Стенограмма октябрьского рейтинга «Факторы городского развития»

СТЕНОГРАММА ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИИ
«Группа «Региональная экспертная стратегия» подготовила октябрьский «Рейтинг факторов городского развития»
Присутствовали:

Дахин

доктор философских наук, заведующий кафедрой философии и политологии РАНХиГС Андрей Дахин

кандидат политических наук, доцент НГЛУ им. Добролюбова Евгений Семенов

кандидат политических наук, доцент НГЛУ им. Добролюбова Евгений Семенов

кандидат социологических наук, доцент ФСН ННГУ им. Лобачевского Дмитрий Стрелков

кандидат социологических наук, доцент ФСН ННГУ им. Лобачевского Дмитрий Стрелков

 

 

 

 

 

 

Евгений Семенов: Давайте, наверное, начнем. Те, кто подошел – спасибо большое, что нашли время. Те, кто к нам присоединиться, скажем «спасибо» потом. Мы вам представляем результаты очередного уже восьмого тура рейтинга, который у нас на таком бытовом языке получил название «профессорского» рейтинга – эксклюзивная модель, которая разработана группой нижегородских исследователей и группой нижегородских ученых. Это модель, которая всем вам уже хороша знакома. Мы встречаемся с вами уже не в первый раз, и рейтинг этот действует с марта месяца. Сейчас мы представляем результаты октябрьского тура. Ну, как обычно, мы представим. Рейтинг состоит из трех таких условных частей: сводная таблица, которую представит Стрелков Дмитрий Гаврилович, ситуация с основными действующими политиками и акторами, которую представит Дахин Андрей Васильевич, и попытка увидеть деятельность основных политиков, основных акторов в контексте событий, о которых скажу я. Но мы все будем принимать участие, дополнять друг друга, у нас живой разговор, в конце которого мы с удовольствием ответим на ваши вопросы. Давайте тогда начнем, Дмитрий Гаврилович, скажите, что у нас было в октябре.

Дмитрий Стрелков: Я начинаю со своей части – наиболее устойчивой и понятной. Действительно, у нас уже восьмой замер. Сложилась некоторая методически устойчивая ситуация, я бы ее так назвал. Уже понятно приблизительно, как эксперты отвечают. Мы уже представляем себе эмпирический вес каждый единицы измерения вот этих направлений развития. Я бы сказал, что ситуация по сравнению с сентябрем, не претерпела заметных изменений и несколько улучшилась. Улучшения произошли, прежде всего, в области группы направлений, которые собираются в так называемую систему муниципального направления. Здесь ощущаются явные изменения к лучшему по сравнению и с сентябрем, и с августом в оценках экспертов естественно. Мы связываем это обстоятельство с тем, что система управления городом и регионом с нашей точки зрения глубоко взаимосвязаны. Стабилизировалось. Выборы остались позади. Как бы ни оценивать выборы, как бы ни оценивать их динамику, темп, интригу и драматизм – они свершились. И, соответственно, надежды и установки, которые были у верхушки общественного мнения на перспективы развития города, они отодвинулись за скобки. Теперь понятны приблизительно общее развитие города и региона, эксперты в целом оценивают их положительно, то есть разрыв между ожиданиями, которые как всегда у нас высоки, и оценкой, составляют «тройки». Учитывая общий скептицизм настроя наших экспертов, это оценки такие умеренно положительные. Собственно картина стабильной оценки наблюдается по всем группам факторов и в экономике региона, и в развитии комфортной среды для жителей нашего города. Исключение некий напряженный драматизм демонстрирует, пожалуй, область социально-гуманитарная, то есть это условия развития человеческого потенциала в городе. С одной стороны, здесь наблюдается понижение напряжение по всем составляющим, то есть это и политика развития, образования и политика социального участия, и молодежная политика. С другой стороны, максимально высокий показатель напряженности «минус пять» в целом по этому нашему октябрьскому замеру демонстрируют вопросы с сохранением и укреплением здоровья. Судя по всему, это индикатор тревожности в октябре.

