Блог Ильи Ворошилова: Как жители города боятся своих властей

“Любая неординарная личность, видящая свою цель в чем-то кроме воровства, традиционно воспринимается нашей властью как источник опасности”
В.Пелевин

Сразу скроюсь за модным нынче словом «дисклеймер». Я прекрасно понимаю, что русские крестьянские души всю свою биографию боялись общероссийского, сменяемого только госпереворотами, чиновничьего аппарата. Только в середине девяностых властные структуры начали чуть-чуть побаиваться простых бабушек, которые вдруг оказались способны отправить их по кочкам. Но сейчас построена новейшая несгибаемая цельнометаллическая Vертикаль Vласти™, которая как трансформаторная будка отбрасывает током любого зашедшего без специальных знаний и резиновых перчаток. Причем отбрасывает не с мультипликационной прической и темным от дыма лицом, а с реальными тяжелыми последствиями для жизни,  здоровья и имущества.

Есть, конечно, бойкие экземпляры, которые знают свои права и могут позволить себе воевать за правое дело с любой несправедливостью. Но во-первых, их ничтожно мало, а во-вторых, большая часть этого народа напоминает парней с квадратными физиономиями, которые прочитали ПДД, несколько уставов и положений и теперь орут на сотрудников ДПС благим матом: “ПРИЧИНА ОСТАНОООВКИ!!”. Ну или так:

Годным же примером успешной самообороны, на который стоит равняться каждому, для нас служит Светлана Макарычева, в тяжелой борьбе закатвшая вождей Канавинского района в асфальт. “Нижний Сейчас”, кстати, вполне себе подружился с бодрой предпринимательницей и теперь имеет в своем полку отличное бронебойное античиновничье орудие, которое можно смело бросать на передовую.

Но в остальном мы постоянно натыкаемся на похожие друг на друга ситуации, видим людей со схожими проблемами, и они все общаются с нами  одинаково (если вообще общаются). “Мы боимся!”, – слышим мы ото всех, кому мы задали вопрос, на кого направили камеру, или предложили дать комментарий. То есть, конечно, комментарии, или даже развернутые интервью, как мы проделали это с садоводами из “Карповки”, иногда выдаются, но чтобы потом без проблем все это опубликовать, или провести натурные съемки – это большая проблема. Возьмем ту же “Карповку”. Есть странный аукцион, по которому хотят выпнуть из домов, садов и торговых площадей большое количество людей. И вот жители 52-х домов по улице Суздальская, казалось бы, уже должны слышать, как где-то вдалеке заводится бульдозер. И они слышат, но выводы делают разные. Одни мечтательно представляют себя в огромной квартире с джакузи, которую им обязательно дадут взамен снесенного дома, а другие боятся заявить о своей ситуации громко. Мы уже несколько недель пытаемся назначить встречу этим жителям, но каждый раз слышим шепот: “Мы боимся, что нас сожгут…!” От этого шепота одновременно пробирает дрожь, но и обостряется чувство справедливости. Ну как это так? Как сожгут?

А сожгут как обычно, потом никого не найдут, а испуганные жители со спасенными документами и кошками переедут в маневренный фонд. Потом на этой земле вырастет что-нибудь красивое и современное. Ах, да, не забыли, как выглядит наш маневренный фонд?  Напоминаем!

Можно и не жечь, но все равно держать в перманентном страхе. Люди боятся обидеть, создать неудобства очередному барину, который треснет током так, что мало не покажется. Помните историю, как все ДУКи отказались от одного несчастного дома по улице Дачная? Жители так же боятся объективов фотокамер, ведь, несмотря на действующее законодательство, поиздеваться над подавшими голос людьми чиновники себе в удовольствии не откажут. Вспоминается уже пропавший из трендовых тем “Левиафан”.

А 20 мая мы ездили снимать дом по адресу проспект Ленина, 19. Сооружение испещрено трещинами, которые пробрались до самых квартир, но запечатлеть непосредственный ужас ситуации нам снова не удалось. Дословно цитирую: “Всё в подвешенном состоянии, и мы боимся, что если откроем рот, то власть обидится!”.  Это говорят люди, у которых в стенах трещины, через которые можно руку просунуть. Журналисты кивают в ответ, прекрасно понимая ситуацию, а на душе в этот момент становится невероятно противно. Что это значит? Как это, власть обидится?

“Обидчивая” власть должна в скором времени стать пережитком больного прошлого. К власти должны прийти какие-то другие люди – не ангелы, но хотя бы не мелкие тираны, ничего не смыслящие в своем деле. Может, в сентябре поднатужимся и выберем кого-то из нормальных?

Ведь есть еще такие. Должны быть.