Блог редактора: “Ангелы” Шарли

(Предупреждение: там, внутри, есть карикатуры на пророка Мухаммеда. Если это оскорбляет ваши чувства верующего, просто не открывайте этот материал. Если вы исламистский фанатик, то адрес редакции можно узнать в разделе “О нас”).

Je suis Charlie!

Эти слова сейчас у всех на слуху. Они означают  “Я – ШАРЛИ”. Это акция поддержки, которая спонтанно организовалась по всему миру – поддержки даже не просто атакованной террористами редакции сатирического журнала “Charlie Hebdo”, а всего свободного слова на планете. Терроризм – это всегда что-то вроде “убить несколько десятков людей для того, чтобы напугать тысячи”. Но позавчера в Париже тысячи людей вышли на улицы и показали, что они не боятся:

"Не боимся"

“Не боимся”

Однако большинство из нынешних бездумно репостящих в соцсетях тег “jesuischarlie” даже не знают толком, кого поддерживают.

“Charlie Hebdo” (“Еженедельный Шарли”) – это едкий, как кислота, журнал, который никогда не боялся смеяться над чем угодно – за это его многие обожали, а многие терпеть не могли.  Сейчас, конечно, из него сделали икону “свободы и демократии за все года существования”, однако до событий  7 января он был просто журналом, сделавшим славу именно на стиле “нет запретных тем”; его даже закрывали после обложки, посвященной смерти Де Голля. Шутки у “Шарли” всегда были на грани, а иногда и за ней, укладываясь в принцип “ничего святого”. Собственно, за это читатели его и любят.

Весь сыр-бор с исламистами начал разгораться после того, как “Charlie Hebdo” перепечатал скандально известные карикатуры на пророка Мохаммеда из датской газеты в 2008. Потом – опубликовала собственные. В 2012, в качестве реакции на бурления исламистов после фильма “Невинность мусульман”, “Шарли” вышел с такой обложкой:

карикатура2
На обложке журнала изображен имам на инвалидной коляске, которую везет ортодоксальный еврей. Имам при этом говорит: “Ничего смешного”, а рядом расположена надпись “Неприкасаемые-2” – это пародия на известный французский фильм “Неприкасаемые” (“1+1” в русском прокате) об инвалиде и его темнокожем помощнике. И это далеко не единственный случай стеба на социально значимые темы – в “Шарли” вообще не давали спуску никому: под их острый карандаш попадали и Папа Римский, и первые лица разных государств, и вообще кто попало.

Однако больше всех их колючее творчество оскорбляло радикальных исламистов. Они уже устраивали в редакции пожар, а главного редактора заочно приговорили к смерти. Собственно, история пришла к тому, к чему шла с самого начала.

Однако всё, чего добились фанатики – то, что весь мир взорвался карикатурами на пророка и террористов, а также поддержкой “Charlie Hebdo”.

"Кстати, кто-нибудь знает, как выглядит Мухаммед?"

“Кстати, кто-нибудь знает, как выглядит Мухаммед?”

Пророк Мухаммед: "Хватит считать моих последователей террористами, иначе они убьют вас!"

Пророк Мухаммед: “Хватит звать моих последователей террористами, иначе они убьют вас!”

Это вполне в духе "Шарли"

Это вполне в духе “Шарли”

Тем временем в России…

А тем временем в России не произошло ничего хоть чего-нибудь значимого по этой теме. Либерально настроенные пользователи интернетов (как правило, впервые в жизни услышавшие о “Шарли” седьмого числа), пишут в своих твиттерах слова поддержки с тэгом #JeSuisCharlie, ищут – и находят! – там русские следы. Ну, еще Ходорковский с Кадыровым сцепились – опальный олигарх, радея за европейские ценности, призвал все СМИ печатать карикатуры на на Мухаммеда, а Рамзан Ахматович, как мусульманин, всю эту свистопляску с карикатурами не одобряет, о чем в привычном стиле и заявил.

Вот что заявляет по теме писательница и журналистка Татьяна Щербина – и я с ней согласен:

shcherbina“В России мог бы выйти всего один номер «Шарли», поскольку редакция тут же оказалась бы за решеткой, нарушив массу законов неоРФ. От оскорбления чувств верующих до клеветы на должностных лиц. 84% населения требовали бы еще и смертной казни…У «Шарли» не было неприкасаемых. Когда в обществе есть неприкасаемые, оно болеет. Запрет (уголовная статья или табу политкорректности) на «оскорбление чувств верующих» — нонсенс, поскольку означает, что у провозгласившего себя верующим есть индульгенция на любые поступки, особая власть: нас оскорбили, имеем право и убить, рождественская елка нас оскорбляет — убирайте”.

Лично мне же всё произошедшее помогло сформулировать свое отношение ко всем верующим и горящим любой идеей. Вот оно:

Если человек не может допустить шуток над тем, во что он верит, то он личностно недоразвит; если человек думает, что все, кто верит в то же, во что и он, правы, а все остальные – нет, то он фанатик.
Если человек не недоразвитый фанатик, то я с уважением отнесусь к тому, во что он верит, Иисус это, Аллах или ФК “Спартак”. И мы найдем общий язык.
А вот если человек недоразвитый фанатик, то разговора не выйдет, как ни старайся. Ссора, драка, перестрелка – запросто, а вот разговора нет.
Да и не надо, собственно. Разговоров они не понимают.

карикатура6

 

Je suis Charlie.