Андрей Дахин: Я бы отметил, что ощущения, что перемены динамичны, его у экспертов, пожалуй, нет, потому что, конечно, перемены в оценках они скорее являются определенными нюансами. Начну с того, что действительно вопрос здоровья – это пункт сохранения и укрепления здоровья – он стал на пункт важнейших с точки зрения оценки его значимости. А оценка состояния дел осталась той же самой. Я предполагаю, что это отражается некоторое внутреннее ощущение тревожности, связанной с реформой в сфере медицины, которую мы как эксперты видим по Москве. Там публичного разговора о сути реформы нет. Попытка быстрых административных действий для того, чтобы технические аспекты реформы, она вызвала протестную достаточно интенсивную волну. И вот это все ожидает и имеет место быть и у нас в области. Потому что, спросите, как говорится, любого, в чем суть этого преобразования системы здравоохранения – никто ничего не скажет ясно. Мы можем говорить о том, что у губернатора как бы есть понимание, что здесь нужно что-то делать, потому что ответственный за это дело Карцевский выбыл из состава правительства на нынешнем этапе. Я думаю, что в данном случае содержательно эту позицию нужно понимать таким образом, что эксперты пока не видят здесь каких-то понятных механизмов, которые, во-первых, могли бы пояснить, что происходит, как меняется, в каком направлении система здравоохранения. И, во-вторых, для того, чтобы сами механизмы работали продуктивно, чтобы полученный результат, цели, которые есть в данной области, чтобы они были получены. Здесь тоже не очень понятно. Здесь в переменных, то есть в позициях, которые претерпели изменения, скажем, если взять политику социального участия, то оценка состояние дел с «четверки» чуть повысилась до состояния «пятерки». Пяти баллов из десяти, я напомню. Я думаю, что это было связано с тем, что в месяце, который мы оцениваем, сложилась серия общественных мероприятий, в рамках которых действительно был такой публичный отчет о том, что в городе существует реальные такие программы муниципально-гражданского партнерства. И пусть они не охватывают тотально все население, но активные группы, молодежь, например, еще там какие-то группы, которые участвуют в партнерских каких-то проектах городской администрации. И я думаю, этот публичный отчет показал, что происходит в этой области, потому что регулярная пресса не имеет постоянной колонки про это, про проекты гражданско-муниципального партнерства. Поэтому создается впечатление, что аналитики непосредственно не включены в какой-то кластер проектной активности, их не очень много, на карту их нанести, то, конечно, ощущение есть, что тут какой-то вакуум, дефицит. Но просто в октябре месяце в силу обстоятельств целая серия таких примеров была представлена, пресса их передала, и я думаю, что с этим связано повышение оценки. Но за этим стоит очень важное, я хочу сказать, отношение экспертов к тому, что эти программы должны быть. Вот это ожидание постоянно, как сказать, существует, и малейшая возможность увидеть ожидаемое – оно сразу повлияло на эту оценку, поэтому отсюда вывод какой – эти практики муниципально-гражданского партнерства они должны быть более активны и как-то в тоже время должны присутствовать и в прессе. Это очень важно для экспертов с одной стороны, но и для населения, что есть какие-то сегменты, где происходит совместная работа. Ну, еще, конечно, один пункт я прокомментирую: финансово-бюджетная политика. Формально глядя, «четверка» была – «четверка» осталась. Но наш рейтинг позволяет нюансы разглядеть. Потому что, смотрите, в предыдущем месяце «девятка» была о значимости бюджетно-финансовой политики – теперь «восьмерка». С точки зрения качества реализации была «пятерка» – теперь «четверка». Уровень напряженности тот же самый, но вот содержание ситуации оно другое, то есть здесь надо понимать, что эксперты озабочены определенным образом тем, что городская финансово-бюджетная политика значимость ее теряется. Она оказывается, зависима от областной бюджетной политики, ну а там дальше, мы знаем, областная – федеральная. А федеральная, грубо говоря,- от цены на баррель нефти. И вот это ощущение, озабоченность тем, что насколько самостоятельны возможности муниципальной финансово-бюджетной политики в случае, если вдруг что-то. Я думаю, что эта озабоченность как раз в этой строчке содержательно отражена. Несмотря на то, что с математической точки зрения показывает, что была «четверка» и осталась «четверка». Я хочу ваше мнение обратить на то, что рейтинг позволяет некую содержательную давать интерпретацию, и эта интерпретация как бы не умиротворяющая, что все нормально, она как бы настораживающая. То есть эксперты хотят видеть пределы прочности региональной финансово-бюджетной политики. Хочется понимать, что у нас эта подушка прочности достаточно устойчивая.

Евгений Семенов: И в заключение, перед тем, как мы перейдем к следующему разделу, я хотел бы обратить ваше внимание на то, что сказали коллеги, Дмитрий Гаврилович в частности. Вот эту самую графу – сохранение здоровья. Вот видите: у нас здесь уровень разрыва растет, и это надо воспринимать как потенциальной уровень конфликтности в системе взаимоотношений власть – общество. Этим как раз и отличается наш рейтинг от множества других рейтингов, что мы ставим себе задачу – фиксировать эти самые узлы конфликтности. Мы понимаем прекрасно, что это федеральный тренд, не разовый, что эхо этой проблемы будет влиять на нас еще долгое время, но вот он завязывается и, собственно говоря, – это материал для того, чтоб власти обратить внимание и каким-то образом в большой степени озаботиться этими растущими проблемами. Мы можем прогнозировать о том, что сфера бюджетная, сфера, которая в ближайший коротко срочный, а может среднесрочный период станет наиболее конфликтной областью в системе взаимоотношений власть – общество. В здравоохранении это уже явно проявляется, а дальше это может возникнуть и во всех других сферах – это образование, социальная защита и так далее. Теперь давайте перейдем к следующему разделу. Дмитрий Гаврилович расскажет нам о том, как распределились позиции акторов основных.

