Дмитрий Гудков: «Когда «приделывают ноги» нашим расследованиям, это можно только приветствовать»

Депутат Государственной Думы Дмитрий Гудков стал известен в Нижнем Новгороде после проведенного в прошлом году народного референдума за возвращение прямых выборов мэра (напомним: более 52,5 тысяч жителей проголосовали за эту инициативу, около 2,5 тысяч человек – против). В преддверии выборов в городскую Думу «НС» показалось интересным собрать несколько цитат Гудкова из различных материалов и интервью (2013-2015 гг.) и на их основе задать ему самому вопросы уже сегодня.

– «Мы намерены в разных городах страны вернуть всенародные выборы мэра через изменения Уставов городов». Почему был выбран в том числе и Нижний Новгород? Известно, что подписи нижегородцев, собранные за возвращение прямых выборов, вы передали в городскую Думу. Прошел почти год: какая-то реакция последовала или нет?
– Нижний Новгород – самый крупный город страны, где нет всенародных выборов мэра, поэтому мы решили организовать в нем нашу штаб-квартиру. Проведенная кампания пока никаких результатов не принесла, потому что был принят федеральный закон, который запрещает депутатам городской Думы самим определять способы формирования городской власти. Теперь это в компетенции депутатов областного уровня.
Понятно, что народный референдум — кампания по формированию общественного мнения, создание команды, которая в будущем сможет влиять на решения,принимаемые в области. Безусловно, когда все рычаги – от СМИ до правоохранительных органов и избирательных комиссий – сосредоточены в одних руках, такая масштабная задача как возвращение прямых выборов мэра не решается быстро, в течение года или двух. Но рано или поздно, я вам гарантирую, жители Нижнего Новгорода будут самостоятельно выбирать руководителя города. Пусть потребуется пять или даже 10 лет (надеюсь, что быстрее!) – будем бороться столько, сколько нужно. И это борьба не с региональными нижегородскими чиновниками. Это борьба среднего класса с властью, которая уничтожает демократию и свободные выборы в нашей стране. Вопрос о возвращении прямых выборов – всего один из пунктов повестки демократического движения России. Несомненно, выборы должны быть прямые на всех уровнях и без всяких фильтров – и депутатов, и мэров, и губернаторов, и президента.

– «Сорокина пора отправлять в отставку». Почему именно нижегородский глава города попал под такой прицельный огонь? В Нижнем ходили слухи, что вы просто договорились с его конкурентами и выступили неким политическим киллером…
– Не только Сорокин попал под «обстрел». Наша команда работает по всем чиновникам, по депутатам, по мэрам и губернаторам. Попался губернатор Челябинской области, попались мэры менее крупных городов, чем Нижний. «Дело Сорокина» оказалось более заметным, потому что он глава пятого по величине города России, где когда-то был губернатором Борис Немцов.
В Нижнем, безусловно, существует раскол элит, и у Сорокина наверняка есть враги и конкуренты. Но мне, по большому счету, все равно, кому из них помогли наши расследования. Пусть они грызут друг друга на пользу жителям городов (когда идет внутренняя грызня, это ослабляет власть, разрушает ее монополию и повышает шансы на победу независимых политиков на всех уровнях).
Когда мы проводили в Нижнем народный референдум, проверили больше 30 чиновников – в том числе и конкурентов Сорокина. У меня есть информация, что они тоже имеют недвижимость за рубежом, но, видимо, она оформлена на подставных лиц. А я не Следственный комитет, и у меня, к сожалению, нет возможности проверить, кому и что принадлежит в оффшорах. Если что-то конкретное всплывет, это обязательно будет опубликовано.
Когда оппозиционеры, гражданские активисты находят на кого-то компромат, совершенно не обязательно, что по чьему-то заказу. У нас же не слив из силовых структур, а информация из открытых источников. Я могу проверить недвижимость в США, в большинстве европейских стран, в Израиле. Есть открытые архивы, с которыми надо просто уметь работать, понимать иностранные языки, знать, как искать, и мы этому научились.
Опубликованной нами информацией воспользовались какие-то враги Сорокина? Ничего удивительного, было бы странно, если бы они этого не сделали. Когда «приделывают ноги» нашим расследованиям и тем самым позволяют им стать более эффективными, это можно только приветствовать. Но если мы завтра найдем что-то на другую сторону, тоже опубликуем непременно!

