Эксклюзивное интервью «НС». Иван Карнилин: «Войны не будет. Ни на одном фронте»

Глава города Иван Карнилин в нижегородской политике уже четверть века. Сначала в рядовой роли, потом – с 1994-го (с перерывом 2010-2015) – второе лицо в Нижнем, председатель городской Думы. 

В нынешней системе политических координат второе лицо стало первым.

Былое. И Думы

— Иван Николаевич, вас можно назвать долгожителем нижегородской политики…
— В принципе, да. Первые альтернативные выборы я выиграл в 33 года, в 1990 году, когда избирались депутаты городского совета. Нас тогда было много – 200 человек. Помните, в администрации круглый зал, амфитеатром? Вот там и размещались. В самом начале только повестку заседания утверждали полдня – среди 200 человек многие избрались впервые, никогда подобными вещами не занимались… Мне было проще – я тогда работал заместителем по ЖКХ руководителя Ленинского района, примерно представлял, как все должно происходить.
После штурма Белого дома в Москве в 1993 году все большие советы разогнали, и в марте 1994-го впервые прошли выборы в городскую Думу. Избирались 34 депутата.
Выборы я выиграл. И вдруг меня вызывают в кремль. Сначала вице-мэр Владимир Николаевич Горин: «Хотим рекомендовать на пост председателя Думы».
Я был категорически против.

90-е годы. Справа налево: Карнилин, Немцов, Скляров, Чубайс. Фото Д.Косолапова

90-е годы. Справа налево: Карнилин, Немцов, Скляров, Чубайс. Фото Д.Косолапова

— Почему?
— Потому что занимался коммунальным хозяйством, любил это дело. Работа живая и конкретная, видны плоды собственного труда. Запустили теплотрассу – радостно, что жители будут с теплом, отремонтировали дорогу – радостно, что люди будут нормально ездить, построили детскую площадку – радостно, что детишкам будет, где играть, в три часа ночи устранили аварию на водоводе – радостно, что утром у всех будет вода.
А идти на работу, которая совершенно незнакома, я не хотел.
Потом меня пригласил мэр Иван Петрович Скляров. Я говорю: «Иван Петрович, искренне вас уважаю, но не хочу». Он повел меня к губернатору Борису Ефимовичу Немцову.

— Вы до этого с ним были знакомы?
— Шапочно. Я-то маленьким начальником был, а он большим. Он говорит:
— Ну, ты чего? Мне сказали – сопротивляешься?
— Да.
— Соглашайся хотя бы на год. Если через год откажешься, назначу главой администрации любого района, ты же любишь хозяйство…
На год я согласился. Но потом дела закрутили-завертели, да и выборы были всего на два года, до 1996-го, решил, что еще на год останусь. Вообще, мне и с депутатами работать понравилось, и с руководством администрации. Иван Петрович Скляров научил меня отношению к людям, к городскому хозяйству. Он досконально его знал, а я постоянно был рядом с ним. К сожалению, Ивана Петровича уже нет в живых…
В 1995 году Дума приняла судьбоносное решение о всенародных выборах главы города. В декабре 1995 года в Нижнем впервые в стране появились всенародно избранные губернатор (Немцов) и мэр (Скляров). Им противостояла тоже сильная пара – Вячеслав Растеряев и Дмитрий Бедняков. «Бились» почти на равных. Явка оказалась очень большой – первые всенародные выборы, людям было интересно.

— Поскольку вспомнили Немцова, который фактически уговорил вас стать председателем Думы, определив ваш политический путь на много лет: после его гибели в Нижнем заговорили о том, чтобы назвать в честь Бориса улицу или площадь, чтобы поставить памятник первому нижегородскому губернатору. А то вот у него день рождения недавно был, а цветы положить некуда…
— Согласен. Правда, есть еще и память в душе. Мы в этот день собрались – кто с ним вместе работал и дружил. Помянули, повспоминали и рабочие моменты, и то, как в теннис играли… Мы, кстати, с ним вместе ездили на подлодку «Нижний Новгород» в Северодвинск. В поселке, где базировались лодки, некоторые просили помочь после отставки перебраться в Нижний, и я знаю, что были семьи, которые потом приехали, и им помогли обустроиться. И инвестиции в город пошли, и аэропорт международным стал, и вообще Нижний Новгород узнали не только в России…
Думаю, мы все равно придем к тому, чтобы увековечить его память.

