Евгений Лазарев: «Надо начинать со стратегии развития, но у девелоперов другие планы!»

Ровно год назад был избран нынешний состав городской Думы Нижнего Новгорода. Тогда наблюдатели говорили о значительном обновлении депутатского корпуса и надеялись на пресловутый “новый импульс” в работе Думы, который привнесут новички. По факту получилось так, что самым заметным – и одновременно самым неудобным для думского президиума – стал лишь один новоизбранный депутат, Евгений Лазарев.

Мало того – недавно он выиграл судебный иск к самой Думе! Ему удалось доказать в суде, что некоторые документы, принятые депутатским корпусом, волшебным образом отличаются от тех, с которыми его знакомили до голосования. Подлог или творческое отношение канцелярии – сие история пока не знает.

Правки, напомним, обнаружены в святая святых – регламенте Думы, в связи с чем июньские потуги в нем признаны недействительными. А нас заинтересовало, если диво дивное происходят с главном для городского парламента документом, что же творится со всякой там ерундой вроде городских программ и стратегий?

Заодно и диагнозом Нижнего Новгорода поинтересовались. Сомневаться и высмеивать – такая уж у нас профессия. Но перед началом осенней сессии Думы посетил приступ умиротворения, надежды на разумное, доброе и вечное в головах депутатов. А вдруг?

гордума

– Евгений Иванович, ваша тревога, и об этом вы говорили не раз, в том, что Дума становится менее открытой. Вы верите, что муниципальная власть может быть другой? И что для вас – открытая власть?

– В любой нормальной стране человек может обратиться в органы местного самоуправления, запросить документы, прийти на заседание. В этом смысле практика закрытых оперативок в мэрии тоже неправильная, потому что желающие послушать, как у нас принимаются решения и что их ждет дальше, найдутся как среди журналистов, так и обычных жителей. В Нижнем Новгороде население в большинстве своем даже и не знает о праве побывать в Думе и посмотреть, как все происходит. Приходят только помощники депутатов, работники администрации и пишущая братия.

– Но вы же представляете граждан в местном самоуправлении.Так донесите до людей то, что недоступно им. В чем проблема-то?

– В том, что заседания стенографируются, но даже депутаты имеют право получить информацию только в усеченном виде. Есть сама Дума, есть ее комиссии и, кроме того, образуется много рабочих групп. Не каждый может посещать всё. Остается обращаться в аппарат Думы, который по идее существует для депутатов и призван сделать работу более эффективной. Так вот, копию стенограммы заседания комиссии ты получить не можешь, ты можешь с ней только ознакомиться. А потом тебе сообщают, что была рабочая группа или комиссия, и там было принято решение. Ни внимательно изучить суть вопроса, ни подготовить возражения. Так работать нельзя. Для кого-то это мелочи, но в них принцип открытости нарушается.

dscn1006

– Вот вы говорите, бедным депутатам информацию зажимают. А она нужна вам, гласность эта? Поименное голосование вообще хоть раз проводилось?

– В этом году ни разу. Хотя по делу жителям Нижнего Новгорода должно быть известно, кто, за что и как голосует. Есть же масса спорных вопросов, и было бы интересно увидеть, как депутаты ведут себя в городской Думе, что они обещали избирателям и что по факту происходит. Раньше поименное голосование проводилось по требованию одной четверти депутатского корпуса. Теперь сторонники ограничений предложили увеличить порог до трети, и депутаты за это проголосовали. По сути, они сказали: «Нет, мы не хотим сами знать и показывать другим, кто как голосует». Слава богу, по решению суда пункт признан недействительным.

– Все время цепляетесь к регламентным вопросам: как назначают, как голосуют, как информируют. Но город-то не этим живет. Денег кот наплакал, дороги – черт знает что, люди травмируются в дряхлых автобусах, грязища на улицах. Да еще и отношения с областью – хуже некуда.

общественный транспорт (2)– А стиль работы властей, механизмы принятия решений в конечном счете и становятся тем, что вы видите на улицах ежедневно. Например, местные власти и СМИ очень мало говорят о документах, которые принимаются в сфере транспорта. Комплексная транспортная схема была сделана за 61 миллион и сдана с запозданием. Мне непонятно, откуда взялся этот термин, зачем ее вообще заказывали, будут ли это оформлять в виде нормативного акта? В новом федеральном законе речь идет о другом документе, его и нужно было разрабатывать.

– Как там у Высоцкого… Жираф большой! Зато “комплексная транспортная схема” – звучит гордо, почти как “чемпионат мира по футболу”.

– У меня есть предположение, что документ разрабатывался как соус, обоснование для прокладки новых дорог в строящиеся микрорайоны. Здесь миллиардные инвестиции. Но почему документы рождаются, не получая никакого обсуждения с участием городских депутатов и общественности?

– Потому что долго это все! Разверни вы общественную дискуссию и публичные слушания по сложным вопросам – будет либо ступор, либо крик. Узким кругом профессионалов такие дела решаются скорее. Разве нет?