Дмитрий Стрелков: Вот мы, собственно, и переходим к основным рейтинговым составляющим. Позиции основных политических деятелей и городской и региональной власти. Революционных изменений, как вы понимаете, не произошло. Сложившиеся тренды продолжают сохранять себя и удерживать, но все-таки изменения определенные есть. Вот смотрите, как сентябрь, так и октябрь по сравнению с другими месяцами нашего рейтинга показал усиление позиций губернатора Шанцева, в том числе и роли в управлении города. Если, например, март, апрель, май, июнь, июль, август показывали устойчивую «семерку», то в настоящий момент он имеет восемь баллов и даже чуть более восьми. Могу указать на еще очень важное обстоятельство. Мои коллеги не видят, что происходит внутри экспертных оценок, а я вижу, потому что я вживую перебираю их анкеты. Нужно отдавать себе отчет: те баллы, которые вы наблюдаете – это все-таки средний балл, среди наших экспертов встречались как резко негативные и в сентябре, и в октябре, так и крайне позитивные. С моей точки зрения, это связно с неоднозначностью позиции губернатора Шанцева. С одной стороны, он, безусловно, мощный, стабильный, сильный руководитель, триумфатор, победитель на выборах, с другой стороны, часть экспертов воспринимает его, как политическую фигуру, которая концентрирует весь объем политического внимания и влияния на себе, не позволяя развиваться другим тенденциям, площадкам социально-политической жизни. Если мы посмотрим на основных участников нашего рейтинга, которых мы определяем, как основные акторы, я бы хотел обратить внимание, что в основном, картина продолжает оставаться той же. У Кондрашова позиции держаться на том же уровне, то есть они колеблются между «шестеркой» и «семеркой» и приближаются к семи баллам. Он на втором месте после Шанцева. А вот позиции Сорокина, который хотя и занимает устойчивое третье место по уровню влияния и значимости в управлении городом, все же несколько ослабли, пусть и незначительно. Далее я бы, пожалуй, отметил бы еще такое обстоятельство, как заметное ослабление позиций полпреда Бабича. Если на протяжении последнего времени в августе и сентябре он держался на уровне пяти-шести баллов, то сейчас снизился даже несколько ниже четырех. С моей точки зрения с тем, что позиции полпреда, как правило, активизируются и привлекают к себе внимание в определенные драматические периоды политической истории региона и города. Прежде всего, это было связано с выборами, то есть проблематика судьбы региона, перспектив его развития. Соответствующим образом привлекло внимание к позициям полпреда, который с точки зрения экспертов транслирует, отвечает, поддерживает и контролирует позицию федерального центра. В силу того, что выборы остались у нас в прошлом, система политическая стабилизируется, становится ясно, что является ее основными реперными точками и ключевыми фигурами. Соответственно интерес к фигуре полпреда снижается. Есть у нас и другая группа – влиятельные акторы, если основные акторы те, которых эксперты самостоятельно оценивают все, выбирая их значимых, ключевых фигур, то влиятельные акторы, то это те, которых оценивают не все эксперты. Некоторые, но больше двух. Смотрите, какая ситуация. Здесь у нас тоже происходят определенные подвижки. Неожиданно в зоне, прежде всего я бы обратил внимание, что список влиятельных акторов у нас достаточно широкий, плюс тут появились новички, их не мало. Здесь появился Антонов, здесь появился Байер, Макаров, Паков, Сулима и Фельдман. Я бы обратил внимание вот на какое обстоятельство, на именно те фигуры, которые появившись сразу, собрали большое число положительных оценок, причем их оценил не один эксперт. Обращают внимание высокие оценки Антонова, потом Байера, и, можно указать, интересней всего Антонов и Байер. Высокие оценки Байера связаны с динамикой, которая обнаруживается в настоящий момент в правительстве, процессом формирования правительством области. То есть это тот процесс, который уже за пределами этапов выборов начинает привлекать внимание экспертов. Вот этот процесс внутри региона, с моей точки зрения, привел к тому, что внимание даже от городских политиков было отвлечено, и ряд из этих политиков несколько ослаб в оценках экспертов. В частности, можно обратить внимание на ослабшие позиции Бирмана, который традиционно держался в диапазоне четыре с половиной – шесть даже тогда баллов, сейчас он опустился до трех с половиной. Если говорить о так называемых ситуативных акторах, которых отметили по одному эксперту. Я бы, пожалуй, отметил здесь, что, не смотря на стабилизацию общей политической жизни после выборов, эксперты замечают некоторое ее оживление на определенном уровне, и, с моей точки зрения, осуществляют своеобразный поиск. Они пытаются рассмотреть, что же станет дополнительными опорными точками помимо сложившейся системы персонально закрепленного влияния в городе и регионах. Что же может быть источником динамики и развития? Поэтому, например, количество ситуативных акторов у нас увеличилось по сравнению с сентябрем с 11 до 1 7 человек. Вот если коротко.