— Если в ваш адрес поступит соответствующее обращение, как будете реагировать?
— Обязательно встречусь с теми, кто напишет такое письмо, обсудим. Историю нельзя перечеркивать.

— В 1996 году уже сами пошли на выборы?
— Скляров убедил. И меня снова выбрали председателем Думы.

— Вы председательствовали в разных созывах. Как менялись Думы за это время?
— Если в 1994 году были, в основном, муниципальные служащие – врачи, учителя, работники ЖКХ, то постепенно во власть пошел бизнес…

— И в Думе пятого созыва из бюджетников оказался один Богданов…
— В шестом созыве, слава богу, Разумовский появился, теперь их двое. Хотя за медицину отвечает область, а не город, но все равно хорошо. Разумовский имеет большой опыт, прошел прекрасную школу – и политическую, и хозяйственную, и вице-мэром был. Он талантливый человек, и в Думе не впервые.
В 2005 году произошла смена численного состава Думы — стали избираться не только по одномандатным округам, но и по партийным спискам. Вместо 34 депутатов стало 42, из них 28 одномандатников, 14 по спискам. В этом году количество депутатов увеличилось: 35 одномандатников, 12 по партийным спискам.

В градоначальники – нижегородца!

— От нынешней Думы что ждете?
— Я рад, что много одномандатников – они к жителям ближе. 22 депутата из Думы прежнего созыва переизбрались. Это хорошо, потому что они уже знают, как организовать работу в округе, как проводить заседания комиссий, как участвовать в них, как работать в Думе.

— То есть вы считаете, что «ба, знакомые все лица!» — это положительный момент?
— Безусловно, положительный. Во-первых, со знакомыми проще работать, во-вторых, они уже научились всему, в том числе и взаимодействию с администрацией: как контролировать, какие вопросы задавать, на что обращать внимание и т.д. Очень сильные председатели комиссий.

— Самая первая главная задача – это…
— …выбрать сити-менеджера, градоначальника, который будет с утра до вечера заниматься городским хозяйством.

— Да, раньше мэр и градоначальник были слова-синонимы. Теперь мэр отдельно, градоначальник отдельно…
— И люди путают. Поэтому всегда считал и считаю: должен быть один руководитель города, избранный всенародно. Никогда это мнение не менял.

— При единоначалии руководитель города был на первом месте, а председатель городской Думы – на втором. Теперь ситуация другая: председатель Гордумы одновременно является и главой города, а градоначальник, он же сити-менеджер – человек наемный, лопату в руки – и вперед. Как в нынешней ипостаси себя ощущаете?
— Скажем так, не очень комфортно. Я всегда скромно относился к власти. Нет у меня такого: раз я выше по должности, значит, я великий.
Для меня самое главное, чтобы работа велась, чтобы перед жителями не было стыдно, чтобы пришел нормальный градоначальник с лопатой…

— И чтобы у вас с ним были нормальные отношения.
— У меня со всеми будут нормальные отношения.

— То есть сложившееся мнение, что вы компромиссный человек – это правда?
— По крайней мере, войны не будет.

— Ни на одном фронте?
— Ни на одном фронте.

— А за место градоначальника идут большие битвы?
— Никаких битв нет, на самом деле. Никакого давления сверху. Ждут наших предложений.

— У вас есть предпочтения? Двигаете кого-то?
— Да, есть, двигаю. У меня, кстати, несколько кандидатур, не одна.

— То есть, определили, с кем вам будет комфортно работать.
— Не только мне! Главное, чтобы хозяйству и тем, кто на нем «сидит», было комфортно работать. Чтобы человек был опытный, чтобы не учился два года, как и что, а сразу выдал план действий и приступил к его осуществлению. И он должен быть известен в Нижнем Новгороде (а то москвичи из каких-то управляющих компаний начали претендовать). Нам нужен нижегородец, профессионал, который здесь вырос, все знает, прошел хорошую хозяйственную (не политическую!) школу. Нужна кандидатура, которая по максимуму устроит всех.