– «Мы вполне ожидаемо проиграли Сорокину в суде апелляцию. Будем подавать кассационную жалобу. Иллюзий у меня нет, но я не намерен прекращать судиться». И как-то все затихло. Вы кассацию подавали или передумали?
– Решение идти по всем инстанциям никто не отменял, делом занимаются мои адвокаты. Я ничего не жду от этого судебного процесса, потому что у нас независимых судов нет. Это делается для того, чтобы показать: мы испробовали все возможные официальные методы ведения борьбы в правовом пространстве. Не получилось? Придется бороться в публичном, потому что общественное мнение все равно влияет на многие – в том числе кадровые – процессы в нашей стране.

«Если Шанцев и Дума не поддержат нас, я и дальше буду создавать проблемы для местных органов власти». Вас в Нижнем не слышно и не видно уже несколько месяцев. Непонятно: то ли отчаялись, то ли какие-то материалы готовятся, но просто срок не пришел для того, чтобы их обнародовать?
– Пауза объяснима: за последнее время произошло событие, которое потрясло не только страну, но и весь мир – я имею в виду убийство Бориса Немцова. Создается коалиция демократических сил в России.
Поскольку я все-таки федеральный депутат, мне приходится все время быть в гуще событий. Кроме того, сейчас много законодательной работы. Но на сентябрьских выборах в городскую Думу поддержу независимых кандидатов в Нижнем. Есть люди, которые выступают за возвращение прямых выборов мэра, и я готов оказать им поддержку – организационную, со сбором подписей, с наблюдением. Может быть, даже попробую привлечь какой-то финансовый ресурс. Это будет мой вклад в развитие демократического движения в Нижнем Новгороде.

«Мы готовимся к созданию влиятельной политической силы в городе, которая – даже если не вернут прямые выборы – сможет провести достаточное количество депутатов в Гордуму». Как оцениваете процесс создания этой «влиятельной политической силы» – удается или нет? Подчас складывается впечатление, что выборы, которые будут в сентябре – это такой «междусобойчик» для уже известных лиц… Насколько вы следите за политической ситуацией в Нижнем и, если следите, как ее оцениваете?
– Политика, конечно, – искусство возможного. В наших условиях сложно создать политическую силу, способную победить за несколько месяцев.
Очень важно, чтобы произошли изменения на федеральном уровне (у нас страна устроена так, что все начинается из центра). Поэтому крайне значимы не столько региональные выборы-2015, сколько выборы в Госдуму в 2016 году, потому что от них будет зависеть судьба регионов, в том числе и Нижнего Новгорода. Получится сформировать независимую фракцию, способную провести перемены, – значит, они начнутся во всех регионах. И уверен, что Нижний станет одним из первых городов, в которых люди почувствуют изменения, и сам преобразится.
Пока политическая ситуация в Нижнем Новгороде, я бы сказал, без особых перемен. Понятно, что идет подковерная борьба элит. Но мне все эти разборки интересны только с точки зрения верного выстраивания нашей стратегии на выборах в 2015-2016 годах. В информационное пространство – как страны, так и Нижнего Новгорода – сейчас ограничен доступ действительно независимых политиков. Есть опасения, что даже если оппозиционные кандидаты добьются серьезных результатов на выборах, эти результаты могут быть фальсифицированы. Поэтому наблюдать будем внимательно и в случае чего – немедленно обнародуем.

«В сентябре пройдут региональные выборы, после которых в очередной раз, по имеющейся информации, будет меняться избирательное законодательство». Какие изменения имеются в виду и как они смогут повлиять на дальнейшие выборные процессы в стране?
– На федеральном уровне могут изменить законодательство, которое регулирует допуск участников к выборам 2016 года. Сегодня у нас из оппозиционных независимых партий только РПР-ПАРНАС и «Яблоко» имеют лицензию на право выдвигать кандидатов без сбора подписей. Могут ввести новый фильтр: без сбора подписей – только те, у которых есть фракции, допустим, в трех регионах. А у РПР-ПАРНАС пока только в одном – мандат в Ярославле, что был у Немцова.
На самом деле все очень просто: в стране начинается серьезный экономический кризис, резервы закончатся уже в следующем году. Без политических и экономических реформ никаких шансов выйти из этого кризиса нет. Особенно в условиях санкций и низких цен на нефть. Если нынешняя власть это поймет, то не станет сильно фальсифицировать результаты выборов, и тогда в следующей Думе появится независимая демократическая фракция. Если нет – значит, власть не способна к проведению таких реформ.
Очень хочется надеяться, что перемены на федеральном уровне все же произойдут (а вслед за этим — и в регионах). Иначе все может закончиться еще хуже, чем в Киеве. И многие во власти уже чувствуют такую угрозу.

фото с сайта megapressa.ru