Евгений Семенов: Я бы добавил буквально два слова к этой таблице, которая связана с влиятельными акторами. В частности, что касается Байера, чем объясняется его очень заметный рост, высокая динамика. Смотрите. Байер представлял систему муниципального управления, имел отношение к более низкому уровню. Байер, как вы знаете, возглавлял «Водоканал», но стал министром ЖКХ. И это подчеркивает, что система управления на уровне города и региона – это взаимосвязанная система, это подчеркивает такую связь и менеджерскую, и политическую. Это одна единая система, и переход одного менеджера, специалиста на более высокий уровень не означает переход конфликтный, не означает, как это часто бывало, что переход связан с какими-то политическими противоречиями. А это естественное взаимодействие, новое качество работы внутри регионального и муниципального менеджмента. И это говорит о том, что система достаточно устойчивая. Об этом сказали коллеги. Она делегирует и с одной стороны, а с другой стороны она мобилизует с разных уровней специалистов, подчеркивая свою устойчивость. Андрей Васильевич, у вас по этому поводу есть что добавить?

Андрей Дахин: Я бы добавил только, что во всей этой обойме, во всех трех таблицах, собственно говоря, только в ситуативных акторах есть фигура поля гражданской активности. Я отмечу Каюмова, например, здесь; владыка Георгий появился, как ситуативная фигура, хотя в других рейтингах он постоянно присутствует так сказать в листе. Я бы сказал, что, конечно, это отражение некой реальной ситуации о том, как происходит управление. Оно, конечно, происходит в основном по лекалам административного характера, в котором, так сказать, гражданские сообщества, активисты находятся на периферии. Они появляются только эпизодически, в каких-то, к сожалению, чаще всего в конфликтных и около конфликтных ситуациях. То обстоятельство, что месяц оценки – это тот месяц, когда были представлены некие результаты по итогам такого гражданско-муниципального партнерства. В этом поле все равно эксперты не увидели новых интересных фигур, которые могли бы претендовать на роль более-менее постоянных лидеров. И это говорит о том, что, в принципе, у системы есть определенные элементы уязвимости. Потому что она пока не достаточно открыта в сторону партнеров с гражданской стороны из городской среды. И мне кажется, что нынешний рейтинг – это еще раз подчеркивает. Хотя фамилия Каюмова – это такой индикатор, для меня. Вы знаете организацию «Дронт» – она достаточно активна и профессионально работает в своей нише, Асхат Каюмов сам по себе такой известный человек и специалист. То есть для нас – это в некотором случае индикатор, который показывает, что в городе люди могут быть, они не находятся в администрации, они активно действуют в городской среде. На базе НКО, конфликтов как таковых, если нет реальной ситуации, не возникает, и более того можно там определенно взаимодействовать. То есть за этой фигурой, хотя они ситуативно всплывает, эпизодически, надо видеть некий прообраз еще подобных людей в городской среде, которые, конечно, создали бы такую устойчивую, более сбалансированную систему государственного муниципального управления в городе.