«Совесть должна быть»

— По сути, вы тоже оказались кандидатурой, которая по максимуму устроила всех. К слову: в 2010 году Вадим Булавинов, сняв свою кандидатуру, предложил вашу. Вы тогда проиграли. Обидно было?
— Честно? Я не готовился к тем выборам, мы тогда ставку делали на Вадима Евгеньевича. Моя кандидатура всплыла спонтанно. Так что, никакой обиды на победу Сорокина нет. Кстати, ничего плохого о нем не могу сказать, только положительное. Сильный руководитель. Его идея волнового переселения, строительство детских садиков, ФОКов – очень грамотные решения.
Ситуация сегодня сложилась по-другому. Как говорят: в одной ситуации человек упирается в стенку, в другой он же входит в открытую дверь. У Олега Валентиновича, вроде бы, тоже ко мне нет никаких претензий, надеюсь, что он поддержал меня во время тайного голосования.

— Своеобразный реванш у вас получился. Приоткройте завесу, насколько возможно: когда с вами начались предварительные переговоры?
— Хороший вопрос. Конечно, это не спонтанно. Но и незадолго.
Я никогда к власти не стремился сам. Власть сама меня находила, когда нужен был. Раз не победил в 2010-м – значит, оказался не нужен. А сегодня понадобился.
Долгой работы по моей кандидатуре не было.

— Понятно: на Сорокина наезды по федеральным каналам тоже незадолго начались… Кстати: мы неоднократно говорили с вашим предшественником о том, что областная власть забирает себе городские полномочия – и по распределению земель, и по другим сферам. Будете ли пытаться вернуть хотя бы часть?
— Это же не решается так: пришел к губернатору, взял у него со стола полномочия, унес и поставил себе на стол (улыбается). Есть Законодательное собрание, и раз оно приняло такое решение, мы обязаны его выполнять. Наша задача сегодня – убедить Законодательное собрание, чтобы оно пересмотрело часть своих решений.

— Вы будете вносить такие предложения?
— Конечно! Мы уже обсуждали этот вопрос и с городскими депутатами, и с депутатами Законодательного собрания. Будем дипломатически, в рамках закона решать эти проблемы.

— Вы каким образом собираетесь их решать: возвратом полномочий или, допустим, какой-то денежной компенсацией за эти полномочия?
— Думаю, что нужно вернуть часть полномочий. А компенсация – это все равно, что стоять с протянутой рукой. Если, например, вернуть полномочия по земле, нам не надо будет «просить милостыню», мы сами будем проводить конкурсы, и деньги пойдут в бюджет города.
Но это работа не одного дня. Будем встречаться – городские депутаты и депутаты Законодательного собрания, обсуждать, добиваться, чтобы они пристальнее посмотрели на проблемы города, на бюджет. Хочу проводить такие встречи (и с правительством тоже!) не от случая к случаю, а в постоянном режиме, чтобы шел процесс взаимного обмена информацией, а из этого вырастало решение вопросов, важных для города. Думаю, это получится – есть такой настрой.

— Философский вопрос: какие принципы работы в политике вы для себя за 25 лет выработали? Один назвали: чтобы не было войны.
— Надо быть человеком. И по отношению к людям, которые тебя избрали, и по отношению к коллегам, с которыми работаешь. Не надо себя ставить выше других, совесть должна быть. Нельзя человека обижать только потому, что он твой подчиненный. Так не бывает.

— Бывает, Иван Николаевич! Еще как бывает!
— Но для меня это неприемлемо. Да, я глава города, председатель Гордумы, но я такой же депутат, как и другие. Так же имею один голос, никаких привилегий, кроме кабинета, телефона и служебной машины у меня нет. У нас в Гордуме много профессионалов, каждый из который в своем деле понимает больше, чем я: Богданов – в образовании, Гойхман – в транспорте, Сатаев – в ЖКХ, Растеряев – в строительстве и так далее. Естественно, я буду с ними советоваться, как лучше сделать то или другое. Со всеми будем работать.

— Ну что ж, успехов!
— Спасибо.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.