто для галочки. В остальном, когда надо было поднадавить на Валерия Павлиновича или наехать на областных чиновников, «городские» и КПРФ выступали синхронно. Было хорошо срежиссированное и отрепетированное театральное представление, и коммунисты принимали в этом участие.

– Вы не похожи на убежденного большевика…

– Да, я не могу сказать, что лелею мечту о победе мирового коммунизма на всей планете как в свое время Василий Иванович Чапаев. В этом смысле мне памятно высказывание Владимира Семаго о ком-то из коммунистов: «Он такой же красный, как Луи Армстронг белый». Но идеи социальной справедливости я разделяю. Если бы от партии ко мне были претензии идеологического толка, наверное, позвонили бы из областного отделения и попытались поправить. За два с лишним года претензий не было. Когда КПРФ издавала партийную газету, ссылалась в том числе и на мои инициативы. Поэтому выйти-то я вышел, но двери для себя не закрыл.

– Что дальше? Останетесь вне фракций или будете рассматривать варианты других партий?

– Учитывая фракционный состав, продолжений может быть три – оставаться независимым, позже примкнуть к одной из партий или попытаться организовать свою депутатскую группу. Последнее – понятие полузабытое, но, возможно, стоит к этому вернуться.

– Позвольте поинтересоваться, какая из партий, кроме КПРФ, возвращение в которую вы не исключаете, вам импонирует?

– «Единая Россия» – это было бы не совсем понятно. ЛДПР – тут можно просто улыбнуться. Когда во фракции Законодательного собрания есть Никита Олегович Сорокин, их единую партийную позицию я себе слабо представляю. Владислав Атмахов там выступает за застройку парков. Я этого не понимаю, и вообще, ни одного плюса не вижу. «Справедливая Россия» – это Бочкарев Александр Анатольевич, не проходной во всех смыслах. Наверное, так и придется быть одному на льдине, пока что-то не изменится.

– Шорт-лист вариантов продолжения сокращается. А есть в гордуме люди, с кем можно было бы сколотить независимую депутатскую группу? Хотя бы теоретически.

– У меня же два уровня общения с коллегами по Думе. В зале заседаний люди одни, в коридоре, курилке или на улице – совсем другие, и общение порой приобретает прямо противоположный характер тому, что можно видеть в официальной обстановке обсуждений и голосований. Есть ли единомышленники? Наверняка. Я стараюсь произносить здравые вещи и не лезть в глупости. Но что поделать – такая у нас городская Дума. Может быть, действительно что-то поменяется с приходом нового губернатора. Может быть, Олег Сорокин объявит вольную, скажет: «Ребята, все свободны. Можете себя вести как нормальные, полноценные, уважающие себя люди. Голосуйте, как подсказывает совесть». Шучу, конечно. Но вдруг все изменится в одночасье. Будем надеяться на чудеса.

  1. А у нас всегда так. Кто выбивается из серой массы, тот клоун. Хотя, если разобраться, в цирке ты либо веселишь публику, либо жонглируешь атрибутами, либо дрессируешь животный мир, либо просто зритель-зевака. Но цирк от этого не перестает быть цирком, а клоун в нем – не самая плохая роль.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.