Дмитрий Стрелков: Я бы добавил. Усилил бы, что сказал Андрей Денисович, следующим обстоятельством. Он, характеризуя ситуацию, сказал, что эксперты видят систему управления. Но мы экспертам предлагаем не оценивать систему управления, а оценивать систему развития города. Мы предлагаем обратить внимание на весь объем пространства социальной жизни города. Но верно, они сосредотачиваются на системе управления городом, когда говорят о развитии, не замечая других площадок, плацдармов и возможностей.
Евгений Семенов: Давайте перейдем к заключительному разделу нашего рейтинга – событиям, и посмотрим, как позиции ведущих акторов, самых влиятельных людей отразились, сформировались на фоне событий произошедших. Вот смотрите, сейчас мы представляем такую объемную ленту событий. Всего их представлено 11, а выбор предлагался из почти 30 событий. Октябрь был насыщенный на события, и мы, как правило, ограничиваемся пятеркой событий, но здесь мы не смогли этого сделать, потому что эксперты фиксировали важность тех или иных событий, и здесь очень высокая динамика оценок. Я бы сказал, что наиболее суммарно наибольшее внимание экспертов привлекли следующие события. Значит, объявление о новом составе регионального правительства, который сделал губернатор Шанцев, пуск тепла в Нижнем Новгороде, который прошел в свое время быстро и без аварий и, соответственно, к этому можно добавить еще, что ликвидирована очередность в детские сады и такая наибольшая суммарность. Вот такие события. События нам как раз дают в том числе, почему изменяются рейтинги и положение тех или иных политиков. Посмотрите, если у нас в частности мы в рейтинге влиятельных основных акторов фиксируем, что позиция Шанцева поднимается и укрепляется заметно, а позиция Сорокина падает в частности. Календарь событий дает нам понятие, почему это происходит. Понятно, что это авторская интерпретация, но она имеет право на то, чтобы быть представлена. Одна серьезная проблема, связанная с положением оппозиции Шанцева была, по мнению экспертов, решена. Шанцев представил состав нового правительства, в котором с одной стороны изменил структуру, а с другой стороны изменил персональный состав. Одно главной темой, которая здесь не отмечена, но она, как мы с вами понимаем, звучит, отражается во внимании экспертов, являлся ответ губернатора на определенные социальные ожидания. Социальные ожидания, связанные с фигурой Аверина. Эта проблема не столько управленческая, сколько проблема управленческо-политическая. Мы не будем сейчас рассказывать все, что связано с фигурой Аверина. Но эта тема обсуждалась очень долго, она не уходила с повестки дня полгода и даже большего времени. И перед губернатором стоял очень серьезный выбор, сделать выбор в пользу качеств менеджера Аверина или каких-то иных факторов влияния, которые не возникали в публичном пространстве, или решить вопрос в пользу, связанную с общественным мнением. Губернатор этот выбор сделал. И этот выбор эксперты отметили, как конструктивный и явно и совершенно обладающим позитивными характеристиками выбор. Отсюда, на мой взгляд, решение этой проблемы, повлияло на рост позиций губернатора Шанцева. Следующий вопрос – пуск отопления в Нижнем Новгороде прошел своевременно и без аварий. Здесь все участники процесса, независимо от того, принимают они в нем участие или нет, получают достаточные высокие оценки. Конечно, это в большей степени заслуга главы администрации Кондрашова и самой администрации. Это действительно факт, впервые за много лет, и вы сами как журналисты, можете это со всей очевидностью зафиксировать, пуск тепла прошел как-то незаметно – об этом не писали, не создавали чрезвычайных аварийных бригад. Не выставляли календари или в газете, когда, в какое время запустится, сколько домов осталось. Он прошел как-то очень блекло, но на самом деле он прошел так, как должен проходить. Он впервые за много лет прошел так, как должен проходить на профессиональном высоком и технологическом уровне, его никто не заметил. Статистические данные свидетельствуют, что количество жалоб сократилось в четыре раза по сравнению с предыдущим годом. Посмотрите, мы можем зафиксировать, что городская администрация вышла на необходимый нужный профессиональный управленческий и технологический уровень. Она стала соответствовать во многом своему положению, статусу, своим профессиональным обязанностями. И, конечно, вы видите: как у нас система управления городом, хотим мы или не хотим, она комплексная, у нас система двуглавая. При этом мы прекрасно понимаем, что она интегрированная в систему региональную. Поэтому и Шанцев, и Кондрашов, и Сорокин (который имел отношение он к пуску тепла или не имел) – это пространство для интерпретации, они все получают положительные оценки и, наконец, очередность в детские сады ликвидирована раньше на год назначенного срока. Без всякого сомнения, это положительный фактор, который явно свидетельствуют об изменении качества жизни. И вот теперь можно вернуться к Сорокину. Посмотрите, есть несколько позиций, которые отметили эксперты. С одной стороны, Сорокин возникает в контексте этого самого суда, где суд удовлетворяет иск о защите чести и достоинства в судебной тяжбе между Сорокиным и Гудковым, но посмотрите, как эксперты странно оценивают эту ситуацию. Эксперты оценивают негативно эту ситуацию, негативно, нежели позитивно. Эксперты здесь, конечно, не на высокий уровень активности, скорее, склоняются, что это не репутационный успех, а скорее неуспех Сорокина. И еще один момент, тоже очень любопытный, когда он подводил итоги года в октябре на пресс-конференции, на которой вы все присутствовали, что он не намерен уходить из политической жизни после 2015 года, но одновременно, в это же время, примерно на одной неделе, появилось заявление, что он не принял решение о своем участие в выборах. Эксперты оценивают это как скорее негативное событие. И смотрите, парадоксальность, с другой стороны абсолютная самокритичность и связанность всех политических процессов в регионе. За это заявление «минус» получает самый большой, ни кто-нибудь, а именно губернатор Шанцев. Не то, что Сорокин останется в политической и социальной жизни – это «минус» не Сорокину, он получает свою «минус единицу», а в большей степени «минус» губернатору Шанцеву. А если здесь губернатор получает вне самого сомнения позитивные оценки за то, что он изменил состав правительства, то перспектива его политического проекта, одна из деталей его политического проекта, получает негативные оценки. Вот, что можно сказать о событиях. Коллеги, если готовы присоединиться, пожалуйста, прокомментируйте.

