Галина Клочкова: «Не надо бензином заливать пожар»

С директором частной школы им. Ломоносова, депутатом Законодательного собрания Нижегородской области, членом партии «Справедливая Россия» Галиной Клочковой мы знакомы со студенческих лет, поэтому, естественно, обращаемся друг к другу на «ты».

Сегодня мы анализируем, кто и зачем идет в депутаты.

«Ты за кого? А пойдем с нами!»

— В последнее время часто сталкиваюсь с тем, что и политики, и бизнесмены отказываются от интервью. Такое впечатление, что в нынешней политической ситуации – не только в стране вообще, но и в Нижнем в частности – люди просто боятся говорить. Ты не боишься?
— Нет, я не боюсь. Проблема, на мой взгляд, в том, что политической жизни нет как таковой. В нормальной политической жизни должны быть видны цвета, и если ты присягнул какому-либо набору убеждений, находишься в какой-либо партии, то тебя от разного рода нападок защищают флаги этой партии.
Так во всем цивилизованном мире. У нас – сплошная мешанина, и на то, что членство в той или иной партии является определенной защитой, надежды мало.

— И что нынче политическая жизнь: предмет договоренностей, проплат?
— Думаю, что это как раз вторично, это следствие. А причина — люди не могут объяснить даже самим себе, что бы они хотели видеть в будущем. Ты должен понимать: для чего тебе нужно участвовать в политической или общественной жизни? Может, ты просто неравнодушный человек и тебе не все равно, по каким улицам ходить и по каким дорогам ездить. Может быть, ты бизнесмен, и у тебя есть определенные лидерские амбиции, которые ты не можешь реализовать в бизнесе (к определенному возрасту это бывает), и именно для этого тебе необходим круг общения, в котором обсуждаются некие дискурсы. Может, у тебя есть какие-то идеи, которые, создавая общественное пространство, помогут в том числе и твоему бизнесу найти свое место.
Если ты не ответил на эти вопросы, а оказался в политической жизни только потому, что, например, друг попросил (как в дворовом футболе: «За кого играть будешь? А пойдем с нами!») – как правило, это происходит накануне выборов, то я вообще не понимаю, что тобой движет.

— А ты зачем шла в депутаты?
— У меня бизнес социальный, образовательный. Я шла от партии. В «СР» мне крайне понятна и близка тема, связанная с доступностью и качеством образования. Кроме того, я поддерживаю идею парламентского лоббизма, то есть открытого закона о лоббизме, который точно был бы противодействием коррупции: когда группа людей открыто, последовательно, через законы выражает свое отношение к тому или иному политическому тренду, опосредованно влияя на экономику. Например: если мы говорим о развитии сети дошкольных учреждений, то высказываем мнение – хорошо бы, чтоб материнский капитал работал на какое-то ясельное направление, и частные организации, индивидуальные предприниматели могли бы эти потребности в уходе за ребенком реализовывать.
Конечно, если речь идет о крупном бизнесе — допустим, крупный металлургический производитель должен быть привлечен государством за счет неких правовых актов, тогда включаются другие лоббистские группы. Так работает цивилизованный парламентский механизм.
А наши представления о том, что надо наобещать всем все, и ты станешь депутатом, нередко дают сбои. Вот когда поменяется электоральное поле, и голосовать придут не только пенсионеры, отстаивающие свои пособия, пенсии и льготы, но и те, кто задумается над тем, что для детей нет условий, для молодежи — рабочих мест, тогда и станет видно, кто и зачем идет в депутаты.

Договоренности – вещь условная

— Как ты думаешь, почему сегодня депутатские кресла столь привлекательны для представителей бизнеса?
— Честно: я не вижу причин для того, чтобы бизнес шел в политику, а он идет. У меня два варианта: либо у нас произошло тотальное огосударствление бизнес-потоков, когда без каких-либо государственных или бюджетных гарантий ты в принципе не можешь делать бизнес. Либо это необходимость находиться вблизи от тусовки, принимающей решения, чтобы не прозевать какую-то инсайдерскую информацию. И возникает вопрос: а что же мы хотим от людей, которые считают, что занимаются политикой, а на самом деле ей не занимаются, потому что у них нет идей?

Я на днях проанализировала список одномандатников: претендуют 18 индивидуальных предпринимателей, 85 директоров разного масштаба, 11 замов…  К сожалению, не было возможности оценить масштабы того или иного ООО. Крупных видно, а вот понять по названию компании и роду занятий средний это бизнес или малый практически невозможно.
— Индивидуальные предприниматели – точно малый. С какими идеями они идут в городскую Думу? Одномандатники на своем небольшом муниципальном участке должны знать все проблемы, должны понимать, как они на эти проблемы смогут влиять, как обменивать свой авторитет на важные для избирателей вещи. Почему именно в этом округе они готовы презентовать себя жителям, какие у них для этого есть ресурсы (в городском бюджете ресурсы есть далеко не всегда)?
Если ИПэшник работает на земле в этом районе, он, наверное, сможет избирателям объяснить, зачем он идет в Гордуму: что его налоги, работа, которую он дает, связаны именно с данным округом. А если нет – тогда зачем?