– Оно и видно, как решаются. Есть вот еще один важнейший документ – программа развития коммунальной инфраструктуры. Предполагаются сотни миллиардов инвестиций, и поговорить об этом бегло было бы неверно. По сути, документ станет программным для «Теплоэнерго», «Водоканала», МРСК, газовиков. Он определяет, где, когда и в какой последовательности инвестировать средства, то есть связывает монополистов по рукам и ногам.

– Действительно важная вещь, но столь интимные подробности узнаю от вас впервые.

– На июньском заседании гордумы выяснилось, что документ должным образом не опубликован, и его тоже скрыли от общественности. Программа рассчитана на 2015-2030 годы, как будто на дворе сейчас не 2016-й. Возможно, это такой способ формально оправдать инвестиции прошлого года. Сам документ включает больше пятисот страниц, и в каждом его блоке требуется техническое образование. Разобраться просто так с листа – это вам не художественная литература. Но у меня есть предположение, что в Думе его попытаются обсудить за две-три минуты. «Вопросов нет. Нажимаем кнопки», – видимо это нас ждет.

лазарев

– А то, что эти мега-важные документы втихаря готовятся в миллионнике, у которого даже нет собственной стратегии развития – это как?

– Если мне не изменяет память, стратегия развития города была заказана еще в 2012-м. Был даже очень авторитетный исполнитель из Москвы – лучшие специалисты, занимающиеся урбанистикой. Так вот, на стратегии должны основываться генеральный план, территориальное планирование, муниципальные программы. А у нас они приняты без основополагающего начала. Работа над ним была приостановлена.

– Московские урбанисты что-то напортачили или местным не понравилось?

– Принятая стратегия стала бы нормативным документом. Вероятно, в том виде она противоречила планам девелоперов и застройщиков. Даже в сыром виде она сковывала определенные коммерческие группы, и поэтому ее притормозили. Уверен, что на 95% моя догадка верна.

– Вас послушать – так в гроб пора. Диагноз Нижнему Новгороду сообщите хотя бы?

– Город развивается хаотично. Строится огромный микрорайон, но туда ведет лишь двухполосная дорога. Где-то строится торговый центр, хотя он там и не нужен. Возьмите Московское шоссе – там три торговых центра в одном месте. Куда? Зачем? Все это ведет к разбалансировке развития города. Впустую тратятся бешеные деньги, вкладываются огромные инвестиции. Это вместо того, чтобы по стратегии и плану на том же месте построить спорткомплекс, бассейн, образовательное учреждение – то, в чем город действительно нуждается.

Фото Лии Третьяк

Фото Лии Третьяк

– Какие вы сложные вещи говорите! Не хватает только ссылки на европейский опыт. Будь я на месте бизнеса, не парился бы и воткнул три аптеки друг напротив друга. Дверь в дверь. А там – кто кого по миру пустит.

– Так и есть. Одна аптека закроется скоро, другая чуть побарахтается, притом что на каждую из них инвесторы потратили, условно говоря, по миллиону долларов. Город, если он хочет быть регулятором, должен вводить ограничения. Если уж вы о Европе заговорили, возьмем пример Барселоны. Расстояние от одной аптеки до другой должно быть не меньше 400 метров. Двум субъектам предпринимательства дается возможность зарабатывать деньги и развиваться. В этом случае их инвестиции эффективны, они создают рабочие места и платят налоги. Вот для этого стратегия города и нужна.

– Ну, Америку вы не открыли. В нашей гордуме постоянно говорят, что нужно расставить приоритеты…

– Ну так и надо начинать со стратегии. Отцы города, депутаты, администрация, общественность, признанные специалисты – все мы должны собраться и принять участие в ее разработке. Спросите у людей, в чем они нуждаются, какие у них проблемы, какие объекты и где им необходимы? Все это ложится в основу стратегии, которая, кстати говоря, является обязательной по федеральному законодательству.

– Депутат Лазарев это понимает, а другие депутаты и, как вы выразились, отцы – нет. Скажу откровенно, верится с трудом. Почему, глядя на вас в нынешней Думе, возникает ощущение, что вы один?

– Не чувствую себя одиночкой. Понятно, что голосование в Думе проходит по определенным законам. Предложения могут не находить поддержку ввиду того, что есть фракции и группы, а у них – определенные установки. Все понимаю и стараюсь перед самим собой быть честным. Когда считаю нужным что-то сказать или предложить, то делаю это. Если кто-то пытается выставить это на посмешище, флаг в руки.

– Прямо как в том грубом мужском анекдоте на тему, кем лучше быть – клоуном или…

-Быть смешным – в этом нет ничего плохого, особенно в нынешней тяжелой ситуации. На заседаниях и по результатам голосования может и кажется, что я один. Но, поверьте, в кулуарах отношения с коллегами все равно сохраняются. Кто-то просто жмет руку. Кто-то говорит: «Молодец. Ты так можешь, а я немножко зависим». Просто очевидные и полезные для жизни вещи, соответствующие законам, априори не могут встретить контраргументов и ясны даже ребенку.