Дмитрий Стрелков: Я бы отметил два события, которых Андрей Евгеньевич не коснулся, они идут с большими нагрузками, много внимания обращают на них эксперты, и они собирают, как раз максимально напряженности в своих оценках, преимущественно участникам оценки даются отрицательные. Прежде всего, это принятие законодательным собранием Нижегородской области нового порядка определения размера налога на имущество физических лиц, резко повышающего расходы граждан. Здесь можно увидеть, что и Шанцев как губернатор, и Лебедев как председатель областного парламента, и Бабич как полпред, получают отрицательные оценки. При этом наиболее жестко оценен Бабич, видимо, это связано с тем, что все-таки эта ситуация оценивается как федеральная, в данном случае она рассматривается, как федеральная инициатива. Отрицательные оценки регионалы получают как пассивные проводники, то есть те, которые, как те, кто не проблематизировал ситуацию, а принял ее к исполнению. Во всяком случае, внимание и жесткость в оценках на этом факторе собирается много. Еще хотел обратить внимание на обстоятельства информационно-политической ситуации, которая вызывает максимальное напряжение. Это заболеваемость ВИЧ-инфекцией в Нижегородской области с января по сентябрь возросла на 45%, здесь опять жесткие оценки экспертов наблюдаются. Практически антигероем становится Карцевский – «- 4,8», у Шанцева «- 3,2», «-2» у Сорокина. В данном случае, я полагаю, эксперты воспринимают ситуацию и в городе, и в регионе, как зону специфической ответственности этих фигур. Они считают, что явно осуществлена здесь недоработка, и разговор идет не только о здоровье, разговор идет о безопасности в городской жизни, поэтому такие высокие и жесткие оценки.
Евгений Семенов: И опять можем мы проследить взаимосвязь: зона напряжения в здравоохранении по первой таблице, мы с вами об этом говорили. Карцевский уходит из состава правительства и получает наименьшие оценки. И, соответственно, сам факт, рост заболевания иммунодефицитом, на 45%. Все эти вещи взаимосвязаны и отражаются на социальных практиках. Андрей Евгеньевич, добавите что-то?

Андрей Дахин: Я просто обратил внимание, что табличка событий показывает, насколько разноплановой является повседневная активность известных лиц в нашей политике. Показывает, что наблюдатели четко понимают и способны оценивать положительно, отрицательно роль основных персонажей. Это для нас тоже очень важный блок этого рейтинга, потому что, в конечном счете, мы пытаемся понять, как экспертное, интеллектуальное сообщество города воспринимает разные аспекты деятельности администрации, где накапливаются «минусы», условно говоря, и с чем связаны «плюсы». Потому что еще раз повторимся, наверное, для нас эти данные являются своеобразными показателями общественного интеллектуального спроса на какие-то задачи, действия. И здесь, конечно, то, что достаточно разные оценки, подчеркивают по разным позициям, говорит о том, что общественное мнение способно отделять, как говорится, «мух от котлет».

Евгений Семенов: Спасибо, коллеги. И мы готовы ответить на ваши вопросы. Пожалуйста, если такие есть.

Корреспондент: Скажите, пожалуйста, вот вы сказали, появление Каюмова первый раз произошло, связанное с гражданским сообществом. Означает ли это, что власть недостаточно работает с городскими сообществами, что он один или нет?

Андрей Дахин: Я оцениваю, что гражданские активисты только в ситуативных каких-то акциях в городской среде появляются. Я все-таки оцениваю таким образом, что механизмы партнерства гражданско-социального они работают слабо. Основную нагрузку на городские власти хотят, основную работу они хотят силами чиновников, силами административно-управляемых подразделений, ресурсами бюджета. Вот такая установка здесь прослеживается. На мой взгляд, это слабо определенное звено, нужно вот это крыло партнерское расширять и в каких-то ситуациях оно может быть и спасительным кругом.

Дмитрий Стрелков: Я внес бы небольшую правку – в вашем вопросе я услышал не учтено одно обстоятельство. Что касается Каюмова, это не отменяет общую характеристику ситуации, которую привел Андрей Васильевич. Что касается Каюмова, то он у нас сейчас оказался в ситуативных акторах, один оказался, его один из экспертов упомянул. Но бывали ситуации, когда и два, и три эксперта упоминали его, как важную фигуру. И он попадал, у нас в важные акторы. Но это не отменяет скудности ситуации, не отменяет обстоятельства, связанные со скудностью развития гражданского движения и восприятия его и СМИ, и экспертами. Эксперты не различают, плохо видят гражданскую активность в регионе, плохо различают степень значимости и влиянии в этой ситуации, поэтому сосредоточены в основном на анализе системы управления.

Евгений Семенов: Не различают не в том смысле, что они не разбираются, а что там низкий уровень содержания и динамики.

Дмитрий Стрелков: В информационном поле не видят.

Евгений Семенов: Пожалуйста, еще вопросы.

Корреспондент: Есть ли какие-нибудь тренды ноября, что уйдет в тень, что выйдет?

