Аскеры атакуют!

Лето, музыка – и деньги! Эти три ингредиента уличной музыкальной культуры в каждом городе складываются в свой особый коктейль. В Нижнем в этом году лета мало – возможно, именно поэтому работа аскеров (сборщиков денег за уличную музыку) выглядит особенно назойливой.

Аскер Александр вместо бейсболки использует бандану. Наконец в Нижнем Новгороде установилась хорошая погода, и пора «собирать урожай» с благодарных зрителей. Их на Большой Покровской в солнечный вечер стало заметно больше. Вот только «ловля на живца» идет не очень. Люди улыбаются, проходят мимо, а в бандану падает только мелочь. Хотя бывают и «хлебные» дни.

Александр, аскер:

– До одной тысячи можно собрать часа за три. Все зависит от репертуара.

Репертуар его товарища Николая ограничивается песнями групп «Гражданская оборона» и «Король и шут». Слова «будь как дома, путник» в исполнении Николая далеки от оригинального исполнения. Впрочем, юный музыкант энтузиазма не теряет, старается заработать, как может.

Николай, уличный гитарист:

– Это для меня карманные деньги. Рублей 700 за два-три часа зарабатываю. Совмещаю приятное с полезным.

 

На вопрос, зачем такой талантливой молодежи настойчиво просить прохожих поддержать их финансово вместо того, чтобы просто оставить на земле футляр для денежного поощрения, Александр отвечает: кругом одни мошенники, то и гляди купюру уведут.

Александр, аскер:

– Опаска есть, лежит купюра, кто-то положит мелочь, а в это время купюру из футляра возьмет. Были такие случаи. Я даже догонял людей таким образом. Конечно, есть элемент попрошайничества, но я забываю об этом. Все равно другой работы нет, хотел на стройку или листовки раздавать, не взяли. Я пытаюсь летом хоть как-то подработать.

Конкуренцию длинноволосым музыкантам составляет блондинка с гитарой, которая выбрала себе место у ДК им. Свердлова. «Кукушка» Виктора Цоя в ее исполнении пока тоже больших денег не принесла.

Впрочем, Варвара вместе с Романом в этот вечер «работает» без аскера, надеется на сознательность прохожих.

Роман:

– Если аскер будет выпрашивать деньги, то ему не дадут. Надо обращать внимание на музыканта. Надо самому быть харизматичным, и тогда люди будут давать деньги. Бывали случаи, когда аскеру деньги не дали, и он очень плохо посмотрел на этих людей – этого не должно быть.

Варвара:

– Я сама с Заволжья, играю здесь три года. Я по образованию учитель музыки. Можно за день и 500 рублей и 10 тысяч. Не меньше тысячи рублей обычно. Если ребята играют с усилителем, то и аскер не нужен.

«Ребята с усилителем» расположились по соседству. Аппаратуре «Вельветовых медведей» позавидует любой начинающий музыкант. Их принцип – свобода во всем. Кто захочет дать денег, тот даст и без навязчивых просьб.

Максим Медведев, группа «Вельветовые медведи»:

– Мы не работаем с аскерами. Это просто попрошайки. Если мне нравится, как человек поет, я не подойду к аскеру, я дам деньги самому музыканту. Самая лучшая сцена на улице, в чемодане лежат визитки. Дело не в доходе, мы тут убиваем кучу зайцев, это самореклама. Нам приятно, когда люди в этом участвуют, улыбаются.

Гости из Москвы оценили творчество музыкантов.

Арсений:

– Я из Москвы. Там есть хороший проект – музыка в метро. Там кастинг, артистам сложнее попасть туда. В Нижнем с этим проще.

 

Хотя привлечь прохожих даже хорошим исполнением не всегда удается. Многие просто идут мимо, а если еще и аскеры пристанут, то некоторые ускоряют шаг вместо того, чтобы насладиться творчеством.

Роман:

– У нас большинство людей идут задумчивые или озлобленные, кто-то думает только о себе, стараются быстрее пройти мимо. Люди привыкли слушать электронную музыку, а живой музыкой уже никого не удивишь. Каждый школьник может научиться играть. Если, к примеру, выйдут афроамериканцы с балалайками, тогда они привлекут внимание.

Мария Лобанова:

– Прекрасное надо поддерживать. Молодежь непонятно что играет, а взрослые это делают более осмысленно.

 

Взрослый осмысленный гитарист скромно расположился у театральных афиш, его основной посыл – дарить людям настоящее искусство, деньги – не главное.

Георгий Семенов:

– Рахманинов был одним из лучших пианистов мира, и он играл на вокзалах. Когда его спрашивали, почему он играл там? Он хотел, чтобы простые люди тоже услышали настоящее искусство. Я хочу овладеть инструментом в совершенстве. Лучшая школа – это живое общение с людьми.

Лидер одной из самых известных нижегородских групп «Рок-Острова» Владимир Захаров уверен, исполнители не должны ставить себе цель заработать, но и зрители не должны считать материальное поощрение чем-то зазорным.

Владимир Захаров, певец, композитор, лидер группы «Рок-Острова»:

– Если музыканты ставят коробку или чехол от гитары – это не значит, что все должны им положить денежку. Но вы положите. Вы не обеднеете от нескольких рублей, а музыканты пивка выпьют за ваше здоровье!

Вообще, среди профессионалов нет единого отношения к уличным музыкантам, но почти все признают, что в Нижнем эта часть городской жизни устроена хаотично.

Данила Чирьев, гитара, вокал (группа «Чкалов»):

– Культура исполнения музыки на улицах корнями уходит в средние века. Уличные музыканты сегодня делятся на две категории – на тех, кто умеет и тех, кто не умеет играть. У нас при Советском Союзе запрещали выходить на улицу тем, кто не умел. Но я думаю, что зритель сам проголосует своим вниманием или рублем. А попрошайничество противоречит самой идее уличного музицирования, то есть свободе и раскрепощению.

Максим Андронов, продюсер группы «Take Five Band»:

– Если мы выходим на улицу европейского или американского города и видим уличного музыканта, то уровень исполнения довольно высокий. Уровня качества, проработки концепции нашим музыкантам не хватает. Дешевое оборудование, лишний фон, дефекты по звуку. Но если установить ограничение по закону для таких исполнителей, то это будет нарушение прав человека.

Андрей Топчий, диджей:

– Я не считаю, что работа аскеров – попрошайничество. Это должно регламентироваться со стороны власти, но чтобы не входило в чиновничью историю, иначе это убьет уличную культуру. На Арбате, к примеру, все это согласовано. Необходимо это контролировать, но не в рамках силовых мер.

Впрочем, подработать спокойно удается не всегда, признается тот самый аскер Александр. Сотрудники полиции периодически гоняют музыкантов и просят прекратить сбор денег с прохожих. Иногда может грозить и что-то более серьезное.

Роман:

– Любой сотрудник полиции может забрать его по статье хулиганство, если навязчиво просить деньги.

Поэтому иногда аскерам приходится быть скромнее и просто стоять с банданой в руках в надежде на щедрых прохожих. Но у нижегородцев, судя по отзывам в соцсетях, отношение к такой “монетизации таланта” чаще негативное.