Александр Шохин: “Теперь мы узнаем, как местная власть относится к бизнесу”

В начале декабря в Москве прошла IX конференция «Российский банковский сектор: проверка на прочность». Выступивший на ней президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин рассказал, в частности, о том, как реально можно оценить работу местных властей и какие угрозы для бизнеса существуют.

ШохинСправка. Александр Шохин с 1991 по 1994 год был министром труда и министром экономики РСФСР. Далее занимал должности председателей различных фракций и советов. С декабря 1999 года избран депутатом Госдумы. Президентом Российского союза промышленников и предпринимателей является с 2005 года.

О национальном рейтинге состояния инвестиционного климата

– В этом году мы реализовали пилотный проект, подготовленный ведущими бизнес-объединениями страны и Агентством стратегических инициатив, – национальный рейтинг состояния инвестиционного климата в стране. Для пилотного проекта был выбран 21 регион. В следующем году рейтинг охватит все 85 субъектов Федерации. Это не просто ранжирование регионов, это попытка выявить и тиражировать лучшие практики.

Справка «НС»:
Национальный рейтинг состояния инвестиционного климата в субъектах Российской Федерации – проект, направленный на формирование объективной комплексной оценки деятельности органов власти по улучшению бизнес-климата в регионах. Основной принцип рейтинга – сравнение регионов относительно друг друга по 50 показателям, вне зависимости от географических, климатических и инфраструктурных условий. В качестве исходных данных рейтинга используется ежегодная статистика федеральных и региональных ведомств, опросы предпринимателей (более 500 респондентов в каждом регионе), оценка экспертов (более 20 на регион).
Цель рейтинга – оценить эффективность усилий региональных властей (в том числе и муниципальных) по улучшению состояния инвестиционного климата региона.
Задачи рейтинга:
* оценить состояние инвестиционного климата, включая результаты внедрения основных инструментов государственной политики и работу региональных властей. К данным инструментам относятся федеральные и региональные нормативно-правовые акты, дорожные карты национальной предпринимательской инициативы, региональный инвестиционный стандарт, а также мероприятия, нацеленные на совершенствование инвестиционного климата;
* выявить лучшие практики. В аналитическом отчете по результатам рейтинга описать самые эффективные действия региональных властей и рекомендации по их тиражированию в других субъектах Российской Федерации;
* мотивировать региональные власти на принятие действенных мер по созданию благоприятного инвестиционного климата с применением лучших практик.

Кроме того, данный рейтинг – способ посмотреть, почему у нас худшие практики существуют. К примеру, сроки получения разрешений на строительство. Между лучшими и худшими – чуть не 12-кратный разрыв: в лучших – 40 дней, в худших – 540 дней.
Такой разрыв нельзя объяснить климатическими, территориальными и прочими условиями. Дело в неспособности местной власти организовать административные процедуры, уменьшить их число, сократить количество дней на получение тех или иных разрешений.
Президент обещал провести Госсовет по итогам рейтингования регионов. Может быть, впервые появится возможность оценить деятельность местных властей по объективной ситуации – по комфортности ведения бизнеса. И, может быть, впервые будут сделаны кадровые и оргвыводы по итогам проведенного анализа.

О снижении инвестиций

– Тревожит то, что на протяжении нескольких лет снижаются инвестиции в основной капитал. Тенденция к стагнации началась не в этом году, она связана не с санкциями, не с ухудшением конъюнкуры на глобальных рынках, на рынках сырьевых ресурсов, – она стала заметна уже в середине 2012-го года. А стало быть, повышение конкурентоспособности, модернизация, импортозамещение находятся под реальной угрозой.
В последнее время предпринималось много попыток к ухудшению делового инвестиционного климата. Прежде всего я имею в виду процедуру взаимодействия бизнеса и власти – многие законы в этом году принимались так, чтобы бизнес их не заметил (попытки ввести налог с продаж, повысить ставки НДС и НДФЛ). Причем все это делалось после широкого многомесячного публичного обсуждения стратегических документов, например, «Основных направлений налоговой политики». После того как на различных площадках – думской, правительственной, бизнес-сообщества – эти документы принимались, через пару-тройку недель вбрасывались новые инициативы, и приходилось тратить довольно много времени, чтобы найти авторов. Когда авторы находились, законопроект уже лежал в Государственной Думе. Нередки и случаи, когда существенный для бизнеса закон «прицепляется» к другому закону (например, торговые сборы «прикрепили» к закону о налоговом маневрировании в нефтяном секторе).