Евгений Семенов: Но то, что я уже сказал, я начну. Мы ожидаем рост напряженности в социальных сферах. Здравоохранение – это уже зафиксировано, в сфере малого бизнеса – это связано с федеральной повесткой дня, и даже наш рейтинг городской в том числе на системе разработанных нами индикаторов показывает, что региональное пространство зависит от федеральной повестки дня и то, что происходит на уровне региональном, международном, российском немедленно отражается на региональном и городском уровне, поэтому все, что связано с федеральной повесткой дня будет отражаться и в том числе и на нижегородской повестке. Если говорить о сугубо нижегородских проблемах, то наступит зима, и мы еще раз попробуем рассмотреть и испытать, и она вместе с нами попробует испытать на прочность действующую систему муниципального управления. И я думаю, что на ряде факторов это отразится. Кроме того, ноябрь – это время принятия бюджета будущего года, сфера финансово-экономическая тоже попадет в сферу динамики и будет тоже каким-то образом зафиксирована экспертами. Вот четыре таких тренда.

Корреспондент: А можно сказать подробнее, каким образом снижение рубля влияет на рейтинг?

Евгений Семенов: Не стоит, это не тема нашей конференции, мы не министерство финансов и Центробанк. Мы можем на эту тему говорить, но это далеко уведет от заявленной проблематики. У меня предложение, я хотел сказать в конце об этом, наша экспертная группа регулярно готовит аналитический доклад, в котором оцениваются итоги года и намечаются перспективы этого года. Сейчас мы уже приступили к подготовке этого доклада, который оценит итоги 2014 года и некоторые краткосрочные перспективы 2015 и 2016 годов, может и до 2018 года. Там будут выявлены эти проблемы, эти тренды. Там мы подробно с вами поговорим, как мы обычно это делаем в январе, как мы это делали в 2014 году.

Дмитрий Стрелков: Я по поводу вашего вопроса хотел отозваться. Я его услышал, понял, он важный. И заключается в следующем: эксперты у нас в силу специфики их положения, я оцениваю их как квалифицированное общественное мнение, общую их позицию, они все-таки не являются проводниками прямого протеста. Они понимают, что ситуация в городе и в регионе находится в некотором общем контексте, и они ее оценивают. Эту специфику нужно учитывать. У них есть некоторая специфическая инерция оценок, они все-таки понимают возможности городских и региональных руководителей, поэтому с этой точки зрения оценки выставляют.
Корреспондент газеты «Город и горожане»: Можете ли вы выдвинуть гипотезу, почему экспертное сообщество в ситуации с составом городской думы достаточно высокие балы дало Шанцеву и Кондрашову, а Сорокину пусть небольшой, но «минус».

Евгений Семенов: Я готов это прокомментировать следующим образом. Это моя точка зрения, но судя по тому, как здесь высокий уровень оценки, это высокая суммарная цифра, это не только так я думаю, и еще ряд экспертов думает так же. Сорокин несколько раз в силу должности, не потому что он так думает, а в силу должности, которую он занимает, а он еще и председатель городской думы озвучивал альтернативные проекты формирования думы. Вы помните, в начале осени была предложена модель, связанная с федеральным законодательством, 46 депутатов при 10 креслах для списочников, по партийным спискам депутатов. И соответственно, 36 из депутатов должны были пойти по одномандатному. Были общественные слушания на эту тему. И общественные слушания согласились с предложенной моделью. Однако дума вдруг сняла с повестки дня этот вопрос. Хотя это время, когда все подготовлено, все согласовано, такое абсолютное благолепие и согласование с общественным мнением. Это только говорит о качестве общественных слушаний и больше ни о чем другом. Вдруг через некоторое время Сорокин комментирует снятую тему с повестки дня следующим образом, что в комиссиях идет бурная дискуссия по этому вопросу. В том числе, может быть это и его мнение, но он его не озвучил. В том числе, возникает предложение формировать состав думы полностью по одномандатному принципу. Вдруг через некоторое время, буквально через несколько дней, Шанцев выходит с предложением увеличить еще на одного человека состав , от 46 довести до 47 и сохранить смешанную систему, где не только сохранить десять портфелей или кресел для списочников, по партийным списком кто выбираются, но увеличить до 12. Что составляет 25 процентов от состава думы. Если смотреть на думу, как на акционерное общество, то мы понимаем, если 10 человек, 12 человек – это 25 процентов. Блокирующий пакет. Это совершенно иная модель, и Шанцев предлагает, на мой взгляд, личное мнение, предлагает более демократическую систему, более управляемую из вне систему. И в этом смысле он получает больше позитивных оценок. А Сорокин, который, может быть, к этому не имеет отношения, так сложилась история, что он все время это представлял и озвучил, получает негативные оценки. Вот в чем, на мой взгляд, это объясняется.

Корреспондент: Какова роль Кондрашова?