— Вполне возможно, что из-за ИПэшника торчат чьи-то уши…
— Недавно слушала передачу Бузмаковой с Вороновым («Политическая кухня» — «НС»), в которой прозвучала фраза о том, что нынешняя предвыборная кампания – генеральная репетиция. Но этого не должно быть! Поэтому вопрос, кто стоит за теми или иными людьми – это вопрос управления городом через влияние на городскую администрацию и на районные администрации. Конечно, там, где для этого есть властный ресурс: разрешение на какой-то вид деятельности, арендные отношения и так далее. Но это столько не стоит, чтобы участвовать в выборах.
Парадокс заключается в том, что опытные бизнесмены, а в особенности – опытные руководители, понимают, что никто ничей в этом пространстве. Договоренности, которые существуют, — вещь условная.

— То есть: слово мое, хочу – дал, хочу – обратно взял?
— Именно. Убедиться в том, что перед тобой люди слова, можно только одним способом: посмотреть, какое за ними дело. Но это должна быть проблема избирателя! Да, сегодня отчетливо звучит тема честных выборов. Но что будет решающим при выборе? Пляски, торты, гречка? Но это же тоже нечестно получается!
Поэтому, скорее всего, основное желание — не пропустить инсайдерскую информацию. Например, для тех, кто занимается строительством: где будут стройки идти, как получить заказы…

— Больше всего бизнесменов, претендующих на депутатство – как раз из строительства. На втором месте – оптовая и розничная торговля.
— Ну, значит, моя версия верна: в отсутствии закона о лоббизме, лоббистских правил надо оказаться в среде, где любая информация может оказаться инсайдерской, ты узнаешь ее одним из первых и не исключено, что поучаствуешь в раздаче каких-то преференций для собственного бизнеса.
Пока мы находимся в ситуации огосударствления бизнеса, огромное количество бизнесменов попадают в сложное положение (когда, скажем, администрация вовремя не расплатилась по муниципальным заказам). И это сигнал – надо идти в депутаты, иметь беспрепятственный доступ в кабинет к чиновнику, который мог бы гарантировать, что твой бизнес будет работать.
Мне кажется, тенденция достаточно тревожная. В Гордуме хотелось бы видеть людей, которые могли бы устроить «мозговой штурм» в хорошем смысле этого слова – как решить проблемы?
А мы никак не можем определить, что для нас является приоритетом. Пример: сфера образования осталось в ведении города. А тренд в эту предвыборную кампанию какой? «Давайте изберем в Думу главных врачей». Где логика? Проблемы образования остались, это муниципальная тема, так сделайте ставку на учителей! А здравоохранение – в области, главврачи в подчинении областного министерства.
Нужны конкретные идеи, чтобы было понятно: если мы запустим все механизмы правильно, то не нужно будет бензином заливать пожар.

Помощники уходят в кандидаты

Когда я анализировала список одномандатников, нашла еще одну любопытную тенденцию: в очередь выстроились помощники депутатов (и Гордумы, и Заксобрания – твои в том числе, и даже Госдумы). Насмотрелись на своих боссов и решили, что «сами с усами»?
— Среди помощников случайных людей нет – они уже участвовали в выборах и были хотя и не в первых, но во вторых рядах. Более того: как раз помощники депутата – люди, очень много работающие «в поле». Мои, например, большую часть приемов ведут либо со мной, либо вообще сами. За время моего депутатства мы выделили приоритеты и не распыляли депутатский фонд по случайным обращениям, а последовательно занимались сначала библиотеками, потом – школами. Мы смотрим, где какие проблемы, как решить, как аккумулировать ресурсы (не только депутатский, но и, например, спонсорский). Так что, они в теме.
Я понимаю, что помощнику достаточно сложно будет стать депутатом (не выбраться, а именно стать!). Как сделать так, чтобы твое выступление, твой голос, твое предложение получило отклик, как конвертировать идеи (которых у помощников много, они же непосредственно работают с людьми) в решения, как добиться того, чтобы это было включено в повестку, рассмотрено в комитете или на комиссии, вынесено на заседание, чтобы тебя поддержало хотя бы какое-то количество депутатов? Это уже вопрос технологий. Но при неравномерном распределении в Думе, когда рядом окажутся бывший помощник депутата и действующий генеральный какого-то крупного завода или главврач больницы, понятно, чье слово окажется весомее.

Вторую часть беседы — о взаимоотношениях разных ветвей власти в городе и области – читайте в ближайшие дни.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.