О неизменности налоговых условий

– С января повышается налог на дивиденды с 9 до 13%, очень существенно индексируется водный налог (при этом сняты пороги по зарплатам для отчислений в фонд обязательного медицинского страхования). Много и других «ползучих», малозаметных на первый взгляд изменений в налоговой системе, которые реально ведут к увеличению налоговой и фискальной нагрузки на бизнес.
Заявление президента о неизменности в течение ближайших четырех лет налоговых условий все толкуют по-разному, так как нет единого понимания, что такое «налоговые условия»: фиксация ставок, невведение новых налогов, касаются они только налогов или всей суммарной фискальной нагрузки, включая страховые платежи и прочие сборы, будут ли они распространяться на другие виды деятельности и администрироваться на муниципальном уровне?
Например, «обязательное страхование ответственности владельцев опасных объектов» – уникальный механизм. С одной стороны, это страхование, а с другой – страховое возмещение в 70-80 раз меньше платежей владельцев опасных объектов. И Центробанк как новый регулятор страхового сектора не скрывает, что идет перекрестное субсидирование: регулятор заботится о состоянии страховых компаний и, учитывая, что они много теряют, например, на ОСАГО и других видах, страхование владельцев промышленных и опасных объектов, по сути дела, компенсирует потери. То есть это фактически тоже налог – в основном, на крупный бизнес.

О надзорных каникулах

– Надзорные каникулы для малого бизнеса – дело немалое, потому что малый бизнес сильнее страдает от назойливости надзорно-контрольных органов. Но, на мой взгляд, надзорно-контрольная деятельность нуждается в более серьезном пересмотре: определение функций правоохранительных органов в регулировании бизнеса. У нас чем дальше, тем больше становится мегарегулятором Следственный комитет. Нужно определить оптимальное присутствие этих органов в бизнесе, обеспечить более эффективное функционирование судебной системы.
После объединения судов понизилась – даже с формальной точки зрения – эффективность функционирования судебной системы. Некоторые вопросы перешли из Арбитражных судов в суды общей юрисдикции (в частности, споры по поводу кадастровой оценки земли, объектов недвижимости). Уровень квалификации судей общей юрисдикции еще не настолько высок в подобных спорах, так что даже с формальной точки зрения понадобится время, чтобы наработать практику, и у юридических лиц, у малого бизнеса могут быть проблемы.

О деятельном раскаянии

– Мы с достаточной тревогой ждем возврата следственным органам права возбуждать уголовные дела по налоговым преступлениям. Официальная позиция заключается в том, что это не возврат к ситуации, которая существовала до 2011 года, а новый механизм, поскольку налоговые органы будут давать свое заключение перед возбуждением уголовного дела. Но: в законе, который принят, во-первых, есть оговорка, что следственные органы могут не дожидаться заключения налоговых служб (если сочтут, что преступление действительно имело место), во-вторых, исчезает понимание деятельного раскаяния, которое до 31 декабря пока еще существует.
Что такое деятельное раскаяние? Если в ходе налоговой проверки обнаруживается факт налогового преступления, но налогоплательщик уплачивает недоимку, пени, штрафы, то налоговики не передают дело в следственные органы, уголовное дело не возбуждается. При этом за налогоплательщиком сохраняется право оспаривать результаты проверки в Арбитражном суде. И во многих случаях налогоплательщики выигрывали эти дела.
Когда право возбуждать уголовные дела по налоговым преступлениям передадут следователям, деятельное раскаяние будет считаться признанием вины. Уголовное дело могут не возбуждать или прекратить, но при этом налогоплательщику уже нельзя оспорить эти данные (единственное исключение – если по тем же фактам была налоговая проверка). У налогоплательщика резко сокращаются возможности доказательства своей правоты, и кошмарить бизнес в таком случае будет гораздо легче – это факт.

фото: kgd.ru, http://www.lukoil.ru.