Андрей Анатольевич Маклауд

Времена в Нижнем Новгороде меняются, и меняются лица. Одни губернаторы уходят в тень, другие – в федеральное правительство, в несистемную оппозицию – и вообще. Мэры/сити-менеджеры становятся депутатами или собственной бледной тенью. Остальные элиты вольно тусуются из партии в партию, из органа в орган, из клана в клан.

Вы ознакомились с кратким содержанием нижегородской политики за последние двадцать лет.

Но есть константа, которая все эти годы неизменно остается с нами. Правда, она тоже постоянно в движении, но как-то все по одному и тому же кругу – коммерция, власть, суд, тюрьма, свобода, бизнес, политика, уголовное дело, колония и снова воля. Такова цикличная карьера нижегородского предпринимателя Андрея Климентьева.

климентьев 3Ну, что еще…? Что на этот раз выкинул скандально известный коммерсант, острослов и единственный в истории Нижнего мэр, отправившийся когда-то за решетку, можно сказать, прямо с банкета по случаю всенародного избрания? На этот раз Андрей Климентьев сумел отсудить у России 750 евро. Вернее сказать, Россия оценила в такую сумму восемь месяцев его необоснованного ареста. И, что самое интересное, в Европейском суде полагают, что за все злоключения этого за глаза.

Очередная предварительная посадка Климентьева случилась в январе 2006 года. Следователи тогда заподозрили, что в приступе любви к земледелию предприниматель, когда-то проходивший по делу о навашинских миллионах, утянул пшеницу с чужого поля. Не сам, конечно, а его подчиненные по агрофирме «Пермеево» постарались. Дословно обвинение звучало так: «грабеж путем обмолота». Чувствуете масштаб?

Коммерсант изо всех сил отбивался, мол, угодья мои, у себя не ворую, и засим идите лесом. Фемида прочистила уши, в августе того же года Климентьева отпустили, а в 2007-м нашли содеянному новое определение – самоуправство.

Но Андрей Анатольевич не был бы Климентьевым, если бы не сел. И в том же 2007 году он таки снова сделал это, правда совсем за другое. На сей раз ему припомнили историю 2001 года, когда после долевого строительства ресторана предприниматель не вернул партнеру займ в 50 тысяч долларов. «Вот это я понимаю. Это тебе не пшеницу тырить, а крупное мошенничество», – улыбнулась госпожа Фемида, отправив виновного отдыхать на два с половиной года. Правда, Климентьев и здесь справедливости не увидел, искренне полагая, что данный эпизод тянет в лучшем случае на рассмотрение в рамках Гражданского кодекса. В общем, вышел он уже в 2009-м.

Далее была жалоба на восьмимесячный арест в Европейский суд по правам человека. До недавнего времени у россиян это было очень модно, зачастую крайне необходимо, а в некоторых случаях и выгодно. Как следует из сообщения ЕСПЧ, Россия согласилась, что держать человека в СИЗО с января по август с ее стороны было как-то не комильфо и предложила… 750 евро отступных. Шутка юмора поначалу не устроила Климентьева, зато пришлась по душе судьям из Страсбурга. Как итог, дело опального коммерсанта закрыто.

климентьев 1

Сам Андрей Анатольевич комментирует ситуацию в свойственной себе манере. Что называется, следует эмоциональному содержанию своего бренда. Из его комментария изданию «Коммерсант» мы узнаем, что его командировка в колонию была своевременной и очень даже политически обоснованной.

Андрей Климентьев, предприниматель:

– Десять лет назад это же был чисто предвыборный арест. Я же в 2006 году шел на выборы в нижегородское заксобрание во главе списка партии „Родина“ Дмитрия Рогозина, за это меня и хлопнули по заказу наших чиновников. Придумали какую-то сказку про „грабеж путем обмолота“, чего в принципе быть не может. Поскольку сам арест был незаконен и власти это сами признали, все эти доказательства не имеют юридической силы, как добытые с нарушением закона.

Держим руку на пульсе. Ведь, как уже предположили журналисты, амнистия Климентьева по “обмолотному делу” может сподвигнуть его на попытку реабилитироваться за ресторанные проделки. Правда, пока непонятно, как взаимосвязаны два эпизода. Юридически – никак, но политически – вполне.

Чтобы оценить масштаб личности и стабильность класса нижегородского предпринимателя, не откажем себе в удовольствии привести несколько цитат из разных периодов его жизни.

1982 год, последнее слово на  первом в жизни суде, где Климентьев получил 8 лет (версия местной газеты):

“Граждане судьи, не надо меня судить по советским законам. Лучше отпустите меня в Америку или в Европу. Я везде заработаю и везде проживу”.

Цитата из книги Климентьева, где он опровергает связи с криминалом:

“Выдумали даже то, что я веду свой бизнес на воровские деньги. Они не понимают, что “братки” хранят наличные “под камнем”. А я храню свои деньги в банках. Но если серьезно, то ерунда все это. В жизни не имел никаких связей с уголовным миром, кроме тех людей, с которыми я сидел в тюрьме. Но я отправился туда не по комсомольской путевке, а по приговору группы лиц, которые объявили меня вором до приговора суда”.

Из той же книги, но теперь о Борисе Немцове:

“Я знал Немцова, когда он еще был никем. Бегал такой кудрявый и весь заросший. Мне было интересно общаться с ним, наставлять его в разных житейских ситуациях. Кстати, я рано заметил в нем некий комплекс неполноценности. Не знаю, откуда он у него. Но ему всегда хотелось доказать, что он круче и сильнее других”.

климентьев 2Еще одна цитата, над которой бы точно посмеялись современные политтехнологи:

“Избиратели не крепостные, их продать невозможно”

Иногда кажется, что Климентьев вечен. Он вписан в Нижний Новгород. Тут городские власти рассказывали, как в очередной свой день рожденья город украсится хохломой, городецкой росписью и колокольцами. А мы вот подумали, что среди всей этой красоты наш деловой, многократно сидевший и снятый с выборов земляк смотрелся бы вполне. Уж не хуже многих нынешних – это точно.

он же памятник

Фото pravdapfo.ru, youtube.com