Судья может судить. Журналисты не могут?!

Мы в редакции “Нижнего сейчас” ничего не знали о стрельбе судьи Романа Ярцева в коттеджном поселке, пока сам господин Ярцев не выступил с эмоциональным заявлением о лживых публикациях по факту этого инцидента. И вот накануне прошло заседание комиссии квалификационной коллегии судей по факту публикации двух репортажей в программе “Кстати”. Комиссия признала публикации “недостоверными” и разрешила судье вернуться к исполнению своих обязанностей. Но после этого заключения у нас появилось еще больше вопросов – не к судье с “травматом”, а вообще…

Суть дела

Напомним, соседка Романа Ярцева Злата Антоновская сообщила в репортаже “Сетей НН”, что якобы судья в нетрезвом виде стрелял в ее сторону из травматического пистолета. Тот, в свою очередь, считает все рассказы Антоновской ложью и уверяет, что стрелял в воздух, чтобы защититься от собаки своей соседки.

Обычная “бытовуха” – но с участием судьи, о чем наши коллеги-телевизионщики, конечно, упомянули в свойственной им манере. Дело сразу стало резонансным.  Затронута “честь корпорации”, поэтому включилась цеховая солидарность судей – и это, наверное, по-человечески можно понять.

На заседании комиссии Антоновская еще раз озвучила свою версию и подтвердила, что не может представить доказательств того, что пистолет судьи в момент выстрела был направлен в ее сторону. Говорила горячо, немного сбивчиво, один раз расплакалась.

Главный редактор ООО “Сети НН” Александр Зудин представил комиссии всю хронологию разработки журналистами этой темы. Упомянул, что репортеры программы “Кстати” пытались получить комментарии не только Антоновской и ее соседей, но и Ярцева и членов его семьи – безрезультатно.

Дальше слово взял сам Роман Ярцев. Он зачитал свой текст, который, судя по словесным оборотам, уместнее было бы произносить наизусть – что называется, “от души”. Общий смысл, говоря языком интернета, – “вы всё врёти!” Но некоторые высказывания достойны отдельного цитирования.

“Судьи тоже люди, их не надо бояться – их надо уважать!”

“Кому, как не Антоновской, не знать, что дьявол кроется в деталях!”

“Подача “горячего” судьи может разжечь аппетит телеаудитории”.

“Сети НН” попались в собственные сети обмана и безнравственности”.

Кроме того, Ярцев сообщил комиссии, что никто из журналистов “Сетей НН” не обращался к нему с просьбой о комментарии.

Собрав все доводы сторон, комиссия удалилась, чтобы уже через четверть часа огласить заключение.

Николай Трофимов, председатель комиссии квалификационной коллегии судей Нижегородской области:

– Факты, изложенные в программе “Кстати” от 11 января и 16 января о нарушении Ярцевым Кодекса судейской этики и федерального закона “О статусе судьи Российской Федерации” не нашли своего объективного подтверждения. В нарушение ст. 49 закона о СМИ в программе “Кстати” была опубликована недостоверная информация в отношении судьи Нижегородского областного суда Ярцева. В действиях судьи Ярцева признаки дисциплинарного проступка отсутствуют. Заседание объявляется закрытым.

Комментарии сторон по итогам были краткими – все остались при своем мнении.

Вопросы по итогам

Нам хотелось бы абстрагироваться от обстоятельств этой конкретной ссоры и рассмотреть доводы комиссии в целом – с позиций нашего журналистского цеха.

Первое. Репортеров “Кстати” упрекают в нарушении п.2 ст.49 Закона о СМИ. Вот его дословное содержание: “Журналист обязан проверять достоверность сообщаемой им информации”.

Но закон никак не определяет регламенты проверки достоверности. На наш взгляд, исходя из многолетнего журналистского опыта, процесс проверки любой информации непрерывен, как и процесс публикации различных сведений. И то, и другое – информационный конвейер. И нельзя забывать, что главный принцип работы журналистов – оперативность.

Где в законе указано, что каждая публикация должна откладываться до полной проверки достоверности всей информации? Так можно дойти до абсурда: допустим, губернатор или мэр заявляют о каких-то достижениях региона (города) – но СМИ молчат, проверяя, не врут ли чиновники!

Конечно, мы проверяем, врут ньюсмейкеры или нет! И если врут, сообщаем об этом уже в следующих публикациях. Это и называется “проверка достоверности”. Проверка как процесс. И да, мы обязаны это делать – в каждом конфликте есть две стороны.

Теперь вернемся к “делу Ярцева-Антоновской”. “Сети НН” сообщают, что в полном соответствии с законом пытались добиться комментария судьи – сам Ярцев утверждает обратное. Комиссия по умолчанию считает правым судью – почему?

Второе. Программа “Кстати” позволила себе несколько хлестких, “черно-белых” формулировок, противопоставив судью всем остальным жителям поселка. Тут коллеги, что и говорить, сработали в своем стиле, который нам совсем не близок. Но!

Если обращаться к тому же закону о СМИ, то можно заметить, что помимо обязанностей у журналиста – удивительное дело! – есть еще и права. Это статья 47.  И в ней есть пункт 9, разрешающий журналистам личные суждения и оценки.

Если честно, пункт дурацкий: в любом материале без авторских оценок и суждений гораздо больше настоящей журналистики, чем в материале с таковыми. Но это буква закона! Профессиональное право журналиста. Роман Ярцев и члены судейской комиссии, видимо, в этом праве журналистам отказывают. Ярцев еще и “выкатывает” массу встречных тезисов, которые при желании можно считать оскорблением нашей профессии.

Стороны этого конфликта, видимо, еще не раз встретятся – теперь уже в рамках разбирательств в суде. Пока же коллеги по профессии разрешили Ярцеву продолжать судить людей. Надеемся, он приступит к своим обязанностям в состоянии должного спокойствия и умиротворения – иначе мы не завидуем подсудимым!

И конечно, мы надеемся, что спокойный и умиротворенный судья примет как должное, что у журналистов тоже есть право судить. В смысле – выражать свои суждения.

Всем peace!