Блог редактора: “Пять…ээ…три?…в общем, одна новая вещь, которую мы узнали на брифинге Сорокина”

Не так давно я писал материал с прошлого брифинга, носившего приставку “бэк” и как бы не предназначенного для широких ушей. Назывался он “5 вещей, которые мы узнали на брифинге Сорокина“. Я бы хотел написать материал с таким названием и сегодня, но вот, к сожалению, это невозможно. Потому что тот брифинг был маленьким ядерным взрывом – Сорокин раскрылся с неожиданной стороны, была куча интересной “вкусной” информации (большую часть которой нельзя было выдавать в эфир).  А сегодня был… первый брифинг еще раз. 

Наш мэр – крайне харизматичная личность. Нет, без шуток – сегодня мы убедились, что Олег Сорокин прямо-таки магнетически действует на окружающих, даже скептически настроенных журналистов. И на прошлом, и на сегодняшнем брифинге он был чертовски хорош. Открытость, живая образная речь, а главное – живое радение и беспокойство за город среди всех этих политических войнушек, в которое верят даже такие прожженые циники, как главные редактора профильных СМИ! В общем, можно со всей определенностью утверждать, что наш Олег Валентинович за годы политической деятельности вызрел в матерого оратора.

Однако, если вдумчиво подойти к его сегодняшнему полутарочасовому спичу, с удивлением обнаруживаешь, что нового мы… ничего не узнали. Всё та же непонятица с Кондрашовым, всё те же “терки” с губернатором. Более того, многое из того, что он говорил, при вдумчивом анализе как-то, мм, странно выглядит.

Вообще, цель сбора журналистов была обозначена через “Ну, наверное, у вас накопилось ко мне много вопросов?” – а подспудно подразумевалась всеми присутствующими как “Ну и что вы, Олег Валентинович, будете делать после того, как губернатор прислал грозное письмо с требованием восстановить Кондрашова в должности?”

Олег Валентинович ответил – ничего. Буду обострять ситуацию и дальше. Собственно, затем все и собирались – это узнать.

Конечно, формально это не так звучало (полностью его речь можно посмотреть здесь).

Сорокин“Да, мы получаем некие сообщения на официальных бланках с грозными подписями и хмурыми бровями, но мы прекрасно понимаем, что это — не решение суда.
Другое дело: за то, что депутатский корпус поставил не ту оценку, которую ожидал Валерий Павлинович, нижегородцев лишили информации: какие решения принимает инвестсовет, какие земельные участки выделяются под цели, которые далеко не отвечают интересам Нижнего Новгорода… И возникает справедливый вопрос: неужели система управления городом и областью настолько привязана к персональным оценкам?”

Серьезно – так и сказал, диктофонная запись есть. То, что все решения с инвестсоветами и земельными участками были приняты задолго до кондрашовской истории, видимо, его не смутило. Неважно, зато фраза вышла красивой.

В общем, я не хочу сейчас анализировать речь мэра подробно и попунктно. Это была классическая “вода” – здорово рассказанная, но не шибко калорийная насчет новых событий версия первого брифинга. Всё в речах Олега Валентиновича сводилось к тому, что область зажимает город, но врагу не сдается наш гордый “Варяг”, и не будет пощады тем, кого уже не пощадили.

Сорокин— Будете ли — по пожеланию губернатора — пересматривать решение о досрочном расторжении контракта с главой администрации?
— У нас есть правовое управление, надзорные органы, прокуратура, которые следят за соблюдением законодательства. Никаких представлений по этому вопросу не было. То есть, то, что это решение Гордума приняла незаконно, никем не установлено.
Сотни и тысячи людей, в том числе высокопоставленных, увольняют в Нижнем Новгороде. Вот главу Канавинской администрации Дмитрия Шурова уволили, он восстановился через суд, а его уволили опять. И я что-то не видел, чтобы вышестоящая инстанция в лице областной власти сказала: «Ай-яй-яй, как нехорошо поступили с мальчиком!»

Вот, кстати, да. Я всё думал – что мне напомнил этот брифинг? Пресс-конференцию опального Шурова, вот что, только с поправкой на ранг (это та, где несравненная Валентина Бузмакова возмущалась: «Вы не рассказали ничего нового! Все, что вы говорили сегодня — журналисты уже знают.  Зачем нужна была эта пресс-конференция?»)

Вот ровно то же самое “Сказать особо нечего, но знайте  – я по-прежнему борюсь с системой”.

Ну, окей, мы поняли, Олег Валентинович. Запаслись тут попкорном и с интересом следим.

  1. По роже афтора видно, что прожженная девка. Ссы в глаза, все божья роса!