Блог редактора: “До некоторых “патриотов” дойдет, только когда их самих вытащат из автобуса”

Как странно – Нижний Новгород в федеральных новостях мелькает исключительно не с самой хорошей стороны: то на губернаторских выборах всероссийский скандал с поддельными участками, то министра судят. Во вчерашних “горячих новостях” ни слова про “нехороших нижегородцев” – в самом громком событии вчерашнего дня нижегородцы пострадали.

Речь идет об избиении группы журналистов и членов “Комитета по предотвращению пыток” по дороге из Ингушетии в Чечню. Комитет возглавляет нижегородец Игорь Каляпин, а в злосчастном автобусе находились наши журналисты – Антон Прусаков и Михаил Солунин. Журналисты ехали в пресс-тур, организованный “Комитетом”.

Для начала – сухие факты. Нападения случились поздно вечером, сначала на микроавтобус сводной группу “Комитета против предотвращения пыток” и журналистов, потом –  на съемную квартиру КПП в Ингушетии. Как именно происходило дело, почему КПП был вынужден сменить название (раньше они назывались просто “Комитет против пыток”) и перебраться в Ингушетию из Чечни – подробнее всего описано здесь.

“В момент нападения в машине, помимо водителя автобуса, находились пресс-секретарь «Комитета по предотвращению пыток» Иван Жильцов, юрист-международник Екатерина Ванслова, корреспондент норвежского издания Ny Tid Ойстейн Винстдад, Лена Мария Перссон Лоефгрен из «Шведского радио», корреспондент «Медиазоны» Егор Сковорода, журналист New Times Александрина Елагина, блогер Михаил Солунин и экс-сотрудник «Коммерсанта» Антон Прусаков. Около 20 молодых людей выкинули всех из машины и избили. Машину подожгли. Пострадавшие вызвали полицию и скорую помощь”. (с)

…Собственно, ужасно это всё даже не тем, что побили, и что побили в том числе наших ребят. Нет, конечно, как-то  сильнее ощущается эффект от того, что это не гипотетические какие-то люди, которые могут оказаться кем угодно, а твои хорошие знакомые. Миша Солунин работал у меня фотографом месяц, и запомнился прежде всего тем, как в любую давку и непогоду берег свои драгоценные объективы и прочую технику. Теперь сам он в больнице, а все его объективы, надо полагать, сгорели вместе с машиной.

И Игорь Каляпин – это не просто настырный диссидент какой-то из новостей, а реальный человек, немолодой и крепкий, как гриб-боровик, который на твоих глазах час доказывал двум каменным людям из прокуратуры, что приравнивать общественный контроль к политической деятельности нельзя. Хотя с прокуратурой и прочими силовыми органами у нас в стране спорить не принято, но он пытался и всей деятельностью своей продолжает пытаться.

Но не в этом, собственно, самая жесть. И не в разбитом лице норвежца Винстдада, который обеспечил делу еще и международный резонанс.

винстдад

Жесть в том, что я вижу в сети и даже в реальной жизни немало людей, которые одобрительно качают головами – поделом, мол. Что это они там клевещут, ироды. Они же иностранные агенты, эти правозащитники!

То есть реально – то, что бандиты-отморозки бьют в том числе женщин, они считают нормальным – а чего, место опасное, да-да, всякое бывает… Тем более кого попало не бьют, это кого надо бьют, они слишком много рот открывают и вообще иностранные агенты! (тут главное – обязательно надо упомянуть словосочетание “иностранный агент”, иначе всё равно как-то стремно выглядит).

Осознание того, что фактически легализованная Кадыровым диктатура может ударить по кому угодно – от слишком громко выступившего депутата до твоего знакомого, проезжавшего слишком близко к границам Чечни – придет к таким людям, пожалуй, только когда их самих будут вытаскивать из микроавтобуса.

бараны

Перепись “патриотов” в комментариях

Некоторым “патриотам”, возможно, это было бы полезно. В профилактических целях.