Евгений Семенов: Вот какова роль Кондрашова в этом процессе я так скажу кратко: он воспринимается экспертами как сторонник модели Шанцева, и соответственно получает в большей степени позитивные оценки.

Дмитрий Стрелков: Я бы высказался по этому поводу, потому что вопрос с моей точки зрения принципиальный. Шанцев, Кондрашов, Сорокин – это подвопрос более крупного вопроса. Он связан с тем, что у экспертов есть ряд претензий, вопросов, не до конца и внятно артикулированных вопросов вообще к парламентскому лидерству в принципе и в регионе в частности, и в городе. В принципе, возможности, которые есть у парламентских лидеров, у Законодательного собрания и городской думы обладают очень большим потенциалом, но с их точки зрения этот потенциал не используется или искажается в своем использовании. Поэтому на эти лидирующие позиции эксперты смотрят давно, внимательно и очень строго. То есть тот факт, что например, по любым рейтингам, будь-то парламентский или массовый, у нас парламентская фигура по уровню оценок находится внизу и значительно ниже исполнительной власти. На экспертном уровне обнаруживает себя в претензиях, которые предъявляются к лидерам, которые никак не содействуют развитию этой площадки систем социально-политических отношений. Поэтому проекция на Сорокина выставляется, в данном случае, переходя к этим конкретным оценкам, сказал, что здесь имеет место при оценке Шанцева, Кондрашова, Сорокина определенное противопоставление друг другу и оценка всей системы. Например, Шанцеву выставляются преимущественно положительные оценки, его воспринимают как человека на своем месте, исполняющего преимущественно свои функции. К Кондрашову точно так же, как к исполнителю, как к руководителю городского хозяйства, выставляются преимущественно положительно оценки, исходя из того, что он в рамках своих полномочий и функций. А по отношению к Сорокину и Лебедеву: одному, по причине того, что его не видно, и он не заметен, а другому потому, что он проявляет активность специфическую, не совпадающую с представлениями о контуре функций и задач, городскому главы выставляются оценки менее приятные. Хотя надо заметить, что если вы смотрите на оценку экспертов системы управления, то эта тройка всегда впереди.

Корреспондент: Означает ли это, что эксперты оценивают ситуацию с городской думой, как несамостоятельную, Сорокин, как несамостоятельный лидер?

Андрей Дахин: Вопрос понятен. С точки зрения самостоятельности и несамостоятельности эксперты не смотрят на этот треугольник, потому что уровни самостоятельности они уже понятны. Понятны степени свободы. Речь идет о том, в какой мере каждый из участников этого треугольника освоил свою нишу и находится в нише своих полномочий. Насколько он адекватно в ней находится. И оценки в данном случае, я полагаю, те же оценки низкие Сорокину со знаком «минус», связаны с тем, что он хуже, чем Шанцев и Кондрашов, кажется вписавшимся в свой функицонал. «Плюс» в данной конкретной ситуации он действительно, обозначив, высказав ситуацию в думе, он никак не обозначил свою личную позицию, она осталась не озвученной, поэтому все воспринимает как-будто это и его точка зрения тоже.

Корреспондент: Я хотел спросить про новый состав регионального правительства. Значат ли положительные оценки экспертов то, что они одобряют кандидатуры?

Евгений Семенов: В какой-то мере вообще оценивается, конечно, не конкретная кандидатура, а оценивается само событие, что они именно так произошли. Изменения структуры, изменения персонального состава. Эксперты оценивают, что это позитивные, конструктивные изменения.

Андрей Дахин: То есть фигуры, которые вызывали сомнения, скажем так, они ушли. Фигуры, которые остались, они в принципе воспринимаются как такие профессиональные и способные решать реальные проблемы.

Евгений Семенов: Есть ли еще вопросы? Нет. Тогда я несколько слов в заключение скажу. Спасибо большое! Мы с вами увидимся теперь в декабре, где подведем итоги ноябрьского рейтинга, представим вам итоги ноября в рейтинге, и это будет не совсем традиционная пресс-конференция. Хотя мы, конечно, ждем от вас обратной связи, нам с вами очень интересно взаимодействовать. Вы задает вопросы, которые заставляют нас задуматься, и, в том числе, каким-то образом работать внутри экспертного сообщества. Необычность декабрьской встречи будет состоять в том, что мы соберем всех экспертов, которые здесь возникают как члены тайного ордена, хотя вы всех их знаете. Они будут участвовать в этом мероприятии. Мы проведем нашу встречу в формате круглого стола. На этой встрече мы планируем не только подвести итоги ноября, но и посмотреть на итоги проекта от марта до конца года. Подвести итоги, увидеть какие-то тенденции, тренды и поговорить в целом о том, чем жил регион, предварительно оцениваем через именно эти инструменты эту оптическую экспертную систему. Поэтому встретимся в начала декабря. Спасибо большое.