Николай Сатаев: «Да, конечно, я иду на выборы!»

В нашем недавнем материале мы обещали вам, дорогие читатели, интервью с одиозной для Нижнего Новгорода фигурой — Николаем Сатаевым. По нашей информации, Николай Петрович, в числе прочих кандидатов, собрался на выборы в сентябре. Мы попросили подтвердить эту информацию самого Николая Сатаева. Подробности — в эксклюзивном интервью «Нижнего Сейчас».

— Донеслась до нас информация — собираетесь вы на сентябрьские выборы в Городскую думу. Собираетесь ведь?

— Да, собираюсь, конечно.

— От кого пойдете, если не секрет? От «Единой России»?

— Это сложный вопрос. Еще не решил. С одной стороны, я же в нижегородском отделении «Единой России» со дня его основания. Входил в политсовет, занимал должность секретаря Канавинского отделения… Всегда, в общем, был внутри, а не снаружи. Но когда случился этот неприятный казус со мной, я прямо обратился к Артему Кавинову (секретарь Нижегородского регионального отделения партии «Единая Россия» – прим. «НС»): рассмотрите мою ситуацию на политсовете. Если я, так сказать, «враг народа», то исключайте меня из партии — а если нет, то защищайте меня, я же не чуждый партии человек! Ну, они как-то не дали четкого ответа до сих пор. Начались звонки: «Николай Петрович, а забери-и-ите заявление». В общем, двоякая ситуация — мне уходить из «ЕР» вроде как неэтично. Но ситуация с ними непонятная. Кроме того, поступило другое интересное предложение.

— От кого?

— От партии «Родина». Там тоже люди, которых я уважаю — премьер Рогозин, экономист Глазьев. Промышленники всякие, а я ведь тоже промышленник. И политика их не идет в разрез моими убеждениями. В общем, пригласили меня — может, возглавишь канавинское отделение партии? А мой-то район Сортировка! Я человек практичный — изучил ситуацию, прикинул. Есть ведь такая поговорка — «лучше быть головой мухи, чем задницей слона»…
В общем, я пока консультируюсь со своей совестью, какое решение лучше принять. Но если неопределенность с «Единой Россией» продолжится, пойду от «Родины».

— У нас в провинциях, как правило, многие кандидатов благословляют на депутатство на самых верхах — на губернаторском, например, уровне. А большинство депутатов Гордумы примыкают к какой-то негласной группировке. Есть «сорокинские», «кондрашовские»… Как у вас в смысле благословления и примыкания?

— С Шанцевым мы виделись, по-моему, в прошлом году осенью, сразу после губернаторских выборов. Но, думаю, он в курсе моих дел. На нашей встрече затрагивался вопрос о моем будущем, но на уровне «поживем-увидим», не более того. Вот и всё «благословение».
А с примыканием… «Один в поле не воин», конечно. Да, мне было бы интересно придерживаться какой-то, как вы говорите, «группировки». Встречался я и с Кондрашовым, и с Сорокиным, ходил и к Артему Кавинову из «Единой России», и железнодорожникам звонил…На сегодняшний момент, могу прямо сказать, я обошел всех. Но конкретной помощи — то есть денег или других ресурсов — кроме партии «Родина» и лично Растеряева, не готов выделить никто. При этом я не вполне согласен с позицией Растеряева, там речь идет о каких-то 3-6 процентах, и это они считают «успехом» на выборах. Зачем тогда идти? Если уж идти, то надо брать всё. Но это уже моя личная позиция по жизни.

— У идущих на выборы, как правило, бюджеты расписаны. А как с бюджетом у вас?

— Без бюджета нельзя, конечно. Кое-какие накопления у меня есть свои, а еще двое приятелей дали мне денег в долг. Но, надеюсь, мой основной бюджет и багаж — это опыт и авторитет, приобретенный за годы работы в Канавинском районе.

— Понятно. Вообще говоря, о вас давно ничего не было видно и слышно. Кем работаете, как живете?

— Я сейчас председатель наблюдательного совета в структуре «ТОР Инжиниринг». И пытаюсь проводить в жизнь ту же практику, что и во времена, когда я был министром промышленности. Объезжаю предприятия, общаюсь с работниками, с руководителями, вникаю во всё изнутри. Я так привык.

— «ТОР Инжиниринг» — это же какая-то из структур завода «Красный Якорь»? Дмитрий Барыкин, если не ошибаюсь?

— Да, Дмитрий Зотович там директор. Мы с ним давно знакомы. Это, к слову говоря, один из самых перспективных руководителей, которых я знаю. У человека просто дар Божий, я не шучу. На любом уровне, даже самом высоком, может работать.

— Вот к слову о работе. Вам некоторое время было запрещено занимать общественные посты. Чем занимались в этот период?

— Жил в деревне. Я ведь уже четыре года как деревенский староста, а всего живу там уже почти 10 лет. Староста — это что-то вроде старшего по деревне, не общественный пост, а договорной. Вот бывают «старшие по дому», так и здесь. Мне никто не платит там, конечно. Каждую субботу я вывожу со всей деревни мусор на тракторе, прочим общественно полезным трудом занимаюсь… Был у нас старый-старый памятник солдатам, ушедшим из нашей деревни на Великую Отечественную, совсем разваливался. Так я собирал со всей деревни деньги на реставрацию, старый памятник снес, новый установили к 9 мая— брусчатка, гранитное знамя, любо-дорого посмотреть. Но самое забавное — когда только начинали снос старого памятника, тут же приехали журналисты из Нижнего, снимать репортаж на тему «Сатаев снова за старое, всё ломает!» И смех и грех…

— Такая уж у вас репутация.

— Я предпочитаю, чтобы за меня говорили дела, а не слова, или «пиар», или репутация. Реальные действия. Так уж я